Культ «избранной науки»: неодарвинизм

В наше время многие воспринимают естествознание как «священную корову», а гипотезы физиков, химиков, биологов и других ученых-специалистов считают даже более авторитетными, чем Библию или Коран. Одной из самых культовых научных дисциплин до сих пор является неодарвинистская теория эволюции, монопольно господствующая в современной биологии. Тех исследователей, которые сомневаются в ее истинности и относят ее к числу сакральных научных мифологем, всемирный «орден» неодарвинистов клеймит и жестко преследует как вредоносных лжеученых. Так, особая комиссия по борьбе с лженаукой при РАН, образованная в 1998 г. по инициативе академика В. Л. Гинзбурга, подвергает острой критике антидарвиновский креационизм, а также ниспровергает якобы «антинаучные» гипотезы о торсионных полях, холодном ядерном синтезе, антигравитации, «волновом геноме» и пр. Обсудим культ «избранной науки» на таком репрезентативном примере, как неодарвинистская теория эволюции.

Вряд ли кто будет спорить с тем, что всякий организм развивается и изменяется в пределах своего вида: взрослая особь развертывается из эмбриона, возникают новые «расы» человека, новые породы кошек, собак, фруктовых деревьев. Но порождает ли такая изменчивость принципиально новые виды организмов? Истинно ли утверждение, будто все многообразие растений и животных произошло путем качественного преобразования нескольких древних примитивных организмов? Не является ли первочеловек Адам просто преображенным зверем? Эволюционисты веруют в радикальную эволюцию природы и положительно отвечают на эти вопросы, а креационисты признают эволюцию лишь в пределах вида и отвергают идею «изменения в другую разновидность». Креационизм (от лат. creatio — творение) доказывает, что посюсторон- ний мир возник примерно 6 тыс. лет тому назад путем акта творения. Идею креационизма выдвинул английский ученый У. Палей, современник деда Ч. Дарвина; ее подержал естествоиспытатель Ж. Кювье. Согласно этой идее, все живое и неживое явилось результатом воплощения замысла Бога, и с тех пор все твари нс подвергались радикальному изменению.

Как известно, сегодня в религии и науке между собой конкурируют шесть основных представлений о происхождении феномена жизни: 1) доктрина креационизма — сотворения жизни Богом;

  • 2) учение о панспермии — возникновении жизни из космоса;
  • 3) идея вечности жизни и ее стационарного состояния; 4) гипотеза о случайном однократном происхождении жизни; 5) концепция многократного зарождения живого из неживого; 6) концепция закономерного происхождения жизни путем химической эволюции. Все эти представления не имеют прямого эмпирико-практического подтверждения и кажутся одинаково сильными альтернативными предположениями.

Эволюционизм (от лат. evolutio — развертывание, развитие) — комплекс сведений об истории биосферы и методологическое учение об общих законах исторического развития органического мира. Идея эволюции живой природы сформировалась в лоне мифологии. Среди древних философов, обсуждавших эту идею, наиболее известны Анаксимандр, Эмпедокл и Тит Лукреций Кар. С наступлением эпохи Возрождения и в особенности в Новое время в европейскую культуру проникает пантеистическая идеология и вместе с нею попытка объяснить органический мир сквозь призму эволюционной идеи.

В биологии первыми предложили развернутые концепции изменения видов Ж. Б. Ламарк, Э. Ж. Сснт-Илер, К. Ф. Рулье. Например, согласно Ламарку эволюция организмов представляет собой двуединый процесс: один тип эволюционных изменений обязан действию внутренних, божественных, сил, другой же является результатом прямого приспособления к среде, следствием упражнения и неупражнения органов. Считается, что эволюционизм превратился в подлинно научную теорию благодаря трудам Чарльза Дарвина, и в узком смысле под «эволюционизмом» как раз чаще всего имеют в виду дарвинизм и неодарвинизм.

В 1859 г. выходит книга Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятству- емых пород в борьбе за жизнь». В этом сочинении обобщены факты, собранные Дарвином в период его кругосветной экспедиции на королевском корабле «Бигль» (автор, естествоиспытатель- любитель и дипломированный богослов, находился на «Бигле» в роли неоплачиваемого сборщика коллекций по естественной истории). 30 июня 1860 г. в Оксфорде состоялись шумные дебаты о теории эволюции между Т. Гекели и епископом С. Уилберфор- сом. Эту дату и считают днем рождения дарвинизма.

Дарвинизм — это натуралистическая теория эволюции органического мира Земли, основанная на воззрениях Ч. Дарвина. По Дарвину, эволюция осуществляется в результате взаимодействия трех основных факторов: изменчивости, наследственности и естественного отбора. Идея естественного отбора в ходе борьбы за существование была заимствована Дарвином из произведения Т. Мальтуса «Опыт о законе народонаселения». «Теория эволюции не столько биологическое, сколько философское учение, купол на здании материализма, чем только и можно объяснить ее фантастический успех, научными достоинствами никак не объяснимый» (Н. Я. Данилевский, 1885).

Изменчивость служит основой образования новых признаков и особенностей в строении и функциях организмов; наследственность закрепляет эти признаки; под действием естественного отбора устраняются организмы, не приспособленные к условиям существования. Благодаря этим трем факторам организмы в процессе эволюции накапливают все новые приспособительные признаки, что в конечном счете приводит к образованию новых видов.

Дарвинизм способствовал утверждению в науке XIX в. исто- рицистского подхода, когда акцент в исследовании любого предмета смещается с вопроса об устройстве предмета на вопрос о происхождении предмета. Так, в астрофизике механицизм Ньютона оказался вытесненным космогонической гипотезой Канта — Лапласа об истории Солнечной системы.

В XX в. К. Р. Поппер убедительно показал, что: 1) дарвинистские концепты — механизм эволюции, естественный отбор и приспособляемость — суть тавтологии, т. е. обозначают одно и то же; 2) предполагаемые законы эволюции сопряжены с ненаблюдаемыми макрособытиями, т. е. не имеют эмпирического подтверждения; 3) дарвинизм (эволюционизм) не соответствует строгим требованиям к научным теориям, так как не объясняет происхождения жизни и ничего не предсказывает, не предназначен для опровержения и имеет метафизический характер; 4) эволюционизм — не особая теория, а разновидность ситуационной логики (не обязательной для всех), касающейся устройства нашего мышления, но вовсе не устройства природы (Поппер К. Дарвинизм как метафизическая исследовательская программа//Вопр. философии. 1995. № 12. С. 39-49).

Позже открытие Де Фризом макромутаций у некоторых растений вынудило эволюционистов ослабить свой тезис о существенной роли отбора; в противоборстве с формальной генетикой (в частности, с вейсманизмом-морганизмом) и креационизмом классический дарвинизм постепенно превращался в синтетическую эволюционную теорию, отказываясь от прежнего радикализма

(в частности, от гипотезы о переходных видах). Заметный вклад в развитие неодарвинизма внесли отечественные биологи К. А. Тимирязев, И. В. Мичурин, И. И. Мечников, Н. А. Севсрцов, Н. И. Вавилов. Н. И. Шмальгаузен и др.

Книга Ч. Дарвина «Происхождение видов» вплотную подводила читателя к выводу о том, что подобно другим существам человек возник естественно-эволюционным путем. Правда, сам ее автор, оставаясь верным христианству, такой вывод не афишировал, но его последователи (Т. Гекели, Э. Геккель и др.) данный категорический вывод сделали. Так, Дарвин считал абсурдным предположение, будто глаз или перо павлина возникли в результате эволюции. По его словам, объяснить возникновение жизни на земле только «случаем» — это как если бы объяснили происхождение словаря взрывом в типографии. Э. Геккель признал дарвинизм «новой религией без Бога», а биологические музеи, пропагандирующие эволюционизм, назвал «храмами новой всемирной религии» (тотемизма).

По Т. Куну, главное в дарвинизме — не идея эволюции, а неприятие процесса изменения жизни как «разумного целенаправленного проекта». Но если жизнь не предначертана и произошла по воле неразумного случая без всякого плана, то к ней бессмысленно примерять схему эволюции как направленного разворачивания того, что первоначально заложено кем-то или чем-то в зародыш (Кун Т. Структура научных революций. М., 1977. С. 224-225).

Строго говоря, в квазинаучной теории эволюции освещается только проблема биологического вида homo sapiens, но в ней нет речи — в философско-мировоззренческом аспекте — о природе и генезисе человека. Мировоззренческий атеизм относит homo sapiens к виду «голых обезьян», креационистский монотеизм усматривает в homo sapiens образ и подобие Божие. Однако биологический эволюционизм, как наука, прямо не участвует в идеологическом споре между атеистами и теистами. Поэтому вряд ли возможна «креационная» биология как чисто биологическая наука, альтернативная биологическому «эволюционизму».

Не случайно «креационизм» в биологии нередко оценивают как «уродливый результат вторжения религии в сферу естествознания» (А. А. Аскольский).

Дарвинистов упрекают в том, что они принижают честь и достоинство людей. Дарвинисты же отнюдь не «посыпают голову пеплом», а возражают, что их учение, напротив, возвышает человека: ведь если верно, что человек самостоятельно поднялся на высшую ступень органической лестницы, то в будущем ничто нс помешает ему подняться еще выше.

Горячо приветствовали рождение дарвинизма родоначальники марксизма; эволюционизм стал краеугольным камнем диалектического материализма; критика дарвинизма в СССР приравнивалась к идеологической диверсии — к критике основ марксистско-ленинской идеологии — и сурово преследовалась законом. Ф. Ницше, отправляясь от неодарвинизма, построил свое атеистическое учение о сверхчеловеке, а чуть позже идеологи немецкого фашизма вывели из эволюционной теории доктрину высшей арийской расы.

Многие эволюционисты обычно провозглашают, что эволюция как появление новых биологических видов — это научный факт, однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что именно фактических свидетельств у них явно недостает и что эволюционизм прежде всего вырастает из горячей веры во всеобщую эволюцию — из веры в то, что мертвая материя обладает необъяснимой способностью преобразовывать себя и создавать органические структуры, жизнь. Такого рода материалистическая вера формируется у многих людей благодаря в первую очередь школьному воспитанию — особенно в тех странах, где законом до сих пор разрешено монопольно преподавать учение Дарвина и запрещено знакомить учащихся с научным креационизмом. Однако такую веру трудно обрести в условиях, когда школьная программа предусматривает проблемно-мировоззренческое преподавание биологии.

Если бы законы эволюции действительно существовали, говорят креационисты, то за десятки тысяч лет своего существования человечество зарегистрировало бы превращение одних родов и видов организмов в другие роды и виды, причем более высокие. Ведь замечают же астрономы медленно идущие планетарные и звездные процессы, суммируя многовековые наблюдения. Вряд ли гипотетическая эволюция жизни на Земле идет еще медленнее, чем космические процессы. Ни палеонтология, ни мировой опыт селекционеров не дают прочного основания для вывода о происхождении живого из неживого, а из простейших форм жизни — сложных организмов. Скрещиванием селекционерам удавалось добиться лишь внутривидовых изменений, но отнюдь не выведения новых видов жизни. Нередко гибридные сорта могут жить только в искусственной среде, нуждаются в поддержке их человеком, некоторые из них вовсе не дают потомства.

Палеонтология не нашла убедительных доказательств гипотезы о «переходных видах» растений и животных. Эволюционисты оперируют лишь несколькими сомнительными примерами «переходных видов», однако если бы эволюция, о которой они говорят, действительно имела место, то примеров в ее пользу должно быть невообразимое множество. Дарвин верил, что наука в будущем расширит эмпирический базис его гипотезы, но этого так и не произошло.

Но тогда имеет право на существование иная гипотеза: жизнь возникает только из жизни; виды организмов возникли одновременно и не превращаются друг в друга; число существующих на Земле видов может только уменьшаться. Отвергая материалистическое учение об эволюции, креационизм как одно из направлений в биологической науке находится в согласии с монотеизмом. Может ли кто-либо из нас, ссылаясь на собственный опыт, заявить, будто видел, как нечто само по себе, без помощи человека, становится более сложным и совершенным? Разве из кучи промышленного мусора, спрашивает креационист, пронесшийся ураган случайно сложит самолет? Сможет ли груда кирпичей сама из себя вдруг вырастить дворец? Человек много тысяч лет сосуществует с обезьянами, но не было свидетельств о случаях перерождения какой-либо породы обезьян в людей или о потомстве «переходного типа» от обезьяны и человека.

Теория эволюции нс дает внятных ответов на вопросы о направленности, программе и механизме эволюции жизни. В лучшем случае механизмом эволюции объявляется мутагенез: случающиеся мутации дают возможность накапливать полезные признаки и как-то трансформироваться в более высокоорганизованный вид. Но обнаруживается ли в массе мутаций (случайностей) некая закономерность и вертикальная направленность? Если да, то отчего мутирующий ген обычно ухудшает свою жизнестойкость? Признано, что теория Ламарка о приспособлении к среде и концепция Дарвина о естественном отборе не справляются с объяснением механизма эволюции, равно как плохо объясняет этот механизм мутационная гипотеза Де Фриза.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >