В. С. Соловьев: диалектический характер дефиниции религии

Обратимся в первую очередь к работе В. С. Соловьева «Чтения о Богочеловечестве» и обсудим развиваемую в ней мысль о предельной сущности всякой религии. В. С. Соловьев пишет: «Религия, говоря вообще и отвлеченно, есть связь человека и мира с безусловным началом и средоточием всего существующего»; «Религия есть воссоединение человека и мира с безусловным и всецелым началом...» (Соловьев В. С. Чтения о Богочеловечестве 1/Ст. : в 2 т. М., 1969. Т. 2. С. 5).

Безусловное начало всего существующего в философии обозначается латинским термином «absolutus»; говоря иными словами, религия — это связь человека и мира с Абсолютом. Данная формулировка, развивающая традицию Л. Ц. Ф. Лактанция («reli- gio есть связь с Богом»), удивительно универсальна, годится для описания всех типов религии — космоцентрических, социоцен- трических и эгоцентрических (см.: Пивоваров Д. В. Абсолют // Современный философский словарь / под ред. В. Е. Кемерова. Лондон, 1998. С. 5-6).

Широкому распространению понятия «Абсолют» в философии способствовали Николай Кузанский, М. Мендельсон и Ф. Якоби, И. Г. Фихте, Ф. В. Й. Шеллинг, Г. В. Ф. Гегель и др. Постепенно это понятие превратилось в самостоятельную категорию, которая имплицитно обобщила следующие универсалии: Бог, Брахман, Дух, Дао, Логос, материя, чистое бытие, единое, апейрон, нус, эйн-соф, всё, субстанция, универсальный субстрат, неизмеримое, непознаваемое, бездна бытия, совершенство, максимум и минимум, монада монад, материя и др. Одни мыслители понимают под Абсолютом бесконечный Дух, представляющий собой первоначало вечное, неизменное, всесовершенное и непостижимое. Другие говорят об Абсолюте как о вечном материальном первоначале, которое саморазвиваегся от совершенства к другому совершенству и частично познаваемо человеком. Под Абсолютом могут понимать либо трансцендентную, либо имманентную Полноту Бытия (Плерому). Как видим, категория Абсолюта предельно обобщает и диалектически снимает в себе архетипические представления всех прежних и нынешних религий и философских систем.

Можно выявить, по меньшей мере, семь религиозных образов Абсолюта, фигурирующих в космоцентрических религиях:

  • 1. Бог как личность (иудаизм, христианство, ислам, сикхизм, теистические традиции в индуизме).
  • 2. Неперсонифицированное трансцендентное Бытие как абсолютный исток всякого существования (Брахман в некоторых течениях индуизма, Дао в китайской традиции, Единый без Атрибутов у сикхов, Татхагата в махаяне).
  • 3. Абсолют, внутренне присущий каждому человеку (вечный Атман у индуистов, Просвещенный Разум в буддизме, вездесущий Святой Дух в христианстве).
  • 4. Абсолютная цель (нирвана в буддизме, Параматман, т. е. чистая душа, в религии джайнизма).
  • 5. Райский сонм богов, достигающих единой цели (коми в шинтоизме, даосские божества, вакан в мифах сиу, духи религий американских индейцев).
  • 6. Абсолют, воздвигнутый на основании откровения родоначальника той или иной религии (Дхармакайя — образ вечного космического Будды, предвечный космический Христос на небесном троне).
  • 7. Абсолют как вечный закон (Дхарма или Рита в индуизме, Дао в даосизме, Дхамма в буддизме, Слово-Логос в христианстве, Тора в иудаизме).

В одной и той же исторической религии могут совмещаться друг с другом логически разные образы Абсолюта. Типологию Абсолюта можно развивать и далее, включая в нее сакральные идеалы гражданских и эгоцентрических религий. Совмещая эту типологию с основным вопросом религии, можно систематически обозревать формы проявления религиозного процесса с его идейной стороны. Каждая религия дает Абсолюту разные имена: Бог, Центральная Энергия, Сверхчеловек, родовое «Я», абсолютное «Я» в моем эмпирическом «Я», Солнце, Огонь и т. д. На основе определения религии, сформулированного В. С. Соловьевым, можно строить множество корректных и научно полезных классификаций религии.

Таким образом, категория «Абсолют» в составе дефиниции Соловьева похожа на логическую переменную, вместо которой можно всякий раз подставлять какое-нибудь менее общее понятие. Напомним, что под «Абсолютом» философы понимают первоначало вечное, бесконечное, совершенное, свободное, вездесущее, непротяженное, притягивающее к себе все компоненты мироздания и т. д. Нетрудно убедиться в том, что дефиниция В. С. Соловьева гак или иначе обобщает и диалектически синтезирует следующие неточные определения религии: 1) связь с Богом; 2) вера в сверхъестественное; 3) чувство зависимости от бесконечного; 4) символика первобытных мифов о природе; 5) вера в невидимые духовные существа; 6) олицетворение и умилостивление сил природы; 7) фантастическое отражение сил, господствующих над людьми; 8) чувство священного; 9) вера в судьбу, а также дефиниции 3. Фрейда, Д. Фишера, М. О. Гершензона, А. Н. Уайтхеда и Дж. Дьюи.

Стало быть, В. С. Соловьев, во-первых, всесторонне проанализировал различные аспекты религии, каждый из которых уже нашел свое отображение в соответствующей односторонней формуле. Во-вторых, русский мыслитель диалектически суммировал эти разные формулы и показал, что религия есть именно «связь человека с Абсолютом» — связь либо восстанавливаемая, либо уже укрепившаяся и воспроизводимая от поколения к поколению.

Подтверждает ли современное естествознание веру в объективную реальность Абсолюта, а также в зависимости человека от Абсолюта? Для случая пантеистической религии дефиниция В. С. Соловьева может быть верифицирована при помощи следующей индукции-метафоры. Земля тяготеет к Солнцу, Солнечная система — к центру нашей галактики, последняя — к еще более энергийному центру метагалактики, а сегодня астрофизики предполагают также существование супермощного центра — сверхметагалактики. Итак, согласно научным данным, в универсуме обнаруживается ряд возрастающих по своей мощи относительных средоточий всего существующего. Последовательно рассуждая, гипотетически заключим, что должен быть предельно мощный и безусловный центр мироздания, к которому, вероятно, и сходятся все незримые нити бытия. Правда, наука его вряд ли когда-нибудь в самом деле откроет.

Геометрической моделью пантеистического Божества-Вседержителя способна служить модель Солнечной системы: вокруг Солнца вращаются планеты, к каждой из них приложены центростремительная и центробежная силы. Первая сила направлена на сохранение целостности всей системы (метафора блага, добра?), вторая же пытается сорвать планету с ее орбиты, отдалить от Солнца (силы зла?). Не случайно возник культ Солнца и были персонифицированы центростремительные и центробежные тенденции человека в образах Бога и сатаны. Конечно, в свете современных астрономических знаний предложенная модель неполна и неточна, а центробежная сила может иметь и иное объяснение — например, как притяжение планеты к более мощному, чем Солнце, космическому центру. Тогда, расширяя эту модель до образа метагалактики, мы получаем возможность геометрически (метафорически) истолковать природу многобожия, иерархию посюсторонних богов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >