Теоретические идеи

Импрессионисты не проявляли особой заботы о формулировании своих эстетических принципов. Программа импрессионизма внятно не прокламировалась. На эту тему художники почти не высказывались. В своих статьях и письмах импрессионисты писали о чем угодно, но только не о своих теоретических идеях. Приятель Метерлинка писатель К. Моклер утверждал, что Клод Моне никогда не теоретизировал не только письменно, но даже устно.

Все на самом деле закономерно и органично. Отсутствие программ и манифестов - не есть ли это тоже своего рода импрессионизм; импрессионизм мысли? Хотя он вовсе не исключает наличие идеалов и идей. Было бы неверно представлять себе импрессионистов великовозрастными детьми, не отягощенными умом, воспринимающими жизнь как сплошные каникулы. Это принципиально невозможно - настоящий талант несет своим творчеством мысль. Просто его мысль не всегда выражается в слове и через слово; он может обходиться совершенно без слов. Идея может проявиться через гениальную интуицию художника и может выражаться в цвете, в пленэре, в композиции. Импрессионисты считали, что программность живописи сушит ее, делает скучной и мертвой.

Представление об эстетике импрессионистов можно составить как коллаж из их редких высказываний и отдельных мнений их современников. Эстетику импрессионистов трудно вычитать из их письменных высказываний - ее легче реконструировать.

И все же из рассуждений некоторых импрессионистов (Родена, например) можно узнать о существенных эстетических постулатах импрессионизма, и в частности о взглядах на коренную эстетическую категорию - прекрасное. Согласно этим импрессионистическим представлениям, когда прекрасное соединяется с безобразным, побеждает всегда красота; в силу некоего божественного закона природа всегда стремится к высшему типу, к совершенству.

Красота - в характерности и выразительности. Роден прокламировал свое кредо: "Красота в правде" (Роден О. С. 57). Природа всегда прекрасна, нужно лишь уметь понимать ее проявления. В природе нет ничего более характерного, чем человеческое тело. Сын Ренуара Жан в своих воспоминаниях об отце пишет, что тот протестовал, когда его причисляли к интеллектуалам: "Меня нисколько не занимает то, что происходит под моей черепной коробкой. Я хочу осязать... по меньшей мере видеть...".

Дюранти в выступлении о "новой живописи" (1876) не проявляет озабоченности идеями, а акцентирует значение "тонкости зрения" в открытии солнца, которое "обесцвечивает тона, и будучи отраженным, в силу слепящей яркости, все сводит к светящемуся единому целому..." (Duranty Е. La nouvelle peinture. Paris, 1946, P. 39).

Английский философ, историк и теоретик искусства Коллингвуд, передавая свое понимание теоретических постулатов импрессионистов, пишет: "Живопись не может быть зрительным искусством. Человек пишет руками, а не глазами. Доктрина импрессионистов о том, что писать следует свет, была чистым педантизмом, который не смог уничтожить порабощенных художников лишь потому, что они оставались художниками вопреки своей доктрине..." (Коллингвуд Р. Дж. Принципы искусства. С. 138). Английский искусствовед Ювдэйл Прайс в работе "Диалог о разных сторонах живописного и прекрасного" (1801) предвосхитил эту доктрину импрессионистов, сказав, что он может представить себе человека будущего, который будет рожден без чувства осязания и который не будет способен ничего видеть, кроме разнообразных оттенков света.

Некоторые сведения об эстетике импрессионистов можно почерпнуть не у художников, а у их современников и единомышленников писателей. Главный идеолог и глава натурализма Эмиль Золя был одним из немногих, кто поддержал импрессионистов в начале их пути. Золя в 1860-х годах видел в импрессионистах своих союзников и защищал их от нападок консерваторов. Более того, писатель-натуралист в известном смысле стал теоретиком, обосновывавшим принципы импрессионизма. Золя пытался сопрягать импрессионистическую и натуралистическую эстетики, или, вернее, подменять одну другой. Суть импрессионизма Золя видел в "точности передачи впечатления от природы". В импрессионистическом требовании передачи впечатления для Золя звучало натуралистическое требование точно следовать за природой. Золя считал, что художник должен на холсте запечатлеть свое отношение к природе и показать ее "такой, какой он ее видит", отразить жизнь в ее бесконечных изменениях. В сборнике статей "Мой Салон" Э. Золя без всяких оговорок относит Мане к натуралистам, поскольку тот "ничего не может делать без природы". Любимый лозунг Золя: "Произведение искусства есть уголок природы, воспринятый сквозь темперамент" вполне может служить определением импрессионизма. То есть для Золя идеи импрессионизма - естественное продолжение его собственных убеждений.

Некоторые принципы импрессионистической эстетики сформулировали братья Гонкур в своем "Дневнике": "Идея - это старость души и болезнь ума..." (1858); "Видеть, чувствовать, выражать - в этом все искусство" (1865); "...живопись - это не рисунок. Живопись - это краски..." (1867). Здесь выражена суть импрессионизма. Эти писательские формулировки перекликаются, рифмуются с редкими высказываниями художников-импрессионистов. Так, Писсарро говорил: "Я пишу то, что сейчас чувствую" (см.: Сезанн П. Переписка. Воспоминания современников. М., 1972, С. 167); "В чувстве все дело, - остальное само собой"; "Импрессионизм должен быть теорией чистого наблюдения" (Писсарро К. Письма. Критика. Воспоминания современников. М., 1974, С. 119). В 1883 г. Писсарро писал: "Импрессионизм должен быть теорией чистого наблюдения" (Писсарро К. Там же. С. 119).

Теоретические постулаты, определяющие импрессионистическое творчество в литературе, формулировал Малларме. Он определил новую поэтику так: "Нужно рисовать не вещь, а производимый ею эффект. Стихотворение должно состоять не из слов, а из намерений. Слова стушевываются перед впечатлением" (Mallarme S. Correspondance. Paris. 1959. P. 137).

Большое общетеоретическое значение имеет идея импрессионистов об особенностях творческого процесса. Они утверждали, что художники - почти единственные люди, работающие с удовольствием. По мнению Родена и других импрессионистов, счастьем человечества стал бы труд, обеспечивающий не только средства существования, но и являющийся целью личности. Все люди должны последовать примеру художников или, лучше, сами стать художниками (в широком значении этого слова), с удовольствием выполняющими свою работу. Роден говорил: "Как хорошо было бы иметь художников во всех профессиях: художников-плотников, чувствующих себя счастливыми, когда им удается искусно вогнать шипы в гнезда; художников-каменщиков, с любовью растворяющих известь; художников-возчиков, гордящихся тем, что они хорошо обращаются со своими лошадьми и не давят прохожих. Все это создало бы идеальное общество, не так ли?" (Роден О. Сборник статей о творчестве. М., 1960. С. 66).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >