Современные подходы к изучению психологии подростка

Современный этап развития психологического знания характеризуется присущей постмодернизму тенденцией к интеграции различных точек зрения и выработке некоторых общих представлений. Это справедливо и в отношении изучения психологии подростка. Если раньше создатели отдельных теорий отстаивали справедливость своей точки зрения в противопоставлении другим позициям и с жесткой подчас их критикой, то в последние годы наблюдается сближение, взаимное обогащение разных теоретических позиций. В отечественной психологии активно используются, получают дальнейшее развитие такие предложенные зарубежными авторами концепты, как формирование идентичности, ее статусов, понимание подростка как маргинальной личности и др. Зарубежные психологи, сравнительно недавно открыв для себя работы российских коллег, в частности Л. С. Выготского, проявляют к ним все больший интерес и активно включают в свои исследовательские проекты. В результате сложилась ситуация, когда подростковый возраст, его феноменология, проблематика изучаются с использованием понятий и представлений, объяснительных схем и методов исследований, предложенных в контекстах разных научных школ и направлений.

Несмотря на эту постмодернистскую тенденцию, все же можно проследить определенную приверженность исследователей научным традициям и теориям, разработанным в XX в., который иногда называют «золотым веком подростковой психологии». Например исследования, проводимые в рамках Московской психологической школы, по большей части и сегодня опираются на традицию культурно-исторической психологии, заложенную Л. С. Выготским. В частности, продолжают разрабатываться проблемы подросткового возраста в связи с поиском новых оснований для периодизации психического развития[1]. Методология этой теории используется в исследованиях феноменов современного взросления[2] и др.

Представители Санкт-Петербургской психологической школы при изучении подросткового возраста базируются на системной концепции чело- векознания Б. Г. Ананьева. Исследования различных проблем психологии подросткового возраста как этапа жизненного пути человека осуществляются на основании системного подхода, позволяющего рассматривать уров- невые показатели развития психофизиологических функций, свойств личности, психических состояний, т.е. взаимосвязей основных составляющих в целостной организации человека. При изучении психологии подростка реализуется дифференциальный подход с акцентом на индивидуальные характеристики и особенности развития.

3

Вместе с тем значительная часть современных исследований по психологии подростка носят эмпирической характер, и их связь с определенной теорией не очевидна. В этих исследованиях получен большой фактологический материал, отражающий различные стороны современного взросления. Анализ этого материала показывает, что основной интерес исследователей фокусируется на сложностях, проблемах, «рисках взросления» (психология девиантного и делинквентного поведения, агрессивность, тревожность, депрессивность, неуверенность в себе, буллинг, социальная дезадаптиро- ванность и др.). Сравнительно меньшее число исследований посвящено позитивным сторонам развития личности в этом возрасте. Продуктивным представляется возникший в последние годы интерес к изучению таких «сильных», позитивных характеристик развития личности подростка, как личностный потенциал, жизнестойкость, ресурсность[3].

Для понимания процессов взросления в современном, быстро меняющемся мире большое значение имеют исследования в области социальной психологии и социологии образования, которые позволяют оперативно получать данные на значительном количестве респондентов, принадлежащих к разным образовательным, культурным, этническим и другим группам[4].

  • [1] См.: Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология развития человека. М. : Школьнаяпресса, 2000; Слободчиков В. И., Цукерман Г. А. Интегральная периодизация общего психического развития // Вопросы психологии. 1996. № 5; Толстых А. В. Возрасты жизни М. :Молодая гвардия, 1988.
  • [2] См.: Поливанова К. И. Новое детство: вызов культурно-исторической теории? //У истоков развития : сборник научных статей / ред. Л. Ф. Обухова, И. А. Котляр (Корепанова). М.: ГБОУ ВПО МГППУ, 2013. С. 128-133; и др.
  • [3] Леонтьев Д. А., Калитеевская Е. Р., Осин Е. Н. Личностный потенциал при переходеот детства к взрослости и становление самодетсрминации //Личностный потенциал; структура и диагностика. М. : Смысл, 2011. С. 611—641; Махнач А. В., Лактионова А. И. Личностные и поведенческие характеристики подростков как фактор их жизнеспособности и социальной адаптации // Психологический журнал. 2013. Т. 34. № 5. С. 69—84; Хазова С. А.Ментальные ресурсы субъекта; феноменология и динамика : монография. Кострома, 2013.
  • [4] См.: Белинская Е. П. Информационная социализация подростков: опыт пользованиясоциальными сетями и психологическое благополучие // Психологические исследования.2013. Т. 6. № 30. С. 6. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n30/858-belinskaya30.html (дата обращения: 26.06.2015); Дубовская Е. М. Социально-психологические характеристики неформальной группы подростков // Психологические исследования. 2011. № 6 (20).URL: http://psystudy.ru/indcx.php/num/201 ln6-20/576-dubovskaya20 (дата обращения:25.06.2015); Собкин В. С., Абросимова 3. Б., Адамчук Д. В., Баранова Е. В. Подросток: нормы,риски, девиации. М.: ЦСО РАО, 2005; Социология образования. Труды по социологии образования. Т. XV. Вып. XXVI / под ред. В. С. Собкина. М., 2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >