Теория искажения новостей

В структурных построениях новостей Т. А. ван Дейк и В. Кинч выделяют макроструктуры, которые организуют этот тип дискурса в единое целое. Они пишут: "Макроправила - это и правила редукции информации, и правила ее организации. Большие последовательности сложных семантических структур, таких как предложения, изображения, пейзажи, сцены и действия, не могут быть должным образом обработаны без обращения к каким-либо структурам более высокого уровня. В процессе понимания текста мы не имеем доступа ко всем уже прочитанным предложениям. То же относится и к нашему пониманию повседневных событий и действий, многочисленные детали которых могут быть восстановлены по памяти только частично. Однако, если большие последовательности семантических структур такого рода могут быть сведены с помощью макроправил в несколько иерархически организованных макропозиций и если такие макроструктуры являются достаточной базой для дальнейшего понимания дискурса, событий или действий, тогда может быть выполнена исключительно сложная задача упорядочивания огромного количества семантических данных" [25, с. 48].

Выделяются также интересные маркеры смены темы, с помощью которых в информационное сообщение могут вводится новые эпизоды [25, с. 60]:

  • o изменение возможного мира: X... отмечал, делал вид... что...;
  • o изменение времени или периода: На следующий день..., На следующий год...;
  • o изменение места: (тем временем) в Сочи...;
  • o ввод новых участников;
  • o вторичный ввод уже известных участников средствами полных именных групп;
  • o изменение перспективы или точки зрения;
  • o различный набор предикатов (смена фрейма или сценария).

В другой своей работе "Анализ новостей как дискурса" Т. А. ван Дейк выделяет схему, в соответствии с которой упорядочивается новостное событие [25, с. 130]:

  • o краткое содержание;
  • o обстановка;
  • o направленность;
  • o осложнение;
  • o развязка;
  • o оценка;
  • o код.

Таким образом, мы имеем инструментарий для анализа новостей.

Отдельной темой является использование метафор, которые играют особую роль в обработке информации человеком. Дж. Лакофф и М. Джонсон объясняют эту роль тем, что в основе коммуникации лежит та же схема, что и в основе языка. Авторы предлагают выявлять автоматические схемы действия с помощью анализа языка, в первую очередь метафор. Мы моделируем мир, например, с помощью представлений, что большее и хорошее согласуется с понятием верх, а не низ. "Все эти ценности глубоко укоренились в нашей культуре. "Будущее будет лучше" - утверждение прогресса. Для утверждения "В будущем будет больше" в качестве особых случаев можно указать накопление товаров потребления и повышение заработной платы. "Ваш статус должен повыситься в будущем" - утверждение карьеризма (продвижение по служебной лестнице). Эти утверждения согласуются с нашими пространственными метафорами, а противоположные им утверждения с ними не согласуются. Поэтому можно предположить, что наши культурные ценности существуют не изолированно друг от друга, а должны образовывать согласованную систему вместе с метафорическими понятиями, в мире которых проистекает наша жизнь. Мы не утверждаем, что все культурные ценности, согласованные с метафорической системой, реально существуют; мы утверждаем лишь то, что те ценности, которые реально существуют и глубоко укоренились в культуре, согласуются с метафорической системой" [73, с. 405].

Модель коммуникации с точки зрения PR, рекламы и пропаганды (по Г. Г. Почепцову)

В области прикладных коммуникаций, таких как, например, связи с общественностью, реклама и пропаганда, коммуникатор пытается внести изменение в коммуникацию, чтобы перевести своего адресата на другой тип поведения. Пропаганду же зачастую определяют как такой тип коммуникации, где могут расходиться цели коммуникатора и адресата, т.е. коммуникатор может переводить адресата на цели, выгодные не ему, а коммуникатору.

Факторы, формирующие процесс коммуникации:

  • o фактор коммуникатора задает задачи и цели, которые он преследует и которые влияют на коммуникацию;
  • o фактор целевой аудитории определяет интересы адресата (с человеком лучше говорить на интересующие его темы);
  • o фактор канала коммуникации задает стандарты данного канала, которые выступают в качестве ограничителей (сообщение по телевидению будет отличаться от сообщения, переданного по радио).

Сообщение можно представить и как группу факторов, например содержание (факт) и конкретная техника воздействия. Задать любую информацию можно как прямо, так и косвенно. Ведущим фактором для поиска аргументов при этом является модель мира аудитории, что в ее представлениях о мире является позитивом, а что - негативом.

Этот комплект знаний позволяет коммуникатору прийти к нужным ему целям. Выбрать наиболее эффективный инструмент информационного воздействия. В научной литературе появляется новый термин - "информационное оружие". С. Расторгуев дает следующее его определение: "Информационное оружие представляет собой средства, позволяющие целенаправленно активизировать в информационной системе определенные процессы, т.е. те процессы, в которых заинтересован субъект, применяющий оружие".

В любой коммуникации важно учитывать фактор аудитории, а также ее представления о модели окружающего мира. К. Джоунз называет следующий минимальный набор знаний о целевой аудитории:

  • o политические предпочтения;
  • o биографическая информация;
  • o процессы принятия решений;
  • o демографическая информация: возраст, пол, раса, религия, экономические доходы, культурные предпочтения;
  • o представления аудитории о благоприятных возможностях и возможном развитии событий;
  • o возможности аудитории в области информационных операций;
  • o оценки действий аудитории по разным сценариям.

Для коммуникатора также важны возможности канала коммуникации (радио, телевидение, печатные СМИ). Профессионал достаточно четко прогнозирует дальнейшее поведение своей аудитории, основываясь на апробации предлагаемых подходов (ведь новые слоганы, рекламные ролики, как правило, предварительно проверяются на фокус-группах).

Коммуникатор и получатель информации не связаны иерархической связью. Реклама и PR моделируют свободный выбор информации со стороны получателя, поэтому для повышения своей эффективности они нуждаются в усилении позиций коммуникатора. Поскольку задачей коммуникатора в данном случае является стимуляция нового поведения, он работает в сфере перекодировки вербальных сообщений в невербальные. При этом коммуникатор должен не столько вводить новое поведение, сколько активировать те типы поведения, которые уже присущи получателю информации. Глобальные структуры, на которые он может опираться, должны включать такие компоненты, как: смерть, жизнь, страх и т.д. Все эти программы уже заложены в каждом человеке, поэтому основной вопрос состоит в том, чтобы как можно более точно определить их.

Реклама, к примеру, прохладительных напитков или жевательной резинки подается как возможность заинтересовать окружающих своей персоной, познакомиться с интересным человеком, понравиться кому-то, оказаться в привлекательном молодежном коллективе. Другими словами, в данном случае чисто физический параметр рекламируемого продукта, не привлекательный для большинства потенциальных потребителей (например, гигиена рта, ведь, согласитесь, мало найдется среди нас людей, признающихся в том, что изо рта у них может идти дурной запах) перекодируется в социальный.

Таким образом, коммуникатор передает не сообщение, он передает "ключ" к новой программе действия, поэтому более удачным вариантом становится опора на уже существующие в сознании сходные или близкие программы. Эта модель действует на любом уровне.

Стандартные подходы направлены на анализ и формулирование сообщения и лишь затем его контекста. Прикладные же подходы (в первую очередь в PR) направлены на создание контекста, из которого потом вытекает сообщение. Это связано с тем, что человек неосознанно осуществляет перенос оценки достоверности с контекста на сообщение. Достоверность контекста для него выше, поскольку контекст сложнее видоизменять. Вместе с этим контекст обрабатывается вне сознательного уровня внимания.

Ключевые для коммуникатора элементы процесса коммуникации:

  • o целевая аудитория;
  • o канал;
  • o метакоммуникативные знания;
  • o контекст.

Коммуникация порождает объекты новой природы. Они только имеют выраженные функции, сходные с реальными объектами, при этом не являющимися таковыми, по зачастую потребитель информации относится к ним как к реальным. Человечество в своей истории все время занято созданием новых типов порождения коммуникативных объектов. При этом они проходят один и тот же путь: сначала ими пользуется узкая группа лиц, затем этот механизм получает широкое распространение.

Процесс коммуникации

Рис. 2.1. Процесс коммуникации

Следует отметить, что разные типы наук направлены на разные объекты η самом процессе коммуникации. Например, теория филологии и литературоведения делает акцент на коммуникаторе (авторе), прикладные и естественные пауки, изучающие процесс коммуникации, больше сориентированы на потребителя информации. Теория коммуникации призвана объединить эти акценты в единое целое.

Семиотические модели коммуникации (по Г. Г. Почепцову)

Модель Р. Якобсона. В своей работе "Лингвистика и поэтика" Р. Якобсон представил речевую коммуникацию в виде шести факторов, каждому из которых соответствует особая функция языка:

  • 1) эмотивная функция;
  • 2) конативная функция;
  • 3) фатическая функция;
  • 4) метаязыковая функция;
  • 5) поэтическая функция;
  • 6) референтивная (денотативная, когнитивная) функция.

Эмотивная (экспрессивная) функция - имеет целью выражение его отношения к тому, что говорит адресант, поскольку одно и то же содержание может меняться в зависимости от интонации (сожаление, одобрение, извинение, осуждение и т.д.). Например:

  • o "по моему мнению, не стоило привлекать для работы эту ненадежную фирму"·,
  • o перечеркнутая бомба на плакате.

Конативная функция выражает непосредственное воздействие на собеседника. И отражает ориентацию на адресата. Это такие формы речи, как звательный падеж и повелительное наклонение. Внимание сосредотачивается на адресате (обращения и императивы, привлечение внимания, побуждение). Например:

  • o "Президент! Уходите в отставку!";
  • o пиктограммы "мужчина" и "женщина".

Фатическая функция ориентирована на контакт, для нее важно поддержание контакта, а не передача информации. Сюда можно отнести разговоры во время празднования дня рождения, разговоры о погоде, т.е. все те, где важнее процесс поддержания контакта, а не новизна и содержание информации. Использование коммуникативной системы для начала, поддержания и окончания общения. Например:

  • o "Алло? - Да-да!";
  • o радиопозывные (например, станция "Маяк"), заставки передач.

Метаязыковая функция связана с кодом: не зная слова, мы можем спросить о его значении и получить ответ. Ответ может быть дан описательно, с помощью других слов, а может, и просто с помощью показа предмета. Сосредоточение внимания на самом коде; теория языка и коммуникации представляют собой метаязык для описания коммуникативного процесса. Например:

  • o "Жи-ши пишется с буквой и";
  • o объяснение учителем правил невербальной коммуникации в школе: сначала ученик должен поднять руку, затем уже выйти.

Поэтическая функция направлена на сообщение. Это центральная функция для словесного искусства, для которого характерно большее внимание к форме, чем к содержанию сообщения. Бытовая речь ориентирована на содержание. Фокусировка на самом сообщении и ради сообщения; иногда называется "праздничной" функцией. Например:

  • o рифма, аллитерация и т.п.;
  • o изображение игры света на картине.

Референтивная (денотативная, когнитивная) функция ориентирована на контекст и представляет собой отсылку на объект, о котором идет речь в сообщении. Наиболее обычная функция: внимание сосредоточено на объекте, теме, содержании дискурса. Например:

  • o "солнце восходит на востоке";
  • o форма предмета бытовой культуры (например, ложки) как обозначение его возможного применения.

Работы Р. Якобсона составили отдельную эпоху в развитии изучения коммуникации. Модель Якобсона применима как для анализа языка и коммуникативных систем в целом, так и для функционального исследования отдельных речевых и коммуникативных актов и коммуникативных событий. Г. Г. Почепцов относит данную модель к семиотическим моделям коммуникации.

Модель Хэллидея. Еще одна интересная модель языковых функций связана с именем австралийского лингвиста, автора ряда работ по функциональной грамматике, М. А. К. Хэллидея. Система Хэллидея содержит три макрофункции, в которые в процессе языкового развития индивида соединяются семь исходных дискретных (отдельных) функций в языковом поведении ребенка.

Модель Хэллидея позволяет описать ситуативно-обусловленное использование языка, в котором семантический компонент соотносится с социальным, с одной стороны, а с другой - с лингвистическим. По мнению Хэллидея, на входе семантика имеет социальное, а на выходе - лингвистическое. Семантика, таким образом, промежуточный, посредующий уровень между социальным (ситуацией) и лингвистическим (текстом и языковыми средствами конкретного речевого акта).

Модель Ю. Лотмана [75]. Ю. Лотман считал модель коммуникации, предложенную Р. Якобсоном, слишком абстрактной. Он отмечал, что у говорящего и слушающего не может быть абсолютно одинаковых кодов, как не может быть и одинакового объема памяти.

Для литературной коммуникации Ю. Лотман предложил структуру смены деавтоматизации автоматизацией, заимствуя эти идеи у русских формалистов. Художественное произведение характеризует процесс отстранения, создания нового взгляда даже на старый и известный объект. Но как только деавтоматизация восприятия сменяется автоматизацией, так автор текста должен предложить новую деавтоматизацию. Структура текста тогда будет состоять из цепочек деавтоматизация 1 - автоматизация 1, деавтоматизация 2 - автоматизация 2, деавтоматизация 3 - автоматизация 3 и т.д.

Феномен чтения уже известного текста приводит Ю. Лотмана к формулировке двух возможных типов получения информации. Например, записка и платок с узелком. Если в первом случае сообщение заключено в тексте и может быть оттуда изъято, то во втором случае сообщение нельзя извлечь из текста, который играет чисто мнемоническую роль.

Ю. Лотман выделяет также две коммуникативные модели "Я - ОН" и "Я - Я". Последний случай он именует авто - коммуникацией. Передачу сообщения самому себе Ю. Лотман трактует как перестройку собственной личности.

Модель У. Эко. Имя итальянского семиотика Умберто Эко мало известно нашим соотечественникам. Как ученый и писатель он специализировался в средневековой культуре. У. Эко является автором ряда литературных произведений - романов, которые в свое время стали бестселлерами. Наибольшее признание у читателей получил роман "Имя розы".

У. Эко и Ю. Лотман уделяли большое значение визуальной коммуникации. У. Эко разработал модели визуальной коммуникации и коммуникации в рамках массовой культуры. В естественном языке значение оказывается заданным заранее, в визуальном оно вырабатывается по мере получения сообщения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >