Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая теория

Краеугольный камень экономического учения К. Маркса

В.И. Ленин назвал теорию прибавочной стоимости краеугольным камнем экономического учения К. Маркса. Напомним коротко ее основные положения. Вся стоимость создается трудом

рабочих в сфере материального производства. При этом конкретной стороной своего труда рабочие переносят стоимость потребляемых средств производства на изготавливаемые товары, а абстрактной стороной труда создают новую стоимость. Капиталист, авансируя капитал, покупает средства производства и рабочую силу, которая превращается в товар. Стоимость этого особого, человеческого товара определяется стоимостью воспроизводства жизненных средств существования рабочего и его семьи. Суть теории прибавочной стоимости состоит в том, что капиталист покупает товар - рабочую силу по ее стоимости, а взамен, потребляя рабочую силу, получает в свое распоряжение стоимость, созданную рабочими. Разница первого и второго образует прибавочную стоимость, которая, по убеждению К. Маркса, безвозмездно присваивается капиталистом. В этом и заключается марксистская тайна капиталистической эксплуатации. Здесь же ищут главное обоснование насильственной ликвидации капиталистических производственных отношений. Под этим же предлогом догматические марксисты наших дней выступают против частной собственности с правом найма рабочей силы (кроме разовых работ по договору).

К. Маркс различает денежный капитал (отданный в ссуду и возвращаемый с процентом) и предпринимательский капитал, непосредственно вложенный в производство. По К. Марксу, денежные капиталисты получают процент за ссуду, а капиталисты-предприниматели присваивают себе предпринимательскую прибыль. Источником этой прибыли, как и процента на капитал, является исключительно прибавочная стоимость, созданная неоплаченным трудом рабочего, потому что капиталист, как считал К. Маркс, платит не за труд, а за особый товар - рабочую силу. Поэтому он и назвал заработную плату превращенной формой стоимости - цены рабочей силы. Превращенность формы означает, что экономическое явление на поверхности хозяйственной жизни выступает совсем не тем, чем оно есть в своей сущности. В данном случае заработная плата, будучи, в сущности, стоимостью (и ценой) рабочей силы, выступает как плата за труд. Точно так же прибыль объявляется превращенной формой прибавочной стоимости, поскольку внешне она выступает результатом всего авансированного капитала (постоянного, вложенного в средства производства, переменного, направленного на покупку рабочей силы), т.е. капиталистических издержек производства, в то время как, по К. Марксу, ее источник (и сущность) - прибавочная стоимость.

Капиталист может открыть предприятие при помощи заемных денег. Но почти всегда, помимо них, он вкладывает в дело и свой собственный капитал. Пока абстрагируемся от вопроса вознаграждения за предоставленный или вложенный капитал. Обратим внимание только на вознаграждение капиталиста в качестве именно предпринимателя, организующего производство и управляющего им.

Ясно, что капиталист в таком качестве должен иметь вознаграждение, поскольку в данном случае он выступает и как работник предприятия, вкладывающий в него свои духовные и физические силы, массу труда, квалификацию и опыт. О необходимости такого вознаграждения К. Маркс умалчивает. Соответственно остается в тени вопрос и о мере рассматриваемого вознаграждения. Можно допустить, что его уровень определяется исходя из нормальной величины зарплаты управляющего предприятием, если его наймет капиталист-хозяин, предпочитающий уйти от трудов по управлению. Но в таком случае возникает вопрос об определении меры вознаграждения управляющего (директора, менеджера и т.п.).

Представим такую ситуацию. Вновь назначенному руководителю предприятия устанавливается оклад на основе его квалификации, напряженности труда, ненормированного рабочего дня в сумме 5000 долл. в месяц. Новый руководитель в течение года выводит предприятие со среднего уровня хозяйствования на уровень исключительно высокой эффективности. При этом рентабельность увеличилась с 15% до 60%, а прибыль с 10 млн долл. до 40 млн долл. Потребляемые предприятием ресурсы и количество занятых не только не увеличились, но даже уменьшились. Все положительные результаты достигнуты за счет новой организации труда, обусловленной изменением характера управления. Может ли руководитель, обеспечивающий столь высокую эффективность, иметь помимо зарплаты долю в дополнительной прибыли (40 млн долл. - 10 млн долл. = = 30 млн долл.)?

Рассматриваемая проблема может решаться тремя путями. Во-первых, руководителю можно выплачивать премию к окладу. Это может быть и 1 тыс. долл. в год, а может быть и 100 тыс. Здесь открывается возможность полного произвола, хотя основание для повышения можно найти и здесь. Если эффективность предприятия возросла в 4 раза, то логично и оклад руководителя увеличить в 4 раза. Но по такому же принципу нужно увеличить и заработную плату всех остальных работников. Достойного вознаграждения главного лица, обеспечившего рост эффективности, не получится.

Во-вторых, руководителя можно приглашать исходя из спроса и предложения на должность. Допустим, советы акционеров многих предприятий ищут директоров. Претендентов на посты немало, однако среди них тех, кто подтвердил своей прошлой работой способность руководить по высшему классу, считанные единицы. В такой ситуации советы акционеров пойдут на установление годового оклада директору в 1 млн долл. и более. Как они, так и рабочие предприятия не прогадают. Ведь при более дешевом и менее талантливом директоре уменьшение прибыли и заработной платы во много раз превысит "экономию" на заработной плате руководителя. В особо высоких окладах современных менеджеров (сотни тысяч долл. в год) проявляется монополия личности на талант и высокую квалификацию.

Это единственный вид монополии, который стоит приветствовать.

В-третьих, если руководителем предприятия является его собственник, капиталист-предприниматель, то вся избыточная прибыль в результате повышения эффективности хозяйствования перейдет к нему.

Иллюзия централизованного планового хозяйства основана на вере, будто если к руководству страной приходят самые лучшие люди, а такими могут быть только те, кто руководствуется единственно правильным учением (марксизмом или каким-нибудь другим учением в фундаменталистском виде), то будет обеспечено занятие постов во всей иерархии страны наиболее достойными людьми. Тогда не надо платить управленцам зарплату, во много раз превышающую среднюю. Люди будут работать больше за идею и общее благо, чем за деньги. Однако в реальной жизни, даже при малой зарплате и ликвидации всех официальных привилегий, власть является для определенного типа людей самодовлеющей ценностью. Тот, кто обладает властью, рано или поздно обеспечит себе и значительно более высокий материальный достаток, и всевозможные привилегии. История всех стран без исключения это подтверждает. Какие бы высокие моральные критерии ни предъявлялись к претендентам на руководящие должности, хитрые люди, неразборчивые в средствах и образующие коррумпированные группы, в первую очередь заселят пирамиду власти. В советском тоталитарном обществе как нигде велся скрупулезнейший анализ анкет претендентов на власть. И пожалуй, нигде в мире в составе облеченных властью не было столько проходимцев и ограниченных людей, как в стране, первой проложившей путь к осуществлению марксизма. Другое дело, что в советский период, особенно в период 1937-1953 гг., на руководящие посты в экономике, науке и технике часто попадали весьма талантливые самоучки. За этим был скрыт конкретно-исторический процесс обновления элит общества, что не имеет никакого отношения к воспитанию кадров в марксистско-ленинском духе.

Единственным способом выбора талантливых и честных руководителей, политических и хозяйственных, может быть только их проверка делом, особенно в открытой конкурентной борьбе. В экономике прогорают не только отстающие предприятия, но и их руководители. Последние сходят со сцены, а предприятия преобразовываются (реформируются, сливаются, даже ликвидируются, рабочие уходят на другие предприятия, а имущество приобретают те, кто может его эффективно использовать). В политике побеждают те руководители, которые умеют обеспечить народу лучшую жизнь, если у народа есть право выбора. Наоборот, именно в тоталитарном, идеологизированном обществе руководителям, даже если они обладают посредственными способностями и преступными наклонностями, создается репутация идейных, честных и высококомпетентных людей.

Игнорирование К. Марксом особого труда по комбинированию факторов производства, приносящего колоссальный дополнительный эффект (или потери в случае некомпетентного комбинирования), привело не только к упрощенному пониманию стоимости, но и к тенденциозному идеологизированию теории прибавочной стоимости. Труд по комбинированию производственных факторов - это труд творческий. Он требует не только квалификации, но таланта и гениальности. Взамен творческих, талантливых людей, управляющих производством, на арену управления вышли высокопоставленные чиновники с интеллектом кухарки. Конечно, в соответствии с высказыванием В.И. Ленина кухарка может управлять государством. Но вопрос в том как?

Но если труд выдающихся руководителей способен создавать огромную избыточную стоимость в результате нахождения новых способов комбинирования и организации факторов производства, то как быть с трудом руководителей заурядных? Последние в рыночной экономике неизбежно теряют свое руководящее положение, поскольку не в состоянии выдержать конкуренции.

Так, капиталист-предприниматель, если он хорошо ведет дело, вполне может получать в личную собственность миллионные прибыли в качестве заработанных его трудом не столько абстрактным, сколько конкретным. Справедливый принцип оплаты по труду нужно понимать в виде вознаграждения, не только по затратам, но и по результатам труда.

Однако капиталист присваивает часть прибыли не только в качестве вознаграждения за эффективное управление, но и в виде процента на авансированный капитал. Может быть, именно здесь имеет место образование прибавочной стоимости в ее понимании К. Марксом?

Не только трудовая стоимость. К Маркс в первой главе "Капитала" внушает читателю, будто источником стоимости (ценности) является только труд, причем именно его абстрактная сторона в виде затрат человеческой энергии. В таком случае процент на капитал нельзя объяснить ничем другим, как эксплуатацией. В действительности все обстоит совсем иначе.

Что такое стоимость, или ценность? Это способность предмета или услуги, имеющихся в более или менее ограниченном количестве, удовлетворять ту или иную потребность многих людей, материальную или духовную, в связи с чем эта ценность способна обмениваться на другие ценности в определенной пропорции. Последняя называется меновой стоимостью. К. Маркс, ссылаясь на логику Аристотеля, сопоставлял разные товары (например, 1 сюртук и 20 аршин холста) и акцентировал внимание на том, что всем им присуще определенное общее качество. Оно делает их соизмеримыми. Количественное соотношение разнородных предметов может быть осуществлено лишь на основе какого-либо их общего качества, допустим веса, длины и т.д. Можно сказать, что один предмет в 3 раза тяжелее другого. Но соизмерять длину в метрах с весом в килограммах бессмысленно. В количественном соизмерении разнородных товаров, когда один товар обменивается на определенные количества других (в этом и проявляется их стоимость или ценность) все эти разнородные товары необходимо наделить одним общим качеством, делающим их соизмеримыми. К. Маркс увидел эту общность в труде, в том, что все товары являются продуктами труда. Отсюда он определяет стоимость (ценность товаров) количеством заключенного в них общественно необходимого труда.

Труд, безусловно, является мерилом стоимости (ценности), однако не единственным. Кроме него мерилом стоимости являются природные ресурсы, включая землю, а также понимаемая в самом широком смысле слова информация, начиная от научной идеи и инженерной разработки и кончая управлением производством, обменом, в масштабе как всей экономики, так и ее отдельных частей, что выражается в комбинировании всех факторов производства. Все эти мерила стоимости лежат на стороне затрат. К затратам относится и использование капитала. Потому он является также одним из мерил стоимости (ценности).

Взяв вместо одного мерила стоимости (труда) комплексное мерило (труд, природные ресурсы, информацию, капитал), мы сразу же теряем единство измерения ценности. Этого не следует опасаться, потому что измерить подлинную ценность товара или услуги можно только в процессе их потребления, чему должна предшествовать денежная оценка потребителя в форме его согласия купить этот товар или услугу по определенной цене.

Напомним, что всякое нормальное производство ведется ради потребления. Основной принцип экономики - это оптимальное соотношение затрат и результата. Затраты лежат в основе производства. Результат проявляется в потреблении, которому в качестве посредника предшествует обмен. Поэтому общее мерило ценности нужно искать в сфере потребления, с учетом ее взаимодействия со сферой обмена (рынком). Таким мерилом являются деньги. Но что они представляют собой? В чем заключаются их сущность и функции?

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы