Предвосхищения

Кассандровское начало, способность предвосхищать грядущее - важное всеобщее качество искусства. В произведениях экспрессионистов это качество проявилось особенно остро, и еще до Первой мировой войны в картинах появляется предчувствие какого-то ужаса. Этот грозящий людям и еще не раскрывший ни своих источников, ни форм бытия ужас в картинах экспрессионистов проявился через деформацию естественных форм предметов.

Кафка прозревает возможности новых чудовищных безумств, порожденных XX в.

По мнению писателя, мир обречен потому, что враждебная действительность разрушает в человеке все человеческое. В рассказе Кафки "Сельский врач" болезнь и смерть мальчика вырастают в проблему смысла жизни и преемственности поколений. Имей мальчик перед собой цель жизни, сумей он ответить на вопрос "зачем жить?" - он был бы спасен. Он остался бы жить и в том случае, если бы человек старшего поколения и обогащенный специальным профессиональным опытом (врач) верно ответил на вопрос, мучающий ребенка. Однако герои Кафки на этот вопрос не получают ответа. А ответ заложен в том способе духовного продолжения себя в других людях, который дает проникнутая гуманизмом культура. Кафка не смог найти выход личности к человечеству, но выход к человечеству нашли книги Кафки.

В новелле "Приговор" отец приговаривает сына к казни водой, и сын отправляется топиться. Фантасмагорический мир Кафки - это мир абсурда и хаоса и одновременно мир доведенного до автоматизма порядка - Орднунга. Эта художественная модель предвосхищает ту действительность, которую через полтора десятилетия создадут фашисты.

Опираясь на идеи немецких романтиков и Ницше, экспрессионизм создал миф о плодотворности жизненного хаоса, в который нужно иметь мужество погрузиться, чтобы переродиться и проникнуться чувством возникновения "нового неба и новой земли". Экологическая катастрофа, перед которой оказалось человечество, свидетельствует, по мнению Кольшмидта, что эти опасения экспрессионизма были не беспричинны.

Экспрессионизм предвосхитил одну из генеральных ситуаций XX в. - поиск границы между текстом и реальностью.

Критика и искусствознание

Критика часто не принимала произведения экспрессионистов. Оригинальные немецкие фильмы, снятые в экспрессионистском ключе в начале 20-х годов, не были одобрены текущей критикой. Так, журнал "Нойе шаубюне" осмеял за экспрессионистский дух фильм "Кабинет доктора Калигари".

Искусствовед С. Эйнштейн в книге "Искусство XX столетия" охарактеризовал экспрессионизм как искусство, жизненные истоки которого в "бегстве от сложности Города и Машины", в отталкивании от рационализма, в стремлении уйти в первобытность, в тяге к нетронутым цивилизацией краям (Африке, Океании).

Критик Вильгельм Хаузенштейн относился к экспрессионизму серьезно, но не без некоторой иронии. Он писал (1919): "Экспрессионизму присуща своего рода вычурность приемов и, возможно, схематизм. Мы могли бы определить его приблизительно так: форма на основе деформации, - в случае, если мы склонны судить о нем негативно. При сочувственном к нему отношении можно было бы сказать: форма на основе воображения".

Финал и итоги

Экспрессионисты возрождали традиции романтизма. Экспрессионизму присущи страх перед миром и противоречие между внешним динамизмом и представлением о неизменной сущности мира (неверие в возможность его совершенствования). Ряд экспрессионистов (К. Хиллер, Л. Рубинер, Р. Леонхард, Л. Боймер, И.Р. Бехер), сгруппировавшихся вокруг издания "Циль", выступали как политически ангажированные художники. Поколение, создавшее экспрессионизм, пережило безумие Первой мировой войны и поражение в ней Германии, послевоенную разруху, безработицу и голод. Многие экспрессионисты придерживались левых, а некоторые социалистических взглядов, поэтому поражение революции в Германии ускорили кризисные процессы экспрессионизма (1919- 1920).

Экспрессионизм мечтал о создании средствами искусства нового человека. Эта мечта не осуществилась. Но когда экспрессионизм как художественное направление уже фактически перестал существовать, многие писатели и художники, прошедшие школу экспрессионизма и раннюю творческую жизнь проведшие в атмосфере экспрессионизма, на новом этапе своего творчества не забыли и не отбросили навыки и приемы, обретенные в период экспрессионистских исканий. Так, Шёнберг до начала 1930-х годов прямо использует в своем творчестве экспрессионистские приемы. Карл

Штернхейм в журнале "Суар" (1934) развивает идеи экспрессионизма и утверждает, что должен прийти новый Христос для того, чтобы возродить человечество. Он пишет: "Нам нужны сильные личности, люди, способные направить жизнь в метафизическое русло. Ибо жизнь не сводится к физике; она метафизична".

Экспрессионизм умирает не сразу, и даже в конце 20-х годов и в первой половине 30-х годов еще слышны его отголоски в творчестве некоторых художников: в театральных постановках Леопольда Иесснера, в киносценариях Карла Майера. Но творческое бытие экспрессионизма как художественного направления прекратилось.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >