Объективные критерии корпоративной вины

Выявление признаков корпоративной вины всегда сопряжено с установлением квалифицирующих критериев, определенных ч. 2 ст. 2.1 КоАП. Объективные критерии корпоративной вины включают в себя установление признаков и обстоятельств, подтверждающих факт правонарушения. Для выявления признака вредоносности правонарушения публичному должностному лицу необходимо доказать наличие имущественного ущерба, морального, телесного вреда, причиненного физическому лицу или репутационного вреда, причиненного организации. Выявление таких признаков необходимо только применительно к материальным составам административных правонарушений, то есть такие административные процедуры неизбежны только в тех случаях, когда квалификация правонарушения обусловлена его вредоносностью, т. е. сопряжена с причинением имущественного ущерба или нематериального вреда правоохраняемым интересам, например, применительно к 58 составам проступков, посягающих на правоохраняемые интересы собственника, материальные составы предусмотрены лишь в каждом пятом случае (ср. с ч. 1-3 ст. 7.2, 7.7, 7.9, ч. 2 ст. 7.15, 7.17, ч. 1, 2 ст. 7.21, 7.22, 7.26, 7.27 КоАП). То же соотношение присуще и другим главам разд. II Особенной части КоАП, во всяком случае, общее количество материальных составов всегда уступает в их численной фиксации формальным составам. Предписания КоАП, устанавливающие составы административных правонарушений, в значительной степени формализованы, законодатель не связывает установление признаков проступка с наступлением значимых последствий деяния, напротив, в большинстве случаев сам факт нарушения норм и правил квалифицируется в качестве правонарушения, независимо от его последствий.

Наличие таких последствий учитывается при принятии судьей решения о степени обременения административного наказания, во всяком случае, она должна быть соразмерна вредоносности последствий деяния.

Субъективные критерии корпоративного деяния

Наличие объективных критериев корпоративной вины недостаточно для квалификации правонарушения, вменение проступка юридического лица возможно только в случае установления причинно-следственной связи объективных и субъективных критериев вины. Для установления субъективных критериев виновного деяния публичному должностному лицу необходимо доказать возможность правомерной деятельности организации, то есть в этом случае должностное лицо обязано установить причины противоправной деятельности организации. Таким образом, начальным процессуальным действием для квалификации вины всегда является установление объективных критериев проступка, для фиксации субъективных критериев необходимо получение и исследование доказательств, при наличии свидетельств, подтверждающих неотвратимость правонарушения, квалификация правонарушения невозможна, поскольку в этом случае отсутствуют субъективные критерии вины. Для установления таких критериев представители юридического лица должны представить доказательства, свидетельствующие о фактах и обстоятельствах, наличие которых несовместимо с его правомерной деятельностью, по преимуществу они обусловлены властной деятельностью и связаны с наличием публичных отношений организации с органами исполнительной, судебной власти, муниципальными органами или их должностными лицами. Квалификация субъективных критериев вины невозможна, если факт правонарушения обусловлен противоправной деятельностью органа государственной власти или муниципального органа. К умышленным деяниям такого рода следует отнести незаконное требование имущественных или нематериальных выгод или преимуществ, в этих случаях деяние обусловлено коррупционными притязаниями публичных органов. Представление организацией доказательств, свидетельствующих о неотвратимости проступка в данных условиях, и их последующая позитивная оценка судьей влечет за собой вынесение последним постановления о прекращении производства по делу о корпоративном правонарушении. В этом случае субъективные критерии вины не установлены, и публичное преследование прекращается даже при наличии объективных вредоносных последствий. Имущественный ущерб или нематериальный вред, причиненный организацией, представляет собой неизбежное следствие правонарушения, обусловленного незаконной деятельностью публичных органов - причинителей вреда, организация в этом случае является пострадавшей стороной.

Совершение правонарушения может быть отдаленным следствием ненадлежащих действий органа исполнительной власти или его бездействия, например, неправомерный отказ организации в выдаче ей лицензии или иного разрешительного документа может спровоцировать ее на безлицензионную деятельность. Во всяком случае, необходимо установить причинно-следственную связь неправомерного действия публичного органа с фактом правонарушения, вменяемого в ответственность организации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >