Не всякий эволюционизм ложен.

И все же религиовед-анти- номист не будет спешить отбрасывать общую идею эволюционизма как изначально ложную. Если Бог в самом деле сотворил мир, то вовсе не исключено, что Бог заложил в мир какой-нибудь механизм эволюции. Этот механизм может быть совсем не таким, каким его себе умозрительно представляют неодарвинисты. Библейский рассказ о последовательности творения мира (Быт. 1, 1-2, 7) в самом общем плане не противоречит научной теории Большого взрыва. В Библии говорится, что Бог был всегда, но мир сравнительно молод. В первый день был создан свет, во второй — вода и небо, в третий — суша и растительность, в четвертый — Солнце, Луна и звезды, в пятый — птицы и рыбы, в шестой — сухопутные животные и люди. Та же последовательность развития Вселенной - в эволюционистском атеизме. Библейское повествование нередко по своей форме поэтично, поэтому продолжительность «дня творения» совсем нс обязательно понимать буквально, о чем предупреждает апостол Петр в своем Втором послании: «.. .у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Петр. 3, 8).

Среди монотеистов есть не только креационисты, но также и сторонники религиозного (монотеистического) эволюционизма. По Блаженному Августину, в дни сотворения мира Бог заложил в природу невидимые и потенциальные «семенные причины- логосы» (rationales seminales), которые содержат то, что должно раскрыться в будущем. Альберт Великий признавал трансмутацию, т. е. переход одних видов в другие. Эволюционные представления широко распространились в естествознании XVII—XVIII вв. (Дж. Рэй, Р. Гук, В. Лейбниц и др.). В 1996 г. Иоанн Павел II в своем послании к Папской академии наук (Pontificia Accademia delle Scicnze) заявил, что «новые открытия ведут нас к признанию того, что эволюция — нечто большее, чем гипотеза». При этом он, вслед за своим предшественником Пием XII, добавил: «Если человеческое тело происходит из живой материи, существовавшей до него, то душа сотворена непосредственно Богом». В. И. Вернадским, Т. де Шарденом, А. Бергсоном, А. Н. Уайтхедом, И. Барбуром,

А. Пикоком и другими предложены своеобразные варианты идеи эволюции природы, теистического эволюционизма.

Например, А. Пикок, британский ученый и теолог, страстно доказывал, что вера в эволюцию и христианская вера не являются взаимоисключающими. В своем эссе «Эволюция: переодетый друг веры?» Пикок утверждает, что его представление об эволюции полностью согласуется с представлением о всеведущем и всемогущем Боге, который устанавливает первоначальные условия и естественные законы и знает, какими должны быть результаты. Эволюция есть продолжающееся действие Бога в мире. Путем постоянного творения Бог поддерживает в мире общий порядок и структуру и делает вещи тем, чем они являются.

Все процессы, открываемые науками (особенно эволюционной биологией), суть действия Бога Творца. То, что ученые называют случайностью или мутацией в биологической эволюции, есть не что иное, как целенаправленное действие Творца. Не бывает творения без разрушения. Одни организмы погибают, чтобы пришли другие. Боль, страдание и смерть — это такое необходимое зло во Вселенной, без которого не возникали бы существа, способные к общению с Богом. Любой научный анализ физических процессов открывает действия Бога. Поэтому, согласно Пикоку, дарвинизм не враг, а «переодетый друг» религии.

Генетики доказали, исследуя ДНК митохондрий, что все люди на земле произошли от одной человеческой супружеской пары, а вовсе не из генов обезьян. Теория эволюции логически противоположна главным принципам христианства. Вероятно, в процессе взаимоотражения эволюционизма и креационизма возникнет более обстоятельная теория «эволюционного креационизма», сближающая естествознание с теизмом. Пока же миф об эволюции в неодарвинистском смысле удовлетворяет потребность многих биологов в объяснении происхождения человека. Он имеет право существовать как гипотеза и конкурировать со своей альтернативой.

Пока у ученых нет надежного критерия для четкого отграничения научного эволюционизма от паранаучного креационизма.

Читая справочную литературу по истории естествознания, замечаешь, что «научное» прошлых веков нередко превращается в наши дни в «ненаучное историческое заблуждение». Возможно, многие современные биологические гипотезы завтра станут «ненаучными». С высоты шутливой дефиниции науки Дж. Бернала («Наука есть то, чем занимаются ученые, а ученые — это люди, которые свою профессию именуют “наукой”») паранаучные креационисты мало чем отличаются от научных эволюционистов по степени приближения к истине, и конкурентная борьба между ними носит характер обычной внутривидовой (внутринаучной) борьбы за лидерство и академическую нишу.

Вспомним также, что первая и вторая научные революции начались именно тогда, когда оккультные паранауки (астрология, алхимия, витализм, парафизика, парапсихология и пр.) стали на равных конкурировать со своими «нормальными» науками-анти- подами и из диалектического синтеза науки и паранауки возникло классическое естествознание. Сейчас происходит новая научная революция. Как было сказано выше, для борьбы с обновленным оккультизмом (научным креационизмом, учением о торсионном поле, астрологией, верой в космическое сознание и пр.) в РАН создан своего рода «институт инквизиции», и началась очередная «охота на ведьм» (нечто очень похожее на рассвет первой научной революции). Возможно, в недалеком будущем возникнет принципиально новая биология как результат синтеза нынешней биологии и парабиологии. Из этой гипотезы вытекают три вывода:

  • 1) борьба биологов-эволюционистов с парабиологами-креа- ционистами является необходимым и важным условием научного прогресса;
  • 2) нынешние биологи должны быть морально готовы к радикальной смене (в скором будущем) общенаучных парадигм и самого нынешнего биологического стиля мышления;
  • 3) в вузах следует более толерантно знакомить будущих биологов с тезаурусом и аргументами не только биологов-эволюционистов, но также парабиологов-креационистов.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >