Обрядность, связанная с рождением ребенка

Примерно через неделю после рождения ребенка торжественно укладывали в люльку и нарекали именем. В этот день принято было посылать приглашение соседкам и родственницам, которые обычно приходили с подарками. Без приглашения на торжество никто не приходил. Обряд "укладывания в люльку" сопровождался различными пожеланиями и совершался либо бабкой, принимавшей ребенка, либо многодетной пожилой женщиной из числа приглашенных, либо самой свекровью или старшей снохой. Ребенка перед этим купали, тело и головку смазывали маслом, надевали на него нарядную одежду. Кроме того, в люльку ставили миску с мукой как символическое пожелание, чтобы ребенок жил до старости, до тех пор, пока голова и борода не станут седыми, белыми, как мука. Перед тем, как положить ребенка в люльку, туда сперва клали кошку, чтобы он спал так же спокойно, как она. В день укладывания в люльку было еще принято устраивать специальное угощение для женщин.

В пожеланиях чаще всего говорилось о семи сыновьях и одной дочери. Так, лезгины пели:

Стели не меньше двух перин,

А в них пусть будет пух один.

Пусть семь детей,

Семь сыновей

У женщины счастливой будет.

Родится дочь – пусть сливой будет,

А слива долго не живет.

Когда от ветки отпадет!

Особенно торжественно отмечали рождение мальчиков. Женщина нередко на время родов переселялась в дом родителей и оставалась там в течение сорока дней. После этого молодую мать приводили в дом мужа. С получением известия о благополучном исходе родов родственники стреляли из ружей с крыши дома роженицы и всех ее родных.

Среди мусульманских мужских имен самым распространенным было Магомед, а женских – Патимат, в честь дочери пророка Фатимы. Бывало даже так, что Магомедом могли наречь двух братьев в семье. Избранное заранее имя шептали в ухо мальчику, называя его вначале Магомедом, а потом уже его собственным именем; похожее действо совершалось и с девочкой. Заканчивался обряд угощением гостей.

Укладывая детей спать, женщины пели колыбельные песни, в которых отражались радости и огорчения, чаяния и надежды, связанные с воспитанием и будущим ребенка. Вот несколько отрывков из аварских колыбельных песен.

Для девочки:

Ох, мамина травинка,

Любовь моя и боль.

Ты вишня из Голопля,

Тиндинская фасоль.

Зима наступит скоро,

Потом растает лед.

Весной соседский мальчик

К тебе играть придет.

Блестит твой первый зубик.

Глаза твои блестят.

Спи, мамина травинка.

Уже все дети спят.

Для мальчика:

У зайчика моего шелковые рукавицы.

Каждый волосик, как шелк, на свету серебрится.

Для зайчика моего из шелка я сшила рубашку.

Для зайчика моего сохранила отцовскую шапку,

Для зайчика моего за горами кони пасутся.

Ждут они не дождутся.

Когда подрастет мой зайчик.

Пусть в шелках ходит мой сынок.

Пусть ездит на коме мой сынок.

Пусть на одной руке держит ястреба мой сынок.

Пусть ястреба пустит на охоту мой сынок...

В колыбельных ласковых песнях передавалась нежность матери к ребенку, ее сокровенные мечты. Для девочек и мальчиков песни были особые, девочке пели о прекрасной стройной девушке с большими глазами и румяными щеками, похожей на цветок, желая того же малышке. Почтительность, трудолюбие, доброта и скромность девушки также воспевались в колыбельных. Мальчику желали силы, мужества, отваги и ума: "Сын, будь сильным и смелым, как лев, красивым, как сокол..." Как видим, уже младенцу внушались представления о достоинствах человека.

Обычай избегания

У кавказских народов известно несколько видов так называемого избегания.

Избегание между супругами и родственниками жены и мужа начинается при заключении брака, со времени поездки за невестой в дом ее родителей. Накануне свадьбы, продолжающейся три дня, невеста помещалась в дом одного из родственников жениха, а он, завидев свадебный поезд, переходил в дом какого-нибудь своего приятеля, где скрывался на протяжении всей свадьбы, не показываясь ни невесте, ни гостям. После официального закрепления брака жених начинал посещать новобрачную, да и то некоторое время тайно. Новобрачная могла показаться своей родне лишь через несколько месяцев после свадьбы.

Существовал обычай избегания между супругами. Жена в первое время после свадьбы не имела права ни видеться, ни говорить со своим мужем не только в присутствии посторонних, но даже и родственников. Если муж вечером ее посещал, то старался, чтобы этого никто не заметил. Супруги, в особенности молодые, не должны были находиться днем в одном помещении вдвоем, показываться вместе в общественных местах, проявлять на людях какую-то заботу друг о друге. В особенности полагалось избегать жену в период беременности, а при родах уходить из дома и некоторое время жить у кого-нибудь из младших родственников или соседей. Молодым запрещалось называть друг друга не только по имени, но и мужем и женой. Супруг, например, обращался к своей половине словами "мать дома", "мать детей", "женщина".

Кроме того, соблюдался обычай избегания между родителями и детьми. В кавказских обычаях запреты касаются больше взаимоотношений отца и детей, нежели матери и детей. Так, отец в присутствии старших родственников или посторонних не мог брать на руки, ласкать маленького ребенка. Не полагалось ему также показываться с ним в общественных местах, упоминать о нем в разговоре, называть по имени, даже оплакивать его смерть и участвовать в похоронах. Обычно отец называл детей описательно: "дети той, что у нас в доме", "дети нашего дома" и т.п.

Что касается матери, то в среде простого крестьянства необходимость вскармливания, а затем повседневного ухода за ребенком исключала возможность полного и длительного соблюдения обычая избегания. Все же в больших семьях мать первое время с утра выносила колыбель из своей комнаты в общее помещение и, делая вид, что не имеет к ребенку никакого отношения, в присутствии других лиц, в особенности старших родственников мужа, даже не подходила к ней близко. Обычно уже через месяц старшие женщины семьи просили невестку, не стесняясь, брать ребенка на руки и кормить при них. В общественных местах избегание соблюдалось строже.

Подрастающее поколение, наблюдая исполнение семейных обрядов, осваивало национальные традиции, ценности, этикет, порядок проведения праздников и т.д., училось уважать и почитать старших, со вниманием относиться к женщине и младшим, ценить сплоченность родственников.

Видя пример взрослых и подражая им, наблюдая их поведение в будни и праздники, дети осваивали также правила взаимоотношений мужчин и женщин, т.е. принятые этикетные нормы. Яркая, насыщенная действиями обрядность была очень привлекательна для детей, знакомила их с жанрами народного искусства, музыкой, танцем, пением. Удивительная ее живучесть у горских народов, возможно, и объясняется включенностью человека в нее с раннего детства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >