Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философские проблемы технических наук

Взаимосвязь науки, техники и технологии

Наука является чрезвычайно сложным и многогранным общественным феноменом. В связи с этим следует заметить, что чем богаче определяемый предмет, тем более различными могут быть его определения. В литературе нет однозначного и общепринятого определения науки. Однако можно говорить о существовании трех основных подходов в ее понимании: 1) наука как знание; 2) наука как деятельность; 3) наука как социальный институт.

В логико-гносеологическом плане в соответствии с многовековой традицией наука рассматривается как система знаний, особая форма общественного сознания. Так понимали науку еще Аристотель и И.Кант. Подобное видение науки долгое время было чуть ли не единственным.

Логико-гносеологическая трактовка науки обусловлена как общественно-историческими условиями, так и уровнем развития самой науки. Фактически здесь абсолютизировались те стороны науки, которые выявились в прошлом, на ранних этапах ее существования, когда научное знание представлялось плодом чисто духовных усилий мыслящего индивида, а социальная детерминация научной деятельности еще не могла быть обнаружена с достаточной полнотой.

Все возрастающая роль науки в развитии общества, изменение ее социального статуса, рост числа лиц, занятых трудом в научном производстве, усиливающиеся потребности научно-исследовательской деятельности в финансовых средствах, современной материально-технической базе, наличие организационно-управленческих проблем в сфере научного труда свидетельствуют об узости, односторонности и ограниченности логико-гносеологической концепции.

Логико-гносеологический аспект имеет известное значение для понимания науки, разработки концепции научного знания, но он все же односторонен, его познавательные, методологические и эвристические возможности существенно ограничены. Данный подход в значительной мере "вырывает" науку из социокультурного контекста, в результате чего от исследователя ускользают ее социальная природа, творцы, материально-техническая база, ограничиваются возможности для более глубокого и всестороннего исследования структуры, места, социальной роли и функций науки. Все это привело к необходимости разработки другой концепции науки, специальному изучению деятельностных и социокультурных аспектов этого общественного феномена.

В 50—60-е гг. XX в. стали появляться работы, в которых был разработан деятельностный подход к науке, в результате чего она стала трактоваться не только и не столько как знание само по себе, а прежде всего как особая сфера профессионально-специализированной деятельности, своеобразный вид духовного производства. Несколько позже наука стала пониматься и как социальный институт.

В современной философской и науковедческой литературе становится господствующим понимание науки как отрасли духовного производства, особого вида человеческой деятельности и социального института общества. В частности, в "Философском энциклопедическом словаре" дано такое определение: "Наука — сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация знаний о действительности" |59, с. 403].

Наука как социальный институт — это социальный способ организации совместной деятельности ученых, которые являются особой социально-профессиональной группой, определенным сообществом. Институциализация науки достигается посредством определенных форм организации конкретных учреждений, традиций, норм, ценностей, идеалов и др.

Цель и назначение науки как социального института — производство и распространение научного знания и технологии, разработка средств и методов исследования, подготовка ученых и обеспечение выполнения ими своих социальных функций.

Альтернатива — чем является наука: системой знаний, видом человеческой деятельности или социальным институтом — в значительной мере является надуманной. Современная наука представляет собой органическое единство этих трех моментов. Здесь деятельность — ее основа, своеобразная "субстанция", знание — системообразующий фактор, цель, средство и результат научного познания, а социальный институт — способ объединения ученых и организации их совместной деятельности.

Системно-деятельностная концепция науки, объединяющая все три ее сущностные стороны, позволяет представить науку в целостном и интегральном виде, в качестве особой профессиональной деятельности, области духовного производства, определенного социального института, специфической социальной подсистемы общества, позволяет лучше понять ее сущность, структуру, социальные функции.

В философской мысли разработано множество способов периодизации научной эволюции по различным основаниям. Если обратиться к проблеме функций науки и ее места в материальной и духовной культуре, то в самом общем виде можно выделить три этапа ее развития:

I. Зарождение науки (от цивилизаций Древности до эпохи Возрождения). На данном этапе научные знания накапливались медленно, были достоянием единиц, четко не отделялись от вненаучных: философских, религиозных, обыденных. Хранители и создатели научного знания, как правило, в первую очередь были ремесленниками, мыслителями, политиками, жрецами. Главная функция науки заключалась в объяснении происходящих в природе и обществе процессов и явлении.

II. Выделение науки в особую сферу познавательной деятельности (Новое время). Постепенно формируются критерии и методологические основания научного познания: объективность, единство эмпирического и теоретического, терминологическая строгость, связь с практикой и др. Наука становится специализированным занятием особого социального слоя, объединенного в научные сообщества. Возникает научная картина мира. Важнейшее значение в научной деятельности приобретает функция обслуживания потребностей постоянно растущей экономики.

III. Гуманизация науки (Новейшее время). Наука становится не просто специализированным, но массовым занятием, так что в развитых странах фундаментальными или прикладными исследованиями заняты несколько процентов населения. Научные знания быстро развиваются и проникают во все сферы жизни общества. Главной функцией науки в идеале (но не всегда в реальности) начинает считаться обслуживание потребностей человека и способствование его всестороннему развитию.

Огромное распространение в философском осмыслении науки имеет периодизация, вытекающая из эволюции научной рациональности. Под понятием "рациональность" может подразумеваться точный расчет адекватных средств для данной цели (М. Вебер), наилучшая адаптированность к обстоятельствам (Л. Витгенштейн), логическая обоснованность правил деятельности (Ст. Тулмин).

Научная рациональность — высший и наиболее аутентичный требованиям целесообразности тип сознания и мышления, способ организации научной деятельности. Она ответственна за специальные процедуры трансформации реальных объектов в идеальные.

Классическая рациональность, соответствующая науке XVII — середины XIX в. с ее механистической картиной мира, концентрировала все внимание на объекте исследования. Для нее характерно стремление при теоретическом объяснении и описании исключить все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности, рассматривая это как необходимое условие получения научного знания. Субъект познает мир как бы со стороны. Аксиологические основания связаны с абсолютизацией ценности истины сравнительно с другими видами ценностей (добром, красотой и т.д.), которые рассматриваются как подчиненные истине, так или иначе выводимые из нее. Подлинный ученый не должен вмешиваться в политику или религию, сохраняя нейтралитет по отношению к вопросам использования научных достижений. Идеал познания предполагает, что можно создать одну мысленную конструкцию изучаемого объекта, которая будет одинакова, универсальна для всех.

Неклассическая рациональность соответствует науке конца XIX — середины XX в., пережившей ряд революций в естествознании: открытие делимости атомов, поля, генов, бактерий и др. Она учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности, выявление этих связей как условие научного описания и объяснения мира. Связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями не служат предметом научного осмысления, хотя опосредованно определяют характер знаний и то, что именно и каким способом следует выделять и осмысливать в мире. Происходит объединение средств и объекта познания; осознается невозможность их отделения друг от друга. Таким образом, научное познание признается релятивистским (относительным) и вероятностным1.

В неклассической науке начинают говорить о моральной ответственности ученых за результаты научного познания. Истина перестает рассматриваться как господствующая или нейтральная ценность. Идеал ученого постепенно изменяется от беспристрастного зрителя к активному участнику общественных процессов.

Постнеклассическая рациональность, соответствующая науке второй половины XX — начала XXI в., связана прежде всего с революцией в средствах хранения и получения знаний (компьютеризация науки, появление сложных и дорогостоящих приборных комплексов, которые обслуживают исследовательские коллективы и функционируют аналогично средствам промышленного производства). Лидерами постнеклассической науки выступают биология, экология, синергетика, науки о человеке. Современная наука расширяет поле осмысления деятельности, учитывая соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем анализируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями. Данный тип рациональности — неразрывное соединение всех трех компонентов: объектов, средств, субъектов познания. Наука переходит к человекомерным объектам. "Чистота" объекта познания признается невозможной в принципе, поскольку сами субъекты — заинтересованная сторона.

Спецификой современной научной рациональности является также то, что она содержит особенные черты в каждой области научного знания. Так, естественнонаучная рациональность характеризуется наблюдательно-экспериментальной однозначностью, опытной верифицируемостью, а социально-гуманитарная — ценностной предметностью, рефлексивностью, культурологической обоснованностью. Главными особенностями инженерно-технической рациональности выступают "вещная" предметность, конструктивная системность, эмпирическая проверяемость, практическая эффективность.

Анализу проблемы взаимоотношений науки и техники уделялось внимание уже в эпоху Возрождения. В Новое время к ней обращались Ф. Бэкон и Р. Декарт. Особую же актуальность она приобрела сегодня, в век глобальных научно-технических преобразований и постиндустриальных технологий.

Взаимоотношения техники и науки рассматриваются по-разному. Одни утверждают определяющую роль науки, при этом наука рассматривается как производство знаний, а техника — как их практическое применение. Другие трактуют науку и технику как независимые, самостоятельные явления, взаимодействующие на определенных этапах своего развития. При этом утверждается, что научное познание движет стремления ученых к истине, тогда как техника развивается для решения практических задач. Иногда техника использует научные результаты для своих целей, а иногда наука использует технические устройства для решения своих проблем.

Но есть и такие, которые полагают, что ведущая роль принадлежит технике, а наука развивается под влиянием потребностей техники.

В этой связи необходимо заметить, что характер взаимоотношений науки и техники меняется, эволюционируя вместе с развитием каждой из этих сфер культуры.

Наука вплоть до конца XIX в. шла вслед за техникой, за изобретениями практиков. Так, часовщик Д. Уатт изобрел универсальную паровую машину (техника парового двигателя на полвека опередила его теорию), цирюльник Р. Аркрайт — прядильную машину, ювелир и художник Р. Фултон — пароход.

Техническая ориентированность науки в Новое время выразилась в том, что исследование природы, наблюдение за нею оказалось опосредовано техническими приборами. При этом имеются в виду приборы, создаваемые и совершенствуемые именно в связи с научно-исследовательскими целями. В случаях же, когда использовались устройства, имеющие и практическое назначение (часы, насос и др.), их совершенствование направлялось не на достижение наиболее оптимальных производственных или бытовых характеристик, а исключительно на удовлетворение внутренних нужд науки.

Характерно, что даже воздействие современной техники на современную науку некоторыми исследователями определяется главным образом в этом же аспекте: "технизация" науки — это не что иное, как опосредование ее аппаратной техникой. "Без хитроумных технических инструментов, — отмечает Ф. Рапп, — которые простираются от простого счетчика Гейгера через усилительные устройства и вакуумные приборы до электронных микроскопов, аэродинамических труб и ускорителей заряженных частиц, сегодня уже немыслимо никакое естественнонаучное исследование. Только с помощью этого технического инструментария могут быть созданы соответствующие условия для исследования и получения, передачи и обработки искомых данных наблюдения" [55, с. 277—278).

Другое основание "технической ориентации" науки Нового времени заключается в том, что теория в XVII—XIX вв. развивалась в рамках механистической картины мира, многие теоретические объяснения естествознания проистекали непосредственно из анализа техники, интерпретация природных явлений нередко осуществлялась на основе выводов, полученных в результате наблюдений за действием механических устройств.

Положение в корне меняется в конце XIX в.: целые отрасли промышленности и техники создаются на основе открытий науки — электротехническая, электронная, химическая, различные виды машиностроения и др. По мере погружения в собственные исследования наука все дальше отходит от ориентации на техническое приложение теоретических результатов. Интерес к теории стал перевешивать интерес к исследованию, ориентированному на практические нужды. Важнейшие достижения техники стали следствием фундаментальных научных открытий. Чисто эмпирическим путем оказалось невозможно создавать сложные технические средства; предварительным условием их создания является глубокое изучение и познание физических, химических и иных явлений и процессов, лежащих в основе принципа их действия. Потребности современного производства требуют предварительного изучения этих явлений, их теоретического анализа и обобщения, умения прогнозировать их особенности в иных, еще не изученных ситуациях.

В последние десятилетия возникла ситуация, когда технический прогресс в его "прикладном выражении" сделал очередной рывок, опираясь лишь на собственно технические открытия, пользуясь теоретической естественнонаучной базой середины XX столетия (яркий пример — развитие средств хранения и передачи информации).

Таким образом, взаимоотношения науки и техники изменялись в историческом процессе — от автономии техники к руководящей роли науки (фундаментальной или прикладной).

В основе техники лежит использование законов природы. Современная техника в конечном счете определяется развитием науки, которая является главным источником и фактором технического прогресса. Непременное условие развития техники и, следовательно, материального производства — обеспечение опережающего развития науки по отношению к технике, практике. В то же время именно производство, его потребности и запросы оказывают решающее воздействие на развитие науки. Технический уровень производства обусловливает степень использования науки, определяет готовность технической базы производства к реализации новых научных идей. Вместе с тем материально-техническая база производства создает также материальную базу самих научных исследований, оказывает решающее влияние на качественный уровень научных экспериментов, на степень "индустриализации" науки. Ныне технические новшества, новые виды технических устройств опираются на научные разработки. Технические проблемы стимулируют развитие науки, а научные открытия становятся основой создания новых видов техники.

Если говорить в целом, то современная техника становится все более и более наукоемкой. Однако в этой связи уместно заметить, что успешное развитие самой науки в значительной мере зависит от наличия у нее солидной технической базы. Техника, в свою очередь, обратно влияет на развитие науки. Современная наука имеет довольно солидный технический базис, оснащается сложнейшими техническими устройствами и сооружениями — исследовательскими реакторами, установками для изучения термоядерного синтеза, андронными коллайдерами, мощными радиотелескопами и др. В научной деятельности используются определенные технические устройства и приборы (счетчики, телескопы, ускорители элементарных частиц, компьютеры и др.), которые усиливают и расширяют возможности научно-исследовательской деятельности ученых.

Техника, как уже отмечалось ранее, тесно связана не только с наукой, но и с технологией. Технология обычно трактуется как совокупность процессов, способов, методов, принципов и правил, применяемых при изготовлении какого-либо вида продукции в любой сфере производственной деятельности. Важнейшим ее компонентом является технологический процесс, последовательность направленных на создание заданного объекта действий (технологических операций), каждое из которых основано на каких-либо естественных процессах (физических, химических, биологических и др.) и человеческой деятельности. Сегодня термином "технология" обозначают также научную и учебную дисциплину, дающую изложение и обоснование общих принципов и практического опыта разработки конкретных технологий, и особую форму фундаментального и прикладного научно-технического знания, переходную от естественнонаучных исследований к техническим разработкам [32, с. 293-294].

Ключевым моментом, позволяющим разделить собственно "техническое" и "технологическое", является то, что первое связано с совокупностью предметов и средств материальной деятельности людей, а второе — с совокупностью методов их создания. Технология как совокупность операций, способов и методов по целенаправленному и рациональному изготовлению и использованию техники показывает, как и каким образом это следует делать.

Таким образом, ясно, что эффективное изготовление и использование техники требуют ее включения в технологические цепи. Можно сказать, что техника без технологии и соответствующей деятельности человека "мертва". Именно технология, основанная прежде всего на технических и инженерных знаниях, становится действующей силой, фактором развития техники, обязательным условием ее нормального функционирования. Широкое распространение передовых, наукоемких информационных технологий, нанотехнологий и др. — одно из важнейших направлений научно-технического прогресса. При этом все же не следует технологию включать в состав техники. В данном случае более правомерно говорить о едином технико-технологическим процессе.

Происходящая научно-техническая, в том числе компьютерно-информационная, революция представляет собой синтез, своеобразный "сплав" радикальных изменений в области науки, техники и технологии. На базе научных достижений и открытий происходят качественные изменения во всех отраслях современной техники. В корне преобразуются технические средства, системы, устройства, технологические методы производства. В современном производстве произошел переход от механизации отдельных процессов труда к комплексной механизации, автоматизации всего производства, к широкому использованию автоматизированных систем управления (АСУ), промышленной робототехники. В ходе научно-технического прогресса произошла сплошная электрификация производства. Механические методы обработки материалов во многих случаях заменяются или дополняются более совершенными, использующими новейшие достижения физики и химии (ультразвуковая, высокочастотная, электроэрозионная, лазерная и другие виды обработки). Развитие биотехнологий позволяет эффективно применять для решения инженерных задач биологические методы, использовать в различных областях техники опыт живой природы. Биотехнология позволяет реализовать биологические методы получения многих продуктов и веществ (например, при производстве белковой пищи, ферментов, витаминов и др.). Прогресс химической науки и технологии дает возможность рационально изменять свойства природных материалов, создавать широкую гамму синтетических материалов, ускорять технологические процессы и на этой основе повышать производительность и улучшать качество промышленной продукции.

Прогресс космических исследований — пример плодотворного взаимодействия науки и техники, их взаимообогащения в процессе совместного развития. Создание и совершенствование космических технологий явилось стимулом прогресса не только в области технических наук и связанных с ними отраслей производства (особенно радиоэлектроники, автоматики, точного приборостроения, материаловедения и др.), но также в области естественных и общественных наук, где появились совершенно новые направления: космическая физика, биология, медицина, психология, право и т.д. Точно так же развитие информационной и вычислительной техники вовлекло в изучение процессов связи и управления большой комплекс наук, выдвинуло ряд общенаучных проблем (проблемы передачи информации, взаимодействия человека и машины и др.).

Взаимодействие науки и техники — важнейшее условие осуществления не только научно-технического прогресса, но и общественного развития в целом.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы