Лев Ильич Мечников (1838–1888)

Основным географическим фактором, предопределявшим становление цивилизаций, Мечников считал водные ресурсы, причем на разных стадиях развития общества разные их виды. На стадии ранних цивилизаций – реки. Одна из самых древних и мощных цивилизаций, египетская, возникла в бассейне реки Нил. Древнейшие цивилизации Древнего Востока возникли в Месопотамии (Междуречье) между Тигром и Евфратом. Две другие цивилизации древности – дальневосточные, Индии и Китая, также возникли в бассейнах великих рек, соответственно Инда и Ганга, Янцзы и Хуанхэ. Это этап речных цивилизаций. На следующей стадии развития цивилизаций главную роль играл другой вид водных ресурсов – моря. Основные цивилизации данного периода сложились на полуостровах, с трех сторон окруженных морями, – Греция и Рим. Это этап морских цивилизаций. В Новое время главным водным ресурсом стали океаны, чему способствовал как прогресс судоходства, так и рост производства и потребления. На первый план вышли такие страны, как Португалия и Испания, а затем в процессе конкурентной борьбы с ними лидерство перешло к Англии, получившей титул "владычицы морей" (точнее, океанов). Великобритания представляет собой остров и имеет относительно большую береговую линию, чем другие страны. Но в абсолютных цифрах береговой линии первенство принадлежит другим цивилизациям, достигшим полного развития несколько позже, – США и России. Каждая из этих стран омывается водами двух океанов. Это этап океанических цивилизаций.

Другой выдающийся русский гуманитарий гениальный ученый Н. Я. Данилевский вместе с немецким культурологом Освальдом Шпенглером стал создателем культурноисторической типологии, сформулировал понятие цивилизации. Значение этих работ таково, что его можно назвать предтечей культурологи.

Николай Яковлевич Данилевский (1822–1885)

Он сформулировал концепцию культурно-исторических типов, или цивилизаций, которых выделил 12. Культурно-исторические типы Данилевский делит на уединенные, существующие сами по себе и развивающиеся самостоятельно, и преемственные, т.е. перенимающие культуру других народов. Перенимать, по Данилевскому, можно только то, что соответствует началам, лежащим в основе данного культурно-исторического типа, ибо "политические формы, выработанные одним народом, собственно только для одного этого народа и годятся". Культурно-исторические типы могут выполнять в истории три основные роли: "или положительная деятельность самобытного культурно-исторического типа, или разрушительная деятельность так называемых бичей Божьих, предающих смерти дряхлые (томящиеся в агонии) цивилизации, или служащие другим целям в качестве этнографического материала – вот три роли, которые могут выпасть на долю народа".

Цивилизацией Данилевский называл период в жизни культурно-исторического типа, в котором проявляется преимущественно духовная деятельность. Этот период продолжается пять-шесть столетий. Ему предшествует этнографический этап, длящийся тысячелетия. В течение этнографического этапа создаются и запасаются продукты культуры. В течение цивилизационного этапа они выходят на поверхность и растрачиваются.

Данилевский ставит перед каждым человеком и народом задачу развить себя наиболее полно, т.е. реализовать свою программу. От признания специфики русской цивилизации, что обеспечили в первой половине XIX в. славянофилы, Данилевский перешел к ее сопоставлению со спецификой европейской цивилизации и показал глубокое принципиальное различие между Россией и Европой, разрешив, по существу, спор западников и славянофилов.

Характерными чертами романо-германского типа Данилевский считал насильственность, чрезмерное развитое чувство личности, индивидуальности. В противовес этому терпимость (как и соборность) "составляла отличительный характер России в самые грубые времена".

Данилевский пишет: "Можно еще указать на чуждые всякой насильственности отношения как русского народа, так и самого правительства к подвластным России народам, чуждые до такой степени, что нередко обращаются η несправедливость к самому коренному русскому народу."

По Данилевскому, славянство – культурно-исторический тип, который может образовать свою цивилизацию, если объединится во Всеславянский союз. Его вывод: "...для всякого славянина идея славянства должна быть высшею идеею".

Данилевский полемизировал со славянофилами, оценив их убеждение, что "славянам суждено разрешить общечеловеческую задачу", как нереализуемое, поскольку такой задачи, по его мнению, "вовсе и не существует". Согласно Данилевскому, нет общечеловеческого как абстракции, но есть всечеловеческое как совокупность всего, присущего людям: "...был только один Всечеловек и Тот был Бог". По русский человек тянется (по Достоевскому) к выполнению всечеловеческих задач. В заключение сам Данилевский выражает надежду, что "славянский культурно-исторический тип в первый раз представит синтезис всех сторон культурной деятельности в обширном значении этого слова, сторон, которые разрабатывались его предшественниками на историческом поприще в отдельности или в весьма не полном соединении".

Выявив принципиальные различия между славянским и европейским культурно-историческими типами, Н. Я. Данилевский пришел к выводу, что европейцы рассматривают славян как нечто чужое и чуждое им, и так будет всегда. В XX в. А. Дж. Тойнби назвал западную и русскую цивилизации "сестринскими", но это не препятствует представлению об их принципиальном различии. Данилевский предвосхитил концепцию становления цивилизаций Тойнби и его принцип развития "вызов – ответ".

Н. Я. Данилевский писал: "Переход как из этнографического состояния в государственное, так и из государственного в цивилизационное, или культурное, обусловливается толчком или рядом толчков внешних событий, возбуждающих и поддерживающих деятельность народа в известном направлении. Так, нашествие Геракдидов послужило началом образования греческих государств, а знакомство с восточною мудростью и еще более персидские войны, которые напрягли дух народа, определяют вступление Греции в период цивилизации".

Развитие русской науки шло во взаимодействии с другими отраслями культуры. "Наука, живая современная наука, сделалась теперь пестуном искусства, и без нее – немощно вдохновение, бессилен талант", – писал журнал "Отечественные записки" в 1842 г.

* * *

Философы второй половины XIX – XX вв. (Ф. Ницше, Ж. П. Сартр и др.) отмечали, что такой глубины, которой достигла русская литература в XIX в., еще не обнаружила ни одна культура в истории человечества. Русскую литературу ставят в один ряд с такими феноменами, как греческая Античность и европейский Ренессанс в качестве третьей выдающейся вершины человеческой культуры. В русской литературе культура возвращается к эпосу, который характерен для начала цивилизации (былины IX–X вв.), с сохранением добытого русским Возрождением – широты сознания, чувства сострадания и ответственности. Русской культуре золотого века, прежде всего литературе, свойственна всемирность, о которой в отношении творчества А. С. Пушкина говорил Ф. М. Достоевский в юбилейной "Пушкинской речи". Эта всемирность следует из русского национального характера. Таким образом, суть золотого века русской культуры заключается в том, что культура вышла на уровень своего национального призвания и осознала его. Как человек достигает расцвета, когда приходит к соответствию самому себе, так и культура народа в целом достигает наивысшего уровня, когда раскрывает все свои потенции и наиболее глубоко выражает национальный характер данного народа. Русская культура достигла этого состояния в XIX в., и поэтому он стал ее золотым веком.

По своему масштабу деятели золотого века русской культуры под стать Данте, Рабле, Шекспиру, Сервантесу, и они продолжили тот взлет культуры, который свойствен Ренессансу. В конце золотого века Россия была готова к новому подъему, который не вполне точно по аналогии с этапами развития древнеримской культуры назван серебряный веком. Но русской культуре предстояло другое невиданное предприятие. Она должна была в соответствии с всечеловечностью русского национального характера распространить свои достижения на культуры, которые вошли в ее орбиту.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >