Социально-экономическая и политическая обстановка в России в годы войны

Участие в невиданной по своим масштабам войне вызвало сильнейшее напряжение сил России, существенно отразилось па состоянии ее экономики, обострило социальные отношения в стране, а к концу 1916 г. привело к острому социальному и политическому кризису.

За время войны было мобилизовано в армию более 25% взрослого мужского населения страны — наиболее работоспособной ее части. На фронт отправлено 20% кадровых промышленных рабочих. Объем женского труда в промышленности увеличился на 10%. В сельском хозяйстве основные мужские работы легли па плечи женщин. Для военных нужд было реквизировано 2,6 млн лошадей, что особенно тяжело отразилось на состоянии сельского хозяйства. Лишение деревни значительной части работоспособного населения и миллионов голов тяглого скота, практически полное прекращение импорта сельскохозяйственных машин (импорт составлял более половины их потребления), германская оккупация десятков западных губерний (всей Польши, Литвы, части Прибалтики, Западной Белоруссии и части Западной Украины) привели к сокращению посевных площадей: за годы войны площади посевов в стране сократились на 12% (с 85,7 млн до 75,9 млн десятин), сбор хлебов упал на 20%. Однако среднегодовой сбор хлебов (4,4 млрд пудов) был еще вполне достаточен для обеспечения армии и города, тем более что практически прекратился экспорт зерна, а также другой сельскохозяйственной продукции. Правительственные закупки хлеба для нужд армии хотя и резко возросли в военное время (до 450 млн пудов в год), но они составляли менее половины вывозимого до войны из страны зерна. Таким образом, не сокращение производства хлебов явилось причиной кризиса продовольствия, а плохая организация его закупок и особенно расстройство транспорта. В силу этих причин в январе 1916 г. поступление хлеба на фронт составило лишь половину требуемой нормы, а к концу 1916 г. — не более одной трети. В конце 1916 г. в31 губернии была введена хлебная разверстка, которая, как полагали, должна была дать 711 млн пудов зерна для армии и города. За поставку установленного количества хлеба отчитывалась вся губерния в целом. В декабре 1916 г. было решено довести продразверстку непосредственно до каждого крестьянского двора. Сократился сбор картофеля, льна, конопли и других сельскохозяйственных культур, одновременно резко упал и их экспорт. Производство сахара уменьшилось на 1/3 (с 126 млн до 82 млн пудов), и в 1916 г. на него были введены карточки, продажа мяса на рынке за три года войны сократилась в 4 раза.

В сфере промышленности большинство предприятий в начале войны сокращало производство. Оккупация в ходе военных действий крупных промышленных районов в Польше и Прибалтике привела к спаду промышленного производства России па 20%. Произошло значительное снижение производства в легкой промышленности, но происходил рост тяжелых отраслей промышленности, работавших на войну. Возникали и комбинированные предприятия: например, металлургические заводы обзаводились собственными угольными шахтами, механическими цехами. К началу 1917 г. продукция металлообрабатывающей промышленности возросла в 3 раза, химической — в 2,5 раза. Особенно значительно увеличилось производство различных видов вооружения и боеприпасов: винтовок — в 11 раз, орудий — в 10 раз, снарядов к ним — в 20 раз. Возникли новые специализированные автомобильные, авиационные и химические предприятия по производству оптического стекла, взрывчатых веществ, основывались новые предприятия по металлообработке и машиностроению. Таким образом, к 1917 г. русская армия была значительно лучше обеспечена вооружением и боеприпасами, чем в начале войны. И все же, несмотря на такой значительный рост производства вооружений и боеприпасов, он не удовлетворял потребностей фронта; приходилось размещать заказы в союзных странах (например, заказы в США даже на производство казачьих пик).

В годы войны существенно возросла роль банков, которые удвоили свои капиталы, вкладывая средства в наиболее доходные отрасли промышленности, работавшие на войну. Они приобретали акции крупнейших заводов или целиком скупали эти заводы.

Однако в тяжелом положении оказался транспорт, особенно железнодорожный. В период войны 2/3 железных дорог находились в ведении и подчинении военных властей и обслуживали потребности фронта. Кризис железнодорожного транспорта проявился уже в декабре 1914 г. Отступление армии, эвакуация людей и заводов, переброска войск тяжело легли на железные дороги, которые не справлялись с резко возросшими перевозками. Резко упало снабжение железнодорожного транспорта паровозами и вагонами. В июле 1916 г. был сделан большой заказ на железнодорожное оборудование в США, но он был реализован уже Временным правительством. В сентябре 1915 г. было начато строительство стратегически важной железной дороги от Петрозаводска до Мурманска протяженностью в 1200 верст. Она была построена в рекордно короткий срок и вступила в строй в начале 1917 г.

Кризис железнодорожного транспорта привел к ухудшению снабжения армии и городов, сокращению производства топливной и тяжелой промышленности. В 1916 г. не было вывезено до 1/4 планируемых грузов. Порты Архангельска, Мурманска, Владивостока были завалены импортируемыми стратегическими грузами, которые не могли быть своевременно отправлены по назначению. Подвоз продовольствия в Петроград упал наполовину, а в Москву — на 2/3.

Из-за сокращения топливной промышленности и расстройства транспорта уже в 1915 г. страна переживала острейший топливный кризис. Петроград получал лишь 49%, а Москва 46% необходимого им топлива.

Война потребовала громадных финансовых затрат, которые исчислялись в размере 39 млрд руб. В основном привлечение средств проводилось за счет рост;; налогов и внутренних займов (внешние займы составили немногим более 6 млрд руб. — около 15% всех расходов). Страна вошла в полосу инфляции. С июля 1914 г. по январь 1917 г. цены на основные товары потребления возросли в 4—5 раз. За месяц казна тратила больше средств, чем за год Русско-японской войны. 7,5 млрд руб. дали внутренние займы, 6,3 млрд руб. — внешние займы, 5,4 млрд руб. было получено за счет дополнительной эмиссии денежных знаков. Количество бумажных денег возросло в 6 раз и покрывалось золотым обеспечением лишь на 15%. До февраля 1917 г. было выпущено 8 внутренних займов на общую сумму 8 млрд руб., а иностранных кредитов взято на 6,3 млрд руб., которые шли на заказы вооружения и боеприпасов. Проценты по займам иностранным кредиторам уплачивались золотом и стратегическими материалами.

В 1915 г. по инициативе представителей московской буржуазии (Гучкова, Рябушинского, Коновалова и Терещенко) был поставлен вопрос о создании военно-промышленных комитетов для руководства военно-экономической стабилизацией тыла страны. В июле того же года состоялся 1-й съезд военно-промышленных комитетов, через которые русская буржуазия стремилась оказать влияние на структуры власти. В 1915 г. правительство создаст непосредственно подчиненные императору Особые совещания но обороне, топливу, продовольствию, перевозкам и устройству беженцев, с самыми широкими полномочиями и привлечением к участию в них представителей буржуазии. Во главе Особого совещания по обороне был поставлен военный министр, роль которого резко возросла. Совещание осуществляло высший надзор за военными предприятиями, основывало новые производства, распределяло военные заказы. В руках военного министра находился "военный фонд", за счет которого происходило финансирование всех военных заказов. В его распоряжение поступали и все заграничные займы.

Помимо Особых совещаний создавались и органы по непосредственному регулированию отдельных отраслей промышленности — комитеты по снабжению сырьем хлопчатобумажной промышленности, по металлургии и пр., в которых ведущую роль играли промышленные и банковские воротилы. Тем самым буржуазия получала возможность существенного обогащения за счет военных заказов и влияния на государственный аппарат. Сращивание монополистов с государственным аппаратом способствовало формированию военного государственно-монополистического капитализма.

Активизировали свою деятельность земские и городские органы самоуправления. 5 сентября 1916 г. Всероссийский земский союз и Союз городов (появились в 1915 г.) объединились в Земский и Городской союз (Земгор), чтобы централизовать военные поставки малых предприятий.

Армия, несмотря на обозначившиеся в ней процессы разложения, еще сохраняла боеспособность. К концу войны в результате перестройки промышленности для военных нужд существенно улучшилось снабжение армии вооружением и боеприпасами. В то же время иссякали ресурсы австро-германского блока.

Однако долгая изнурительная война, связанная с огромными материальными лишениями народа, вызвала рост антивоенных настроений. Охвативший в начале войны все слои населения шовинистический угар сменился разочарованием и недовольством политикой правительства. Нарастание оппозиционных и революционных настроений в стране вылилось зимой 1916—1917 гг. в общенациональный кризис. В Государственной думе и в либеральной печати все резче и откровеннее раздавалась критика политики царизма и выдвигалось требование создания "ответственного министерства" (т.е. министерства, назначаемого Государственной

Высший и центарльный государственный аппарат и общественные главные комитеты России (1914-1917)

думой и ответственного перед нею, а не перед царем). 13 августа 1915 г. в органе партии прогрессистов "Утро России" был опубликован намечавшийся ими состав "министерства доверия". Было сделано официальное обращение к царю о создании "кабинета национальной обороны", ответственного перед страной и опирающегося в своей деятельности на думское большинство. Но царь не шел ни на какие уступки. Более того, он строил планы роспуска Думы. На второй сессии Государственной думы 1 августа — 16 сентября 1915 г. по инициативе прогрессистов большинство депутатов Думы (до 3/4 ее состава) образовали Прогрессивный блок. К нему примкнула и половина членов Государственного совета. Прогрессивный блок выдвинул следующие требования: создание правительства, "пользующегося доверием страны", объявление политической амнистии, прекращение религиозной дискриминации, предоставление автономии Польше, решение финляндского вопроса, пересмотр земской (1890) и городской (1892) контрреформ. Николай II ответил на эти требования указом от 16 сентября о приостановлении заседаний Думы. Очередная ее сессия состоялась 13 ноября — 30 декабря 1916 г. На сессии резко усилился критический настрой думских депутатов. С яркой и нашумевшей речью выступил Милюков, в которой заявил, правительство проводит политику под влиянием "либо глупости, либо измены". Л. Ф. Керенский потребовал отставки "всех министров, предавших страну".

В связи с усилением думской оппозиции правящие круги строили планы разгона IV Думы и созыва V Думы, состоящей из дворян и духовенства, и лишения представительства в этом органе буржуазии и других сословий.

Правительственный кризис выразился в "министерской чехарде" — частой смене министров. За 1915—1916 гг. сменилось 4 председателя Совета министров, 4 военных министра, 6 министров внутренних дел, 4 министра юстиции. Совет министров из-за частой смены его состава стали называть "кувырк-коллегией". На фронте и в тылу распускались слухи о связях императрицы Александры Федоровны с ее германскими родственниками. Секрет-нос расследование установило, что их источником был Генштаб.

23 августа 1915 г. Николай II, не без влияния дворцовой камарильи и своей жены Александры Федоровны, сместил великого князя Николая Николаевича с поста

Верховного главнокомандующего, приняв на себя его функции. Объяснялось это необходимостью "поднять дух армии". Николай Николаевич был назначен наместником на Кавказ и командующим Кавказским фронтом. Этот шаг царя не способствовал улучшению дел па фронте. Находясь в Ставке в Могилеве, Николай практически перестал управлять страной. Но и на фронте роль царя сводилась к ежедневному выслушиванию часового доклада начальника штаба действующей армии М. В. Алексеева о положении дел па фронтах.

Неспособность царского правительства выиграть войну вызвала недовольство и в великосветских кругах. Особенно их возмущало влияние на царя и его жену Александру Федоровну Григория Распутина, за спиной которого стояли самые реакционные круги. 16 декабря 1916 г. он был убит "великосветскими заговорщиками": князем Феликсом Юсуповым, великим князем Дмитрием Павловичем (племянником царя) и лидером правых в Государственной думе М. В. Пуришкевичем. Этот акт был воспринят в буржуазных кругах с ликованием и надеждой на изменения в правительственном курсе. Однако надежды не оправдались. В буржуазных кругах стали разрабатываться различные варианты дворцового переворота, а в это время в стране уже назревал революционный взрыв. Резкий спад забастовочного движения в начале войны сменился новой нарастающей волной забастовок: если в 1914 г. было зарегистрировано 35 тыс. бастовавших рабочих (все забастовки пришлись на первые 7 месяцев этого года, т.е. до начала войны), то в 1915 г. забастовки охватили 560 тыс. рабочих, в 1916 г. — 1,1 млн, а в первые два месяца 1917 г. — уже 400 тыс.

В движение пришла и деревня: в 1915 г. было зарегистрировано 180 крестьянских бунтов, в 1916 г. их число удвоилось. Но самым опасным явлением оказалось начавшееся разложение армии, выразившееся в массовом дезертирстве, участившихся неповиновениях приказам командиров, а иногда и расправах над ними, в солдатских бунтах и братании с неприятельскими солдатами.

Страна находилась на пороге революции, и правительство оказалось бессильным справиться с нараставшей революционной волной. Среди думцев, видных промышленников и военных созрел план дворцового переворота. 15 заговоре участвовали депутаты Думы — лидер правых октябристов

А. И. Гучков и трудовик А. Ф. Керенский, генералы А. А. Брусилов, А. М. Крымов и М. В. Алексеев, влиятельные промышленники А. И. Коновалов, Н. А. Некрасов и М. И. Терещенко. Был намечен и состав будущего правительства. Характерно, что некоторые кандидаты па посты министров (Львов, Милтоков, Коновалов, Гучков, Мануйлов) потом станут членами Временного правительства.

В декабре 1916 г. перед открытием съезда городских деятелей в Москве князь Г. Е. Львов созвал секретное совещание с участием московских промышленных кругов. Совещание решило направить па Кавказ к наместнику великому князю Николаю Николаевичу депутацию для переговоров о низложении Николая II. По Николай Николаевич уклонился от этих предложений, и московские деятели вынуждены были отказаться от этого плана.

Все более росло недовольство народных масс не только старой властью, но и оппозиционной буржуазией, которую обвиняли в том, что она наживается на народном страдании.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >