Заразная американская болезнь

Основатель Credit Suisse Альфред Эшер (1819—1882) происходил из богатой семьи: его отец занимался торговлей и нажил на этом солидный капитал. Сын же смолоду предпочел государственную карьеру, однако эта стезя со временем тоже привела его в большой бизнес. В 23 года Альфред получил диплом доктора юридических наук, а двумя годами позже был избран в парламент своего кантона. В 29 лет молодой политик стал министром и членом парламента конфедерации.

В 1850-е гг. в Швейцарии начался экономический подъем, который сопровождался бурным развитием железнодорожного транспорта. Горячим сторонником этого был и Эшер. В 1853 г. он стал президентом одной из первых швейцарских железных дорог, а в 1856-м основал банк Credit Suisse — специально для финансирования железнодорожного строительства. Создавая банк, Эшер надеялся избавить местные компании от влияния иностранных, прежде всего французских, кредиторов, которые стремились контролировать строительство железных дорог.

Дебют Credit Suisse, состоявшийся 16 июля 1856 г., оказался на редкость удачным. Его акционерный капитал составил 15 млн швейцарских франков, а сумма вкладов уже через несколько дней после открытия превысила 218 млн швейцарских франков. Первоначально штат банка состоял всего из шести человек.

Кредитная политика Credit Suisse была очень консервативной: основной упор делался на краткосрочные и среднесрочные кредиты. Эта осторожность, тем не менее, не смогла уберечь молодой банк от потерь, вызванных неудачными инвестициями в промышленность и экспериментами с ценными бумагами. В результате в 1867 г. банк впервые объявил о крупных потерях, однако все-таки сумел выплатить дивиденды. Урок был усвоен крепко: следующая неприятность такого рода случилась с Credit Suisse только спустя 130 лет — уже в наше время.

Основная деятельность банка была сосредоточена в Швейцарии, однако постепенно его интересы начали распространяться и на иностранные государства. Уже в 70-е гг. XIX в. банк открыл свои представительства в Вене и Нью-Йорке. Также Credit Suisse завязал активные деловые отношения с банками Франции, Германии, Италии и даже Южной Америки.

В начале XX в. Credit Suisse укреплял свои позиции дома: в период между 1905 и 1917 гг. в Швейцарии им была создана разветвленная сеть филиалов.

Credit Suisse вовремя почувствовал грядущее выдвижение США на лидирующие позиции в мировой экономике и одним из первых стал продавать акции американских компаний на швейцарском рынке. А в 1940 г. в Нью-Йорке открылось первое зарубежное отделение банка.

Вторая мировая война замедлила, но не остановила развитие Credit Suisse. В годы войны прибыль и дивиденды сократились вдвое, персоналу банка дважды понижали зарплату, однако в целом Credit Suisse пережил военное время легче многих конкурентов. Держаться на плаву помогала постоянная потребность в кредитах со стороны федерального правительства и администраций кантонов: в 1944 г. около 1/3 общего оборота банка пришлось на доходы от кредитования органов власти. После окончания войны к списку должников банка добавились многие европейские страны, нуждавшиеся в кредитах на восстановление экономики.

После окончания войны Credit Suisse снова занялся освоением американского инвестиционного рынка. В 1963 г. банк первым в Швейцарии организовал телексную связь с Нью-Йоркской фондовой биржей. В 1960-х гг. Credit Suisse заключил союз с американской инвестиционной компанией While Weld, а в 1978-м стал партнером другой влиятельной компании с Уолл-стрит — The First Boston Corporation. Сотрудничество оказалось настолько плодотворным, что в 1988 г. швейцарцы приобрели контрольный пакет акций The First Boston и переименовали ее в CS First Boston.

В 1989 г. Credit Suisse и CS First Boston объединились в CS Holding — первую "зонтичную" компанию в швейцарском банковском секторе. Чуть позже она была переименована в Credit Suisse Group.

Завоевывая Америку, руководство компании не забывало и о родной Швейцарии. В первой половине 1990-х гг. Credit Suisse Group купила Bank Leu (на тот момент пятый среди крупнейших банков Швейцарии). Чуть позже к списку активов добавились Swiss Volksbank (четвертое место в стране) и Neue Aargauer Bank (крупнейший региональный банк). Эти приобретения позволили Credit Suisse выйти на второе после UBS место в Швейцарии, которое группа удерживает до сих пор.

В 1998 г. тогдашний председатель правления Credit Suisse Райнер Гут так охарактеризовал эволюцию компании: от швейцарского банка, имеющего интересы за рубежом, к крупному международному финансовому институту со штаб-квартирой в Швейцарии. Впрочем, к тому момент}' сам Гут уже перестал играть активную роль в управлении компанией, уступив эти функции более молодым и перспективным менеджерам.

В 1997 г. преемником Гута на посту президента и СЕО (а с 2000-го и в кресле председателя правления) стал Лукас Мюлеманн, звезда швейцарского бизнеса конца 1990-х гг.

Судьба Мюлеманна во многом повторяет судьбу его коллег из крупнейших европейских компаний — Жана-Мари Мессье из Vivendi, Мишеля Бона из France Telecom, Кейса паи дер Хувена из Royal Ahold, Рона Зоммера из Deutsche Telekom. Сначала — лавры победителей, а потом — нещадная критика, в том числе и со стороны тех, кто еще недавно пел им дифирамбы.

Мюлеманн совершил весьма распространенную ошибку: поверил, что экономический подъем конца 1990-х гг. — это всерьез и надолго. А значит, можно не бояться тратить крупные суммы на стратегически важные покупки. В 1997 г. Мюлеманн выложил 9,6 млрд долл. за страховую компанию Wintenhur. в то время занимавшую второе место на швейцарском рынке, а в 2000 г. — 12,4 млрд за инвестиционный банк Donaldson Lufkin & Jenrette (DLJ). Обе эти сделки поначалу были встречены одобрительно, однако возложенных па них надежд не оправдали.

Во-первых, Мюлеманну ставят в укор его расточительность: по мнению многих экспертов, за обе компании он заметно переплатил. Во-вторых, не сумел интегрировать новые подразделения в и без того сложную структуру группы.

Благодаря присоединению Winterthur группа Credit Suisse рассчитывала значительно расширить область своей деятельности. Ради этого банку пришлось расстаться с принадлежавшим ему пакетом акций крупнейшей швейцарской страховой компании Szßiss Life. Однако в реальности консолидация банковского и страхового бизнеса себя не оправдала. С началом экономического кризиса Winterthur стала работать в убыток и была вынуждена распродать часть активов по бросовым иенам. В июне 2002 г. Credit. Suisse. пришлось выделить страховому подразделению финансовую помощь — около 1,1 млрд долл., что послужило одной из двух славных причин ее нынешних потерь.

Похожая история произошла и с DLJ. Специализацией этого инвестиционного банка был рынок высокодоходных — "бросовых" — облигаций с низкой степенью надежности. Этот сегмент фондового рынка одним из первых пострадал от экономического спада, что вновь больно ударило по доходам Credit Suisse. Мюлеманн в 2002 г. был вынужден оставить пост президента, а затем лишился и других руководящих должностей.

Новым президентом Credit Suisse Group стал Вальтер Кильхольц. Он и раньше входил в совет директоров компании, но основной его деятельностью было руководство дочерней страховой компанией Swiss Re. А вот СЕО теперь два — по числу подразделений. Credit Suisse Financial Services возглавляет Освальд Грюбель, ветеран компании, вернувшийся после недолгой отставки. Второй ко-СЕО — Джон Мэк, возглавляющий Credit Suisse First Boston. Его подразделение стало еще одной причиной крупнейших убытков Credit Suisse. Впрочем, виноват в них не столько сам Мэк, сколько его предшественники, просчеты которых ему теперь приходится исправлять.

Послужной список Мэка, которого за его склонность к сокращению ресурсов в деловых кругах прозвали Мэкки-нож, достаточно любопытный. Сын ливанского эмигранта, он вырос в небольшом городке в штате Северная Каролина. Благодаря футбольным успехам он поступил в университет и параллельно пошел работать в небольшую брокерскую контору.

В 1972 г. Мэку посчастливилось попасть в знаменитую Morgan Stanley, куда его пригласил один из руководителей компании, Дик Фишер. Уже в 1979 г. Мэк занял пост управляющего директора, а в 1993-м стал президентом корпорации.

В 1997 г. Мэк организовал слияние Morgan Stanley с крупной брокерской фирмой Dean Witter, Discover & Со. Сделка оценивалась в 10,2 млрд долл. и с финансовой точки зрения оказалась очень удачной. Однако для самого Мэка она закончилась неожиданно: в борьбе за власть он проиграл бывшему главе Dean Witter Филипу Перселлу. После нескольких лет противостояния Мэк сдался и 25 января 2001 г. подал в отставку.

Вынужденный уход из родной компании не повредил репутации Мэка. Ему предлагали пост председателя комиссии по цепным бумагам и биржам, да и фирмы-конкуренты — Merrill Lynch, Citigroup, Deutsche Bank — с готовностью распахнули объятия бывшему врагу. Но Мэк отказался от всех этих предложений и в августе 2001 г. неожиданно для многих согласился стать СЕО банка Credit Suisse First Boston.

Мэк пришел в CSFB в нелегкое время: Credit Suisse First Boston попал в поле пристального внимания комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC).

Центральным персонажем расследования стала другая звезда 1990-х гг. — Фрэнк Куаттрон, руководивший в CSFB подразделением высоких технологий. Куаттрона называют одним из идеологов интернет-бума, поскольку он помог выйти па биржу многим компаниям: как известным — уровня Netscape и Amazon, — так и однодневкам. Одно время Куаттрон работал в Morgan Stanley под началом Джона Мэка. Разногласия между ними начались после того, как Куаттрон попробовал добиться для своего подразделения большей независимости. Не получив одобрения Мэка, Куаттрон перебрался в Deutsche Morgan Grenfell, откуда его вместе со всей командой в 1998 г. переманил бывший глава CSFB Аллен Уит.

В Credit Suisse Куаттрон получил все то, чего он не мог добиться от Мэка: фактически его подразделение работало как компания внутри компании. Куаттрон контролировал даже аналитиков — он требовал от них благоприятных прогнозов относительно акций компаний, с которыми работал.

Результаты не замедлили себя ждать. Если в 1998 г. CSFB участвовал в первичном размещении акций лишь шести высокотехнологичных компаний, то в 1999-м — уже 52, став одним из крупнейших инвесторов этой отрасли. Обогатился сам Куаттрон (по некоторым данным, он зарабатывал до 100 млн долл. в год), да и Credit Suisse First Boston не остался внакладе.

Пока акции высокотехнологичных компаний были в моде, Куаттрон начал использовать их как инструмент для привлечения выгодных клиентов — "друзей Фрэнка", как их теперь называют. Им давали возможность приобрести акции популярных компаний на стадии первичного размещения (чтобы впоследствии перепродать их на вторичном рынке в несколько раз дороже). В благодарность обогатившиеся клиенты пользовались услугами CSFB, когда им нужно было самим вывести свои акции на рынок или провести какие-либо другие сделки.

Именно эта практика и привлекла внимание SEC, которая обвинила CSFB в нечестном бизнесе. Чтобы закрыть расследование, банку пришлось в начале 2002 г. заплатить штраф в 100 млн долл. Три подчиненных Куаттрона были уволены, но сам он до поры до времени сохранил свое место в компании. И даже Джон Мэк предпочел оставить бывшего подчиненного в покое, хотя и добился пересмотра условий сто контракта.

Однако в начале 2003 г. дело Куаттрона вновь оказалось в центре внимания. Выяснилось, что он уже знал о начатом расследовании SEC, когда в декабре 2000 г. потребовал от подчиненных уничтожить все документы, имеющие отношение к делу. (Раньше считалось, что уничтожение документов было рутинной операцией.)

На сей раз руководство CSFB не стало прикрывать своего сотрудника, и в начале марта Куаттрон покинул компанию. Если его вина будет доказана, то ему грозит тюремный срок или по меньшей мере отлучение от профессии. В конце апреля Куаттрон был арестован — ему было предъявлено уголовное обвинение в препятствовании правосудию.

Скандалом с Куаттроном неприятности Credit Suisse не ограничиваются. В 2002 г. компания понесла самые масштабные убытки за всю свою 147-летнюю историю — 3,3 млрд швейцарских франков (2,4 млрд долл.). Основные виновники потерь — Winterthur и Credit Suisse First Boston.

По карману банка больно ударила не только история с Куаттроном. В 2002 г., вскоре после банкротства корпорации Enron, правоохранительные органы США всерьез заинтересовались работой аналитических структур ведущих инвестиционных банков с Уолл-стрит. Оказалось, что при составлении рекомендаций по акциям многие аналитики сознательно завышали их рейтинг, дабы не навредить интересам своих банков. После крупномасштабного расследования, проведенного SEC совместно с прокуратурами нескольких штатов, десять крупнейших инвестиционно-банковских и брокерских компаний США согласились выплатить в общей сложности 1,4 млрд долл., чтобы избежать возбуждения уголовных дел. На долю Credit Suisse First Boston приходится второй по величине штраф — 200 млн долл.

Ощутимый урон имиджу компании нанес глава фармацевтического гиганта Novaitis Даниэль Вазелла, который в марте 2003 г. покинул совет директоров Credit Suisse -на год раньше срока. Он давно выражал недовольство тем, каким путем пошла компания, и его уход многие расценивают как публичное "умывание рук".

Тем не менее, руководители Credit Suisse уверяют, что им удастся вернуть компанию к нормальной работе. Мэк уволил несколько тысяч сотрудников, а также подготовил к продаже ряд неключевых активов. Уже объявлено, что CSFB может закончить I квартал 2003 г. с прибылью, которая пока что оценивается приблизительно в 160 млн долл.

Также Вальтер Кильхольц счел нужным в конце апреля выступить с заявлением о том, что руководство группы не планирует продажу или отчуждение Credit Suisse First Boston — видимо, в ответ на упорно циркулирующие слухи о возможности подобного шага.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >