Понятия физического и психологического времени в онтогенетических исследованиях

Утверждая приоритет фактора времени, необходимо обратиться к обобщающим исследованиям и времени реакций, и сенсорной организации человека. Здесь незаменимы материалы, представленные Б. Г. Ананьевым в уже упомянутом фундаментальном труде «Человек как предмет познания».

Б. Г. Ананьев пишет: «В литературе описаны значительные вариации ВР, связанные с информационной природой стимула, социальным развитием и образованием, отношением к задаче, тренированностью испытуемых и т. д. По этим диапазонам можно выделить известный оптимум временных характеристик сенсомоторных и речемыслительных реакций, который совпадает с периодом юности и молодости...» Сопоставляя этот вывод с результатами изучения чувствительности различных модальностей, полученными П. П. Лазаревым, Б. Г. Ананьев особенно подчеркивает, что пороговые значения, например относящиеся к двадцати летнему возрасту, «...могут быть использованы в качестве эталона сенсорного оптимума, по сличению с которым можно определить возраст любого человека» [1,141], причем «с точностью до трех-пяти лет [1, 141]. Далее Б. Г. Ананьев, рассмотрев особенности развития про- приорецепции, зрительной и слуховой чувствительности, а также высших психических функций человеческого интеллекта, отмечает двухфазный характер одних и тех же психофизиологических функций человека» — как «одно из проявлений единства человека как индивида и личности, субъекта деятельности», причем длительность второй фазы определяется степенью активности человека как субъекта и личности» [ 1,142-154], т. е. степенью психологической активности, связанной с активностью социальной.

Указанная связь, по Б. Г. Ананьеву, позволяет осуществить исторический подход к личности и ее психической деятельности, представляя жизненный путь человека как историю личности и субъекта деятельности. Наэтой основе строятся «онтологические поиски путей построения теории личности “во времени” в противовес чисто структурным ее определениям, абстрагированным от реального временного протекания ее жизненного цикла» [1, 15], — ‘например, генетическая теория личности П. Жане, концепция психологической эволюции личности

Ш. Бюлер, генетическая классификация основных видов деятельности человека как основных ступеней его развития С. Л. Рубинштейна.

Завершая рассуждения об этих и других примерах исторического подхода к изучению личности, Б. Г. Ананьев утверждает: «Фазный характер развития социальной активности проявляется в смене состояний основной... деятельности и может быть более или менее точно определен хронологически-биографическим методом. Каждая из этих фаз: подготовительная, старт, кульминация («пик»), финиш — характеризует структурное изменение субъекта деятельности» [1, 161]. Наконец, важно подчеркнуть, что этот фазный характер активности человека рассматривается Б. Г. Ананьевым в реальном времени: «История личности и субъекта деятельности развертывается в реальном пространстве и времени онтогенеза и в известной мере ими определяется, как это видно, например, в отношении возраста. В еще большей мере важно учитывать и обратное влияние социального развития на изменение человеческой природы и жизненного пути человека, на его онтогенетическую эволюцию» [1,162], поскольку «влияние жизненного пути человека и меры его активности на ход онтогенетической эволюции в период старения неизмеримо больше, чем в ранние годы» — сказывается эффект «все возрастающей индивидуализации этой эволюции» [1, 165].

Таким образом, поиск оснований для обобщенного, аппроксимирующего определения функций, определяющих субъективную сторону психофизических исследований, привел к тому, что вместе со стадиальными характеристиками кривых, представляющих развитие не только временных реакций, но и всевозможных других функций чувствительности, а также и высших психологических функций, мы получили совершенно четкий ответ, указывающий на приоритет времен- нбй координаты вообще, как только речь заходит об аппроксимации кривых, характеризующих функционально-структурный статус субъекта в любых исследованиях его деятельности.

Стадиальность как представление фазного характера развития сенсорной чувствительности и социально-психологической активности субъекта — это безусловное основание для того, чтобы утверждать, что как в частном случае проявления особенностей временных реакций, гак и вообще в проявлениях человеческой активности аппроксимирующей функцией должна быть только функция Гаусса—Лапласа, функция нормального распределения изучаемых феноменов относительно параметра времени.

Оставляя при этом вопрос, о каком именно времени идет речь — о реальном, понимаемом как однозначно физическое, или о реальном времени, подразделяемом на две относительно независимые формы — физическое и психологическое, примем прежде всего, что аппроксимацией всех кривых логарифмических зависимостей является кривая нормального распределения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >