Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow ВСТРЕЧНАЯ ИСПОВЕДЬ. ПСИХОЛОГИЯ ОБЩЕНИЯ С ДОКУМЕНТАЛЬНЫМ ГЕРОЕМ
Посмотреть оригинал

Событийное интервью

Арама и подвиг Ташкента» - назывался репортаж Василия Пескова, опубликованный в «Комсомольской правде» 15 мая 1966 года сразу после землетрясения. «Время прихода бедствия застыло на всех городских часах, - так начиналась публикация. - Все часы в Ташкенте показывают сейчас одно время: 5 часов 23 минуты. Именно в эту минуту случился первый толчок, и все часы стали одновременно. Ташкентцам стоит сохранить в музее хотя бы один экземпляр этих часов на память о мужестве, с каким город встретил беду».

Именно с циферблата таких часов (речь идет, видимо, о часах уличных, электрических) можно было бы начать и репортаж телевизионный.

«Как это было?» - этот вопрос журналист задал многим людям. Вот ответы, записанные в блокнот. Обратите внимание, кто его собеседники.

ШАРАФ РАШИДОВ (первый секретарь ЦК компартии Узбекистана): Я уже был на ногах, когда случился толчок. Позвонил в Дом ЦК. Ответил электрик: «Здание цело. Но на шестом этаже бросало из стороны в сторону...». Я сразу поехал в город. Разрушений было не сосчитать. По городу неслись санитарные машины, кто-то бежал на медпункт, обмотав голову полотенцем...

ВАЛЕНТИНА ЗЫКОВА (врач «Скорой помощи»): Признаюсь - трусиха, а тут не знаю, откуда взялось. Да разве я одна? Наши девушки в диспетчерской сидели у телефонов, прикрыв голову листами фанеры. Ни один человек не побежал, а ведь у многих дети дома остались...

НАРИМАН НАРИМАНОВ (рабочий-электрик): Мое дело холостяцкое. Выбежал в трусах на улицу. Жив? Жив. Домишко пополам треснул. Черт с ним, думаю. Новый будет. Была бы голова на плечах. Потом вижу, дело не очень веселое. Кто-то стонет за стенкой. В две минуты оделся, завожу «Ижака», привез соседку-старуху в «Скорую помощь»...

САЛЕЙМАН САТЫЕВ (начальник отдела уголовного розыска): Я, признаться, думал - во много раз прибавится работенки. Шутка ли, город - больше миллиона людей. Кому беда, а кто на беде поживиться захочет. И вот факты: уголовных преступлений в эти дни в пять раз меньше, чем было... Беда сплотила людей...

Следующим собеседником стал Валентин Уломов. Журналист не стал ему задавать вопрос «Как это было?». На этот раз его интересовало мнение собеседника:

«Две недели назад никто не знал, что есть такой Валентин Уломов. И если бы домик с вывеской “Сейсмостанция" вдруг исчез, город не сразу бы заметил пропажу. И вдруг Уломов стал самым заметным в городе человеком.

“Убытки? Подсчитают, конечно. Землетрясение 23-его года за 8 секунд принесло Японии убытков в пять раз больше, чем расходы в русско-японской войне”.

Я прочитал ученому несколько записей из блокнота и попросил высказать свое мнение. Вот эти записи.

Дня за два до ашхабадской катастрофы к ответственному работнику пришли старики: “Будет землетрясение”. - “А вы откуда знаете?” - “Змеи и ящерицы ушли из нор”... Через два дня случилось землетрясение.

Запись трехлетней давности: В поезде сосед по купе достал семейные фотографии. Среди портретов я увидел снимок овчарки. “Почти как человек дорога эта собака, - сказал сосед. - Мы с женой работали в Ашхабаде. В ту ночь поздно вернулись домой.

Спать не сразу легли. Я копался, дочка в коляске спала. Вдруг - чего не бывало ни разу - собака рванулась с места и, схватив дочку за рубашку, кинулась в дверь. Сбесилась! Я за ружье. Выскочили с женой. И тут же сзади все рухнуло. И весь город обрушился на глазах”.

Уломов пожал плечами: «Я доверяю только приборам». - Но согласился: факты есть факты. Очевидно, живая природа за миллионы лет припасла какой-то “прибор”, какое-то чутье к подземным толчкам».

Иногда так случается, что один вид интервью переходит в другой даже в пределах одного репортажа или программы. Репортер эстонского телевидения (ведущий рубрики «Круговое движение») установил у себя дома аппаратуру такую же, как у дорожной полиции. И узнавал об уличных происшествиях одновременно с полицией, нередко оказываясь на месте действия даже раньше ее. Прежде всего, он брал короткие интервью у женщин. Во-первых, они бывали наиболее эмоциональны, во-вторых, суждения о виновнике уличной катастрофы заключали гораздо раньше всех остальных. Это позволяло к концу репортажа сопоставить его с результатом объективного расследования. Учитывая характер события, вопросы репортера должны были быть короткими - револьверными.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы