Запись в политическую повестку

Р. Кобб и Д. Рошфор при анализе публичного действия используют различие между его проблематизацией и записью в политическую повестку. Если проблематизация приводит в конечном счете, по мнению указанных авторов, к формированию системной повестки, которая охватывает все основные социальные проблемы, затрагивающие в большей или меньшей степени публичных акторов, то запись в политическую повестку дня означает образование институционной повестки, где та или иная проблема становится объектом трактовки в виде поиска решений и альтернатив выбора в рамках более или менее связанной совокупности возможных решений. При этом указанная проблема оказывается воспринятой и осмысленной теми социальными и политическими актерами, которых она касается. Это означает, что процесс проблематизации рассматривается как пролонгированный и модифицированный институционный и когнитивный одновременно подход, который вводит рассматриваемый феномен в пространство решения.

Институционный подход.

Для того чтобы вписать в политическую повестку ту или иную проблему, она должна быть выстроена в соответствии с формой и логикой функционирования политико-административного аппарата и встроена в него также в соответствии с этой логикой. Иногда это связано с более или менее значительной переквалификацией проблемы. Особое значение при этом приобретают институционные формы, которые включают в себя так называемые "конституционные" характеристики политико-административных акторов, а также юридические аспекты общественной жизни.

Запись той или иной проблемы в политическую повестку, испытывая прямую зависимость от влияния институционных форм, связанных с указанной проблемой, во многом определяется еще и тем, насколько она затрагивает президента, премьер-министра, парламент, местное сообщество, словом, тех или иных политико-административных акторов. Это означает, что запись является следствием институционного разделения компетенций, иерархических отношений внутри государства, механизмов контроля, определенных в конституционных текстах и регламентах. Все это сказывается на специфике каждой институционной повестки.

Нужно сказать, что некоторые публичные проблемы, такие, как, например, безработица или реформа социального страхования, издавна и постоянно находятся в повестках дня многих институтов. Другие же проблемы, менее значимые и затрагивающие меньшее число людей, не могут войти в повестку без определенных усилий публичных акторов. Так, повестка такого института как Совет Федерации в нашей стране в значительной мере определяется теми проблемами, которые поднимаются исполнительной властью и Государственной думой. Однако повестка Совета Федерации по определению включает в себя ряд вопросов местного значения, так как этот орган является привилегированным местом выражения именно местных проблем.

Взаимодействие палат российского парламента строится на основе конституционных положений, которые определяют сроки и способы перехода той или иной проблемы в процессе отыскания политического решения из одной палаты в другую.

Нужно сказать, что институционная конфигурация российской политической системы определяется превосходством исполнительной власти над законодательными инстанциями. Это объясняет тот факт, что правительство при опоре на большинство в Государственной думе играет решающую роль в вопросах включения тех или иных проблем в повестку парламента с тем, чтобы принять тот или иной конкретный закон. Правда, нельзя сказать, что парламент не может влиять на принятие правительством решений. При условии мобилизации определенного числа депутатов Государственная дума способна поднять проблему до уровня решения.

Нужно сказать, что процесс проблематизации в рамках политикоинституционных конфигураций неразрывно связан с правом и юридической квалификацией проблемы. Для того чтобы принять то или иное решение, любая проблема должна приобрести определенную, специалисты говорят "приемлемую", юридическую форму, ибо право является привилегированным инструментом действия государства.

Развитие юридических процессов определяется, помимо сказанного, и собственной логикой, которая иногда существенно отличается от логики проблематизации той или иной проблемы под воздействием политических институтов. Логика строгого юридического регулирования той или иной проблемы может порождать свои собственные, автономные альтернативы при появлении проблемы в политической повестке.

Как показывает практика, иногда законодательство опережает возникновение публичного характера конкретной проблемы, иногда, наоборот, запаздывает. Пример тому – мораторий на смертную казнь в нашей стране. Публичный характер указанной проблемы не вызывает сомнений. Однако под воздействием международных политических институтов в нашей стране введен мораторий на применение смертной казни. И нужно сказать, что эта мера воспринимается неоднозначно и вызывает острую дискуссию в обществе и в наши дни.

Специалисты отмечают и проявление иногда обратной логики. В США проблема преследования сексуальных меньшинств стала публичной в конце 1990-х гг. Однако законодательство в известном смысле опередило требования представителей общественности.

Можно отметить и еще одну особенность включения гой или иной проблемы в повестку дня политических институтов. Эта особенность связана с деятельностью отдельных акторов, пользующихся популярностью или оказывающих сильное влияние на деятельность политико-административных структур как бы изнутри государственного аппарата. Французские исследователи называют в этой связи министра сельского хозяйства Франции Э. Пизани, который сыграл решающую роль в принятии закона о модернизации аграрного сектора экономики, и профессора Р. Дебре, близкого родственника М. Дебре, одного из близких соратников генерала де Голля, при проведении реформы госпиталей в 1960-е гг.

Или взять пример такого политического деятеля нашей страны, как А. Б. Чубайс. На протяжении ряда лет в период правления в стране президента Ельцина целый ряд важных вопросов по инициативе А. Б. Чубайса был включен в политическую повестку, что предопределило принятие по ним в последующем политических решений.

Нередки случаи, когда та или иная публичная проблема поднимается по инициативе политико-административного аппарата без прямого участия в ее выдвижении, а иногда и при прямом противодействии со стороны оппозиционных социальных и политических актеров. Пример тому – принятие пакета социальных законов по замене льгот денежными выплатами. Инициатива по изменению около 150 законодательных актов по льготам для значительной части населения принадлежала правительству и поддерживалась только партией власти.

Отметим и еще одно обстоятельство, связанное с тем, что мы называем институционной повесткой. Публичная политика в последние годы меняет свою конфигурацию. Это связано с тем, что в Западной Европе она получает развитие по двум новым направлениям. С одной стороны, появились институционные повестки так называемой политики местного развития, когда политика строится на основе инициативы социальных и политических актеров регионального уровня как в рамках одной страны, так и на основе их взаимодействия между социальными и политическими актерами местных уровней нескольких стран Евросоюза. С другой стороны, в рамках Евросоюза институционная повестка является результатом межгосударственного взаимодействия. Развитию этого направления, несомненно, способствовал Лиссабонский договор, который открыл новую главу в деятельности объединенной Европы.

Указанные процессы, правда в разной степени, получают свое развитие и в нашей стране, где возрастает роль региональной политики и всего того, что в западных странах получило наименование местного развития, а также набирают силу интеграционные процессы в рамках СНГ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >