Игнорирование.

Этот достаточно часто встречающийся тип взаимоотношений проявляется в том, что родители и педагоги «не слышат» друг друга, т.е. две стороны взаимодействия сосуществуют как бы каждая сама по себе, так как некие (часто внутренние) барьеры не позволяют информации стать услышанной и понятой другим. Игнорирование может быть пассивным, когда человек просто нс слышит партнера но общению и общается исключительно посредством монолога, или активным, когда в процессе общения каждая сторона (или обе) пытается показать свое превосходство и нежелание слушать партнера. Этот тип демонстративного игнорирования близок к конкуренции.

Конкуренция.

В этом типе взаимоотношений каждая сторона (одна из сторон) пытается продемонстрировать свое превосходство в какой-то области, чаще в области обучения или воспитания детей. Одна сторона демонстрирует владение новыми методами или новой информацией, которая может быть неизвестна второй стороне.

Например, педагог предлагает некую творческую деятельность, а родитель говорит, что эта деятельность устарела, дети не будут ею заниматься, есть новые творческие занятия. Хорошо, если эти новые занятия называются, и в дискуссии рождается проект совместной деятельности, однако, нередко бывает, что все ограничивается критикой. Конкуренция — тип взаимоотношений, который при позитивном использовании может принести конкретной группе много пользы. Например, будет хорошо, если педагог не станет занимать лидирующую позицию, а позволит родителям не только высказываться, но и продемонстрировать свои знания в непосредственной организации школьных дел.

Традиционным в отечественной психологии является признание за взрослым роли носителя человеческой культуры — необходимого источника развития ребенка. Культурный опыт передается в процессе общения и взаимодействия, подразумевающем установление необходимых отношений между ребенком и взрослым. Важнейшей характеристикой развития ребенка являются те отношения ребенка со взрослыми, в которые он вступает в каждый возрастной период. Л. С. Выготский впервые выдвинул идею интериоризации отношений как обязательного момента развития личности ребенка1. Однако вопрос о том, что представляют собой эти отношения, обычно считался самоочевидным и оставался за рамками экспериментальных психологических исследований.

Современные отечественные исследователи раскрывают понимание специфики отношений в системе «взрослый — ребенок», описывая ее в категориях акта развития. Взаимодействия взрослого и ребенка носят характер «со-бытийной общности» — «сплетения и взаимосвязи двух жизней с их внутренним единством и внешней противопоставленностью», где взрослый для ребенка не просто одно из условий его развития, а «фундаментальное основание самой возможности возникновения и развития субъективности, основание его полноценной человеческой жизни». В развивающихся системах «происходит постоянное преобразование связей и отношений, их взаимопревращение друг в друга, приводящее к возникновению и становлению систем нового типа (или нового уровня организации)»[1] [2].

Понятийный аппарат, описывающий особенности системы детско-родительских отношений, достаточно широк и многозначен. Чаще всего используются следующие понятия: «родительское отношение», «стиль (тип, вариант, параметр, характер) родительского поведения», «родительские установки», «родительские позиции», «тип (стиль) воспитания ребенка», «семейные и родительские роли», «стереотипы воспитания», «стиль общения», «позиция взрослого» и др. Понятие «родительское отношение» имеет наиболее общий, собирательный характер и отражает взаимную связь ребенка и родителя. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов и методов воздействия на него и взаимодействия с ним.

Понятия «родительская позиция» и «родительская установка» синонимичны и различаются степенью осознанности и характером изменения.

Родительская позиция имеет в своей основе сознательно проработанные, прочувствованные, принятые взгляды, поддающиеся конструктивным преобразованиям согласно сложившейся ситуации. Родительская позиция — это интегративная характеристика, определяющая степень эмоционального принятия ребенка, мотивы и ценности воспитания, особенности образа ребенка у родителя, представления о себе как о родителе, модели ролевого родительского поведения, степень удовлетворения родительством1. Родительская позиция также определяется триединством компонентов: эмоциональное отношение, стиль общения и когнитивное видение ребенка[3] [4].

Можно выделить такие параметры родительской позиции: динамичность, ригидность и прогностичность[5].

Родительские установки отличаются меньшей осознанностью и однозначностью, базируются на сложившихся в семье мифах, ригидны, сложно поддаются коррекции. К родительским установкам близки родительские роли — система нормативно одобренных способов, форм поведения по отношению к ребенку. В характеристику родительской роли входят также желания, цели, убеждения и чувства, социальные установки и ценности родителя или ребенка. Одним из основных психологических понятий, определяющих особенности семейного воспитания, является стиль родительского поведения — образ действия по отношению к ребенку, характерная, ситуационно неспецифическая совокупность способов и приемов взаимодействия с ним[6].

Характер системы детско-родительских отношений, а также формирование стиля детско-родительских отношений определяет множество различных факторов:

  • 1) детский опыт самих родителей. Став взрослыми, люди зачастую используют тот стиль воспитания, который применялся их родителями, и таким образом «воспроизводят» в своей семье те проблемы, которые не были разрешены в их детстве. Так осуществляется «преемственность поколений», копируются и передаются как позитивные семейные мифы, так и негативные (дисфункциональные);
  • 2) нереализованные потребности родителей. Это случай, когда родители ждут от ребенка сверхдостижений, раннего взросления или, наоборот, хотят, чтобы он был постоянно зависим от них, оставался «маленьким и беспомощным», позволяя родителю реализовать себя как умного и сильного. Для некоторых родителей воспитание становится основной деятельностью и даже смыслом жизни;
  • 3) личностные особенности родителей. Прежде всего это особенности характера и темперамента, возраст, пол, уровень образования, социальный статус и сфера профессиональной деятельности, уровень общей и педагогической культуры, национально-культурная принадлежность, религиозность родителей, их социально-историческая среда;
  • 4) отношения с супругом. Если отношения в паре не сложились, а ребенок напоминает того, кого хотелось бы стереть из памяти, демонстрирует привычки, которые были непереносимы у партнера, то, естественно, в подобной ситуации родитель будет смотреть на поступки ребенка сквозь призму своих отношений с супругом;
  • 5) обстоятельства рождения ребенка. Нередко страх потерять ребенка появляется при наличии таких проблем, как долгое бесплодие, тяжелые роды и их последствия, перенесенное в раннем возрасте ребенком тяжелое заболевание или несоответствие пола ребенка ожидаемому, осложнения в личной жизни при появлении ребенка и т.д. Все эти причины могут приводить к искажениям стиля детско-родительских отношений;
  • 6) личностные особенности ребенка. Обстоятельства появления на свет определяют и то, с какими особенностями приходит ребенок в мир, и то, насколько он похож или не похож на родителей, и то, как он воспринимает родителей и ведет себя в общении с ними. Нередко мы можем наблюдать в одной и той же семье очень разное отношение родителей к детям. Ребенок также влияет на выбор стиля отношений, нередко он влияет на ситуацию больше чем родители.

Все перечисленные факторы оказывают влияние на специфику отношений родителей с ребенком. Канадский психолог Э. Шефер и американский социолог Р. Белл предложили динамическую модель родительских отношений, основанную на двух факторах — эмоциональном (любовь — ненависть) и поведенческом (автономия — контроль)[7]. В нашей стране эта модель претерпела некоторые изменения: термин «ненависть» был заменен термином «нелюбовь», а термин «автономия» — термином «свобода».

Данная модель предполагает наличие шкалы свободы (полюса — полная свобода и несвобода) и шкалы любви (полюса — любовь и принятие, нелюбовь и отвержение). Конкретная родительская позиция определяется выраженностью каждого из компонентов и их взаимосвязанностью.

  • 1. Сочетание «любовь + свобода» в наибольшей степени содействует развитию детской личности. Ребенку необходимо чувствовать, что родители его любят просто так, а не за хорошие отметки, послушание и первые места на олимпиадах. Родительская любовь — это залог, что ребенок вырастет с чувствами уважения к себе и доверия к миру. Ребенок, которого любят, принимает себя таким, каков он есть. Еще одна составляющая отношений — это свобода, подразумевающая в первую очередь свободу выбора. Дать ребенку возможность совершать выбор иногда намного сложнее, чем проявлять любовь. Этот тип отношений позволяет активно действовать, опираясь на родительскую поддержку, веря в безусловность своего принятия, а значит, ребенок не боится совершать ошибки, двигаться вперед и познавать окружающее. Однако родителям крайне трудно бывает понять, что свобода и вседозволенность — это не одно и то же.
  • 2. Сочетание «любовь + контроль» в крайних своих проявлениях выливается в слепую любовь помноженную на тотальный контроль. К подобным отношениям склонны гипертревожные, сверхзаботливые родители. Они контролируют каждый шаг ребенка, каждого нового приятеля, любое новое увлечение. В конечном итоге ребенок начинает задыхаться в тенетах родительской любви и контроля. Ребенку трудно принимать решения, так как нет опыта выбора; в его жизни решения всегда принимались другими. Нередко у детей, участвующих в таких отношениях, пропадает познавательный интерес, потому что зачем что-то делать, если делать то, что нравится вообще нельзя. Последствием такого рода отношений становится состояние ребенка, характеризуемое взрослыми сначала как «он ничего не хочет; я предлагаю, он не делает», а далее как «он не знает, чего хочет». Загубить детскую инициативу всегда легче, чем потом восстановить желание познавать окружающее. Результатом становится мучительный поиск себя и своего места в жизни уже в юношеском возрасте.

Любовь в этих отношениях выступает чаще всего как способ шантажа: ты должен делать как я скажу, тогда ты получишь мою любовь, иначе — нет.

  • 3. Тип отношений «нелюбовь + контроль» разрушает детскую личность, так как, даже если ребенок полностью соответствует всем требованиям, его все равно не любят. Ощущение, что он любим, для ребенка жизненно необходимо, иначе возникает ощущение несуществования (меня не любят, значит, меня нет, я не чувствую себя). Очень сложно найти родителей, которые признаются, что не любят своего ребенка. Однако мы обсуждаем ощущения ребенка, а не родителей. Ребенок, живущий в семье, где искренние чувства под запретом, где его ценят только за достижения, а не за то, что он просто есть, всегда чувствует, что его не любят. Родители, которые постоянно держат эмоциональную дистанцию с ребенком, дают ему понять: ты для меня не важен, важно то, чего ты достиг. И ребенок, который на многое готов, лишь бы заслужить внимание и любовь родителей, стремится быть успешным, дисциплинированным и ответственным. Но и это не приносит любви родителей. Человеку очень трудно жить в «ледяной» атмосфере, поэтому ребенок должен либо сам стать «ледяным», ориентированным на достижения любой ценой, либо искать другой выход. Так как у ребенка в семье по большому счету не гак много вариантов выхода из сложившегося положения (он маленький, он зависим, у него нет другого опыта, он попросту не знает, что возможны другие отношения), то ему остается одно — страдать.
  • 4. Тип отношений «нелюбовь + свобода» часто встречается в трудных семьях, когда ребенок предоставлен сам себе. Хотя сейчас отмечается и в семьях вполне благополучных, просто люди там очень заняты собой, работой и т.д. Как ни странно, этот тип отношений предоставляет возможности для развития детской личности, но при большом риске травмирования или даже гибели ребенка. Дети в таких семьях получают практически неограниченную свободу выбора, поскольку они, собственно, никому не нужны. Но у них есть шанс вырасти самостоятельными: ведь они с детства учатся ходить без поддержки.

Дети из семей, где ими никто не занимается, часто попадают в группу риска. Если ребенок сам сможет сориентироваться, найти дорогу, если ему повезет встретить человека, который будет в нем заинтересован (например, руководителя кружка, тренера, учителя в школе), то этот человек фактически заменит родителей и поможет ребенку вырасти, состояться. Мы нередко встречаем людей, которые рассказывают о том, какую роль в их жизни сыграл тренер или педагог; нередко такие дети и профессию выбирают в благодарность человеку, который когда-то дал им ту любовь, которой не дали родители. Однако у ребенка из такой семьи есть все шансы попасть в число закоренелых двоечников, хулиганов и т.д. — в общем, не состояться вообще, и проявить свои способности в асоциальной сфере.

Характер межличностных отношений в конкретной семье, способы их выражения оказывают влияние на личность как взрослого, так и ребенка и способствуют либо мешают мобилизации его возможностей. Негативные установки некоторых членов семьи могут приводить к снижению мотивации ребенка к обучению, вызывать уход в себя, нереалистические ожидания, чувство вины, отстраненность и отчужденность. Нарушение детско- родительских отношений (отторжение ребенка родителями, запущенность, заниженная оценка его личностных качеств, главенствующее в семье стремление к достижениям, гиперопека со стороны родителей, заласкивание, вседозволенность и т.п.) могут являться одной из причин дизоитогенеза (нарушения развития).

В отечественной психологии проблемам семейных взаимоотношений и возникающих на их основе конфликтов особое внимание уделил

А. В. Петровский. Им было условно выделено пять типов социально-психологического климата семьи и соответственно тактик семейного воспитания:

  • — диктат;
  • — опека;
  • — конфронтация;
  • — мирное сосуществование на основе невмешательства;
  • — сотрудничество.

Первые две тактики различаются лишь по форме, являясь но существу сходными, и вместе с третьей являются деструктивными вариантами детско-родительских отношений, крайне неблагоприятными для развития ребенка. Несмотря на свое располагающее название, мирное сосуществование также является несостоятельной системой отношений между поколениями, строящейся по принципу обособленности миров ребенка и родителей. Наиболее оптимальным видом тактики семейного воспитания является сотрудничество, основными характеристиками которого являются: соучаствованис (т.е. эмоциональное действенное включение в дела другого человека), активная помощь, сочувствие, сопереживание, отзывчивость, поддержка, искренность и взаимность.Главное в семьях такого типа — наличие ценностно-ориентационного единства ее членов, а важнейшее ее качество — высочайшая степень эмоциональной близости, в которой одновременно заключена и сила, и слабость складывающихся в семье отношений[8].

В целом же можно отметить, что в нашей стране изучение детско-родительских отношений проводилось преимущественно в рамках клинической психологии, так как именно в практике проблема этих отношений возникает с особой остротой. Богатый материал, накопленный клиническими психологами, позволяет выделить конкретные типы родительского отношения, однако в существующих типологиях прослеживается отсутствие единого основания классификации.

Так, на основе анализа многочисленных клинических данных было выделено три типа неправильного воспитания1, которое крайне неблагоприятно для развития ребенка и ведет к формированию различных неврозов:

  • — неприятие индивидуальных особенностей ребенка: чрезмерная требовательность или равнодушное попустительство;
  • — гиперсоциализация: повышенные требования родителя к ребенку во всех сферах без учета его индивидуальных особенностей;
  • - эгоцентризм: ребенок — «кумир семьи», «смысл жизни»; низкий уровень ответственности родителей.

Были определены следующие параметры родительских отношений[9] [10]:

— интенсивность эмоционального контакта: гиперопека/опека, приня- тие/неприпятие;

контроль: разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный;

  • — последовательность/непоследовательность;
  • — афффективная устойчивость/неустойчивость;
  • — тревожность/нетревожпость.

Длительный опыт работы с проблемными семьями и тщательный анализ полученных данных позволили выделить четыре составляющие в структуре родительского отношения[11]:

  • — интегральное принятие-отвержение;
  • — межличностная дистанция;
  • — формы и направления контроля;
  • — социальная желательность поведения.

Каждая составляющая содержит три компонента: эмоциональный, поведенческий и когнитивный.

Была предпринята попытка создать психологическое описание свойств родительской позиции, благоприятной для развития ребенка. В качестве оптимальных характеристик родительских отношений были выделены [12]:

  • - адекватность: наиболее близкая к объективной оценка психологических и характерологических особенностей ребенка, построение воспитания на основе такой оценки;
  • - динамичность: способность изменять методы и формы общения и воздействия на ребенка, применительно к изменяющейся ситуации в жизни семьи;
  • - прогностичность: направленность воспитательных воздействий в будущее, к тем требованиям, которые ставит перед ребенком его дальнейшая жизнь.

Исследования И. С. Кона затрагивают другие значимые факторы, влияющие на специфику родительских отношений: социокультурный и исторический контексты. Кон выделяет следующие составляющие родительских отношений:

  • - специфические родительские ценности, социальные установки, осознанное отношение родителей к детям;
  • — социальные роли отца и матери;
  • — культурные символы отцовства и материнства;
  • - непосредственные родительские чувства — любовь к детям, чадолюбие;
  • — стиль взаимоотношений реальных родителей и детей.

Отношение родителей к ребенку также зависит от его возраста и пола.

Отцы и матери неодинаково относятся к сыновьям и дочерям, к новорожденным и подросткам. Кроме того, эти отношения зависят от конкретных социальных условий. «Тот тип родительской любви, который мы привыкли считать универсальным, на самом деле — продукт весьма специфических исторических условий»1.

В периодизации развития детско-родительских отношений в истории общества выделяется шесть стадий воспитания: инфантицид, «бросающий» стиль, амбивалентный, «навязчивый», социализирующий и помогающий стили. Каждая стадия определяет специфику родительства как института первичной социализации человека[13] [14].

В родительских отношениях можно выделить два противоположных момента: безусловный (принятие, любовь, сопереживание и т.д.); условный (объективная оценка, контроль, направленность на воспитание определенных качеств).[15] Система детско-родительских отношений имеет определенную возрастную динамику, связанную с взрослением ребенка, и изменяется в сторону преобладания предметного начала над личностным. Родительское отношение определяет стиль воспитания и оценку ребенка родителями. С возрастом ребенка снижается выраженность ситуативного, содействующего и компромиссного вариантов и возрастает выраженность объясняющего, автономного и зависимого вариантов родительского стиля отношений. Также преобладание безоценочной позиции сменяется доминированием оценочной позиции родителей.

Огромный вклад в развитие представлений о специфике отношений между детьми и родителями внесла теория классического психоанализа. Как известно, психоанализ был первой теорией, в которой отношения между ребенком и родителями рассматривались в качестве главного фактора детского развития. Считалось, что мать является для ребенка, с одной стороны, первым и самым важным источником удовольствия, первым объектом либидо, а с другой — первым законодателем и «контролером». 3. Фрейд, выступая за отделение ребенка от родителей, утверждал, что отход ребенка от родителей должен быть неизбежным для его социального благополучия1. Теория психоанализа дала начало многим современным концепциям детского развития, разработавшим новые подходы к проблеме детско-родительских отношений.

Так, в эпигенетической концепции Э. Эриксона подчеркивается, что в отношениях между родителями и ребенком существует двойственная интенция, которая совмещает в себе чувственную заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к нему. С одной стороны, родители должны оберегать ребенка от окружающих его опасностей, с другой — предоставлять ему определенную степень свободы, а ребенок сам устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой. Эриксон переносит внимание с инстинктивных влечений ребенка на его отношения с близкими взрослыми. Известно также, что он рассматривает развитие в более широком контексте социальных отношений и той исторической реальности, в которой развивается Я ребенка[16] [17].

Немецкий психолог Э. Фромм, рассматривая родительское отношение как фундаментальную основу развития ребенка, различает особенности материнского и отцовского отношения к ребенку[18]. Это различие наиболее ярко прослеживается по двум линиям: условносгь/безусловиость, контро- лируемость/неконтролируемость. Материнская любовь безусловна: мать любит своего ребенка за то, что он есть. Она не подвластна контролю со стороны ребенка, ее нельзя заслужить (либо она есть, либо ее нет). Отцовская любовь обусловлена: отец любит за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Она управляема, ее можно заслужить, но можно и лишиться. При этом речь идет не о «конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в определенной степени представлены в личности матери или отца». Таким образом, Фромм выделяет такие существенные характеристики родительского отншсния, как его двойственность и противоречивость, а также вводит в описание этой реальности категорию «начало».

Аналогичное противопоставление условной и безусловной любви рассматривается и в гуманистической психологии. Американский психолог К. Роджерс подчеркивает, что именно безусловное позитивное внимание родителей, безотносительно к совершаемым ими поступкам, обеспечивает полноценное развитие личности ребенка[19].

В теории привязанности[20] привязанность ребенка к матери характеризуется двумя противоположными тенденциями: стремлением к риску, активному познанию мира, которое уводит ребенка от матери, и стремлением к защите и безопасности, которое возвращает его к ней. И чем крепче привязанность, тем выше инициативность ребенка. С одной стороны, ребенок осознает себя через отношение к нему близкого взрослого, и это отношение становится его внутренним самоощущением, сквозь которое он воспринимает окружающий мир. С другой — отношение ребенка к себе и его представление о себе определяют его отношение к близким взрослым (прежде всего к матери). Это положение представляется чрезвычайно важным для понимания специфики взаимоотношений между ребенком и его родителями.

Таким образом, можно видеть, что каждая психологическая школа описывает родительское отношение весьма различными терминами. Вместе с тем практически во всех подходах можно усмотреть исходную дихотомию, которая задает двойственность или поляризацию родительского отношения. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь, которая определяет доверие к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, безусловное его принятие и целостное отношение к нему. С другой — родительское отношение характеризуется требовательностью и контролем. Именно родители знакомят ребенка с реальностью, являются носителями общественных норм и правил, оценивают его действия, осуществляют необходимые санкции, которые обусловлены определенными родительскими установками. Несмотря на различие в терминологии (удовольствие и реальность, любовь и контроль, безусловность и условность и т.д.), эта двойственность прослеживается в большинстве описаний родительского отношения классических западных теорий.

Одним из основных факторов, влияющих на изменения родительского отношения, является возраст ребенка. Общепризнано, что развитие ребенка имеет свою специфику, критические и литические периоды, однако родители за этот период также проходят ряд определенных этапов. Каждый критический для ребенка период порождает критический период для родителей.

В семье ребенок приобретает определенный опыт общения, который зависит от стиля общения, принятого в семье. Как правило, стиль общения отражает характер детско-родительских отношений[21].

Детско-родительские отношения — это система разнообразных чувств родителей по отношению к ребенку, а также ребенка по отношению к родителям, особенностей восприятия, понимания характера личности и поступков друг друга.

Специфика детско-родительских отношений заключается в том, что они характеризуются особой эмоциональной значимостью как для ребенка, так и для родителя, амбивалентностью (двойственностью, неоднородностью) в отношениях родителей и ребенка, и наконец, особенностями родительского отношения в зависимости от возраста ребенка. Так, семья ребенка младшего школьного возраста «центрируется» на учебной деятельности, на отношениях ребенка с учителем и одноклассниками1.

Существует несколько относительно автономных психологических механизмов, посредством которых родители влияют на детей[22] [23]:

  • 1) подкрепление: поощряется детское поведение, являющееся, по мнению взрослых, правильным. Тем самым, наказывая за нарушение установленных правил, родители внедряют в сознание ребенка определенную систему норм, соблюдение которых постепенно становится для него привычкой и внутренней потребностью;
  • 2) идентификация: ребенок подражает родителям, ориентируется на их пример, стремясь стать таким же, как они;
  • 3) понимание: знание внутреннего мира ребенка и чуткое реагирование на его проблемы, что позволяет сформировать у ребенка самосознание и коммуникативные умения.

Взаимоотношения в семье характеризуют следующие показатели:

  • 1) отношение между родителями;
  • 2) отношение между каждым из родителей и ребенком:
    • — наличие конфликта или его отсутствие,
    • — степень выраженности контроля,
    • — забота (повышенная, недостаточная, средний уровень).

Вместе с тем весьма важны эмоциональный тон семейных отношений, преобладающий в семье тип контроля, который является показателем отношения родителей к ребенку, а также наличие конфликтных ситуаций, оказывающее значительное влияние па развитие ребенка.

В отечественной психологии были определены четыре наиболее общие тактики воспитания в семье и отвечающие им четыре тина семейных взаимоотношений, являющиеся и предпосылкой и результатом их возникновения: диктат, опека, «невмешательство» и сотрудничество.

Диктат в семье проявляется в систематическом подавлении одними членами семьи (преимущественно взрослыми) инициативы и чувства собственного достоинства у других ее членов. Родители, разумеется, могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Однако те из них, кто предпочитает всем видам воздействия приказ и насилие, желает утвердить собственное превосходство на ощущении зависимости другого, более слабого существа, непременно сталкиваются с сопротивлением ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы своими контрмерами, такими как лицемерие, обман, вспышки грубости, а иногда и откровенной ненавистью.

Но даже если сопротивление ребенка оказывается сломленным, вместе с ним оказываются сломленными и многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и в свои возможности. Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнений ребенка, подавление, принуждение, а в случае сопротивления ребенка, порой еще и эмоциональное или физическое насилие над ним, издевательство, систематическое лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, — все это приводит к серьезным неудачам в формировании личности ребенка.

Опека в семье — это система семейных отношений, при которой родители, обеспечивая своим трудом удовлетворение всех потребностей ребенка, ограждают его от каких-либо забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Вопрос об активном формировании личности отходит на второй план. В центре воспитательных воздействий оказывается проблема максимального удовлетворения потребностей ребенка и ограждения его от трудностей. Такие родители, по сути, блокируют процесс серьезной подготовки детей к столкновению с реальностью за порогом родного дома, к жизни в коллективе.

Диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, опека — заботу, ограждение от трудностей, однако результат во многом совпадает. У детей из таких семей отсутствуют самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, лично их касающихся, а тем более общих проблем семьи.

Система межличностных отношений в семье, строящаяся на признании возможности и даже целесообразности независимого существования взрослых от детей, может порождаться тактикой «невмешательства». При этом предполагается, что два мира — взрослые и дети — могут сосуществовать. Чаще всего в основе этого типа взаимоотношений лежит пассивность родителей как воспитателей, а порой и их эмоциональная холодность, безразличие, неумение и нежелание учиться быть родителями. Причем такое сосуществование может встречаться как в бедных, неустроенных семьях (скажем, семья алкоголиков, где родители заинтересованы только в том, как раздобыть выпивку, и дети им совершенно безразличны), так и относительно устроенных, благополучных и богатых семьях (родители достигли в жизни, в карьере успехов, и, желая прежде всего обеспечить материальное благополучие своих детей, с раннего возраста приучают их к будущей профессии (иногда выбранной самими родителями), которая может включать долгие периоды разлуки с родителями, в течение которых ребенок оказывается предоставлен самому себе: сразу после же того, как ребенок «встанет на ноги», практически всякая забота о нем прекращается.

Сотрудничество как тип семейных взаимоотношений «предполагает опосредованность межличностных отношений в семье общими целями и задачами совместной деятельности, ее организацией и высокими нравственными ценностями. Именно в этой ситуации преодолевается эгоистический индивидуализм ребенка. Семья, где ведущим типом взаимоотношений является сотрудничество, где родители общаются с детьми на равных, где каждый может обратиться к другому с вопросом или просьбой и получить помощь, обретает особое качество, становится группой высокого уровня развития — коллективом»[24].

С поступлением ребенка в школу в семье меняется стиль отношения с ним. То, как ребенок осваивает учебную деятельность, начинает влиять на взаимоотношения как с родителями, так и с учителями, одноклассниками. Даже сверстники относятся к соученику исходя из полученных им оценок.

Родители оказываются перед необходимостью контролировать действия ребенка, организовывать его жизнь, чтобы процесс обучения в школе был более эффективным. Отношение к ребенку в семье становится более жестким, на него возлагается ответственность за собственные действия. Любящая семья помогает ребенку принять эту новую систему требований, понять их необходимость и неизбежность.

Адаптация ребенка к условиям жизни в младшей школе во многом зависит от признания его успехов в учебе. Семья должна помогать в этом, поддерживая своим отношением развивающееся чувство личности, демонстрируя, что социальный статус ребенка изменился и внутри «семейного коллектива»: «ты стал учеником, ответственным человеком, а значит, с твоим мнением считаются».

Отношения между родителями и детьми младшего школьного возраста сильно зависят от учебных успехов ребенка, а эти успехи обеспечиваются семейной атмосферой, а если брать шире — семейными ценностями. Если родители задают ребенку вопросы: «Как твои успехи в школе?», «Чему ты сегодня научился?», хвалят за хорошие оценки, у ребенка поддерживается отношение к учебе как важной деятельности и это способствует его школьным успехам. Главным для ребенка становятся те ценности и та мотивация обучения, которые поддерживают родители. Это может быть мотивация престижа (« Ты лучше всех сделал это задание?») или мотивация послушания («Тебя не ругали в школе? Ты не хулиганил?»). Нарушается развитие ребенка, когда родителей прежде всего волнуют не учебные успехи, а бытовые условия, которые должна обеспечить школа, когда, например, ребенка в первую очередь спрашивают: «А ты не голодал в школе?», «Чем кормили в столовой?», «Холодно в классе, может быть дует из окна?» Плохо когда школьная жизнь ребенка обсуждается формально: «Как уроки?», «Все хорошо?» Тогда, понимая отсутствие настоящего интереса родителей к нему, ребенок начнет отвечать: «Все нормально» или «Ничего особенного».

Родители определяют исходный уровень притязаний ребенка, т.е. то, на что он претендует в учебе и отношениях: «Дети с высоким уровнем притязаний, завышенной самооценкой и престижной мотивацией рассчитывают только на успех. Их представления о будущем столь же оптимистичны. Дети с низким уровнем притязаний и низкой самооценкой не претендуют на многое ни в будущем, ни в настоящем. Они не ставят перед собой высоких целей и постоянно сомневаются в своих возможностях, быстро смиряются с тем уровнем успеваемости, который складывается в начале обучения»[25].

Родительское отношение, таким образом, сильно влияет на то, каким образом ребенок будет «вписываться» в жизнь детского коллектива; преднисывает стиль поведения, оценку того, что происходит вокруг, уровень притязаний. Зная тип родительского отношения, мы можем предположить, как ребенок будет вести себя в образовательном учреждении, особенно на первых порах.

  • [1] См.: Выготский Л. С. Собр. соч.: в б т. М., 1984. Т. 4. С. 174.
  • [2] Слободчиков В. Я., Исаев Е. Я. Основы психологической антропологии. Психологияразвития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе : учеб, пособие длявузов. М., 2000. С. 231.
  • [3] См.: Спиваковская А. С. Обоснование психологической коррекции неадекватных родительских позиций // Семья и формирование личности. М., 1981.
  • [4] См.: Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. Самара, 1996
  • [5] См.: Захаров А. И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986.
  • [6] См.: Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992.
  • [7] См.: Schaefer Е. S. Converging conceptual model for maternal behaviour and for childrenbehaviour //Journal Abnormal and Soc. Psychol. 1959.
  • [8] См.: Петровский А. В. Дети и тактика семейного воспитания. М., 1981.
  • [9] См.: Гарбузов В. И. Воспитание ребенка: практические рекомендации по воспитаниюдетей и созданию нормальных гармоничных отношений в семье. М., 1997 ; Гарбузов В. И.,Фесенко Ю. А. Неврозы у детей. М., 2013.
  • [10] См.: Захаров А. И. Неврозы у детей и подростков: анамнез, этиология и патогенез. Л.,1988.
  • [11] См.: Варга А. Я. Роль родительского отношения в стабилизации детской невротическойреакции (на примере энуреза) // Вестник МГУ. Психология. 1985. № 4.
  • [12] См.: Спиваковская А. С. Как быть родителями. М., 1986.
  • [13] Кон И. С. Социологическая психология. Воронеж, 1999. С. 447.
  • [14] См.: Кон И. С. Ребенок и общество. М., 1988.
  • [15] См.: Смирнова Е. О., Быкова М. В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения // Вопросы психологии. 2000. № 3.
  • [16] См.: Фрейд А. Психопатология детства. М., 2000.
  • [17] См.: Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 2000.
  • [18] См.: Фромм Э. Искусство любви: исследование природы любви. М., 2010.
  • [19] См.: Роджерс К. Клиснт-центрированная терапия. М., 1997.
  • [20] См.: Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей. М., 2004.
  • [21] См.: Варга А. Я. Структура и типы родительского отношения : автореф. дис. ... каид.психол. наук. М., 1986.
  • [22] См.: Смирнова Е. О. Детская психология. СПб., 2009.
  • [23] См.: Обухова Л. Ф. Возрастная психология. М., 2010.
  • [24] Петровский А. В.} Ярошевский М. Г. Теоретическая психология. М., 2003. С. 244.
  • [25] Лыпкина А. И. Самооценка школьника. М., 1976.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >