МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Изучив материал главы, студент должен:

знать

  • • современные геополитические схемы и подходы к практике международных отношений;
  • • основные направления российской внешней политики;
  • • роль международных организаций в мировой политике;

уметь

  • • ориентироваться в основных направлениях российской внешней политики;
  • • анализировать генезис и основные современные геополитические трактовки мира политики;

владеть

  • • основными теоретическими подходами к изучению международных отношений;
  • • представлением о положении России в современном мире.

Ключевые понятия, мировая политика; геополитика; международные отношения; государство; политический идеализм; реализм и неореализм; модернистский; транснационалистский подход к изучению международных отношений; международный конфликт; глобализация; международная организация.

Международные отношения и мировая политика: соотношение понятий

Термины «международные отношения», «мировая политика», «международная политика» часто встречаются на страницах книг и научных журналов, в периодической печати, звучат в выступлениях политиков и дипломатов. Что они обозначают и как соотносятся между собой? На этот счет единого и общепринятого мнения не существует. Попробуем в этом разобраться.

Термин «международные отношения» является русскоязычным эквивалентом термина international relations. Этот термин был введен в оборот английским философом Дж. Бентамом на рубеже XVIII—XIX вв. Появление данного термина в гот период не случайно, поскольку именно рубеж XVIII—XIX вв. стал важным этапом в эволюции самого феномена международных отношений. К тому времени в Западной Европе окончательно сложилась система суверенных национальных государств. На смену отношениям между царствующими монархами и правящими династиями пришли отношения между государственно организованными народами-нациями. Недаром в западной традиции понятия «нация» и «государство» являются синонимами. Параллельно с формированием наций завершился процесс становления гражданского общества, подчинившего себе и преобразовавшего в соответствии со своими потребностями государство.

Тогда же оформилась и та модель международных отношений, которая до недавнего времени считалась эталонной и само собой разумеющейся. В соответствии с ней гражданское общество каждой страны наделяло государство всеми полномочиями в области обеспечения национальной безопасности и внешних сношений. Правительство одного государства в соответствии с этими полномочиями вступало в официальные связи с правительством другого государства, и именно по этому каналу осуществлялось большинство взаимосвязей не только между государственными структурами, но и между различными субъектами гражданского общества этих стран. Конечно, частные связи, не опосредованные государством, существовали всегда, но неразвитость транспортных и информационных коммуникаций сильно ограничивала возможности таких связей. Большие расстояния требовали много времени и ресурсов, а государство, в отличие от частных субъектов, могло себе это позволить и в значительной степени именно государство монополизировало сферу внешних сношений, на долгие времена оставаясь единственным международным актором (актор - участник, субъект международных отношений).

Развитие социальной сферы, прогресс транспортных и информационных коммуникаций отразились на экономике и политике. Число взаимосвязей, прежде всего между частными субъектами, в наиболее развитых странах стремительно увеличивалось, причем государство уже не могло и не стремилось их полностью контролировать. Значительно возросли число и роль международных организаций, как правительственных, так и неправительственных, получивших возможность стать в один ряд с государствами как международными акторами. Эти процессы дали основание специалистам говорить о переходе от международных (international) к транснациональным (transnational) отношениям, и даже о «смерти национальных государств». Представляется, что переход к новому типу отношений еще не произошел, такой переход, скорее, проявляется как тенденция в наиболее экономически и технологически развитой части современного мира. Но эта тенденция объективно детерминирована и в итоге приведет к международным отношениям совсем иного типа, чем те, которые господствовали последние два с половиной столетия.

Но и привычный для нас классический тип международных {international) отношений не был первым и единственным в истории. Ему предшествовали несколько более ранних типов, сложившихся в различные исторические эпохи. Очевидно, уже на ранних стадиях развития человеческого общества между первобытными племенами складывались какие-то взаимоотношения. Древние племена соперничали между собой по поводу территории или других ресурсов или, наоборот, сотрудничали в какой-либо форме. Эти взаимоотношения до появления первых государств не носили политического характера. С возникновением же государств стали складываться новые типы отношений — между государственно неорганизованными племенами и древнейшими государствами, а также между древнейшими государствами. Примеров отношений первого типа в истории немало, достаточно вспомнить многовековую борьбу Западной Римской империи с германскими племенами или Византийской империи со славянскими.

Межгосударственные отношения встречаются в древности гораздо реже, поскольку государства формировались не одновременно и не во всех регионах мира. Постепенно, по мере распространения государственных форм организации, межгосударственный тип отношений между территориально обособленными социумами стал доминирующим, а затем и единственным. Однако это были не классические международные отношения, которые сложились в эпоху национальных государств. В традиционных социумах государство и общество часто существуют параллельно друг другу, почти не пересекаясь во времени и в пространстве. Патриархальный крестьянин не отдавал себе отчета в том, в каком государстве он живет и, тем более, какие отношения у этого государства с внешним миром. В традиционном государстве сфера публичной политики была ограничена чрезвычайно узким кругом правящей элиты. А в вопросах внешней политики этот круг, за редким исключением, сужался до одного человека — монарха, персонифицировавшего всю государственную власть в своем лице. Практически все межгосударственные отношения Средневековья выглядели как межличностные отношения между монархами. Воевали между собой не народы, а короли, цари, князья и императоры. Вступали в соглашения, принимали на себя обязательства не государства, а те, кто себя с ними отождествлял.

Современные международные отношения имеют сложную внутреннюю структуру. Центральное системообразующее место в этой структуре принадлежит международным политическим отношениям. Они зародились вместе с появлением самой политики как общественного явления и основного политического института — государства. Эти отношения складывались в результате реализации каждым из государств собственной внешнеполитической линии, основанной на их собственных (применительно к эпохе национальных государств — национальных) интересах.

Международные политические отношения можно рассматривать и как международную политику — одну из основных сфер мира политических процессов и отношений. Субъектами международной политики изначально выступали государства, коалиции государств, а последние сто с лишним лет также и международные межправительственные организации. В центре международной политики находится борьба государств за власть, т.е. способность в максимальной степени влиять на поведение других международных субъектов в соответствии с собственными интересами. Из этого вытекает основная дилемма международных политических отношений межгосударственный конфликт или межгосударственное сотрудничество. В прошлом она часто выступала в виде главной международной проблемы войны и мира.

Международная политика формировалась и функционировала в локальных и региональных рамках, вплоть до второй половины XIX в. ее глобального уровня не существовало. В Древнем мире параллельно разворачивались конфликты в Европе, Азии, Африке, но они не были взаимосвязаны из-за огромных расстояний между государствами и регионами. Появление глобального уровня международной политики, охватившего все пространство земного шара, связано с завершением процесса превращения мира в единое целое. Начало ему было положено эпохой Великих географических открытий, а завершился он в результате революционных технологических и экономических сдвигов середины XIX в. После изобретения парового двигателя и электрических средств связи (телеграф, телефон) появилась возможность преодолевать гигантские расстояния и перемещать огромные объемы грузов, моментально передавать информацию. Развитие транспортных и информационных коммуникаций повлекло за собой экономические, социальные, а затем и политические изменения. Первым и главным следствием революции в области производства, транспорта и связи стало формирование единого мирового хозяйства, в котором колебание экономической конъюнктуры в одной части земного шара сразу же отзывается в других, самых отдаленных его частях.

На базе сложившейся мировой экономики началось формирование и мировой политики. Об этом свидетельствовало и то, что вслед за мировыми экономическими кризисами пришли мировые войны — вооруженные конфликты невиданных и немыслимых ранее масштабов. Термины «мировая политика» и «международная политика» многими авторами употребляются как синонимы. Представляется, что это неверно, мировая политика — это не просто международная политика глобального масштаба. Появление мировой политики стало качественно новым этапом развития всей политической сферы. Мировая политика отличается от международной политики предшествующих столетий и по содержанию проблем, стоящих в ее центре, и по характеру субъектов, действующих в ее рамках.

Традиционные для международной политики проблемы межгосударственных конфликтов и межгосударственного сотрудничества дополнились проблемами выбора путей и целей экономического, социального и политического развития мира. Возникшие во второй половине XIX в. на базе глобальных политических идеологий (либерализм, консерватизм, социализм и т.д.) международные политические движения стали предлагать свои варианты общественного устройства, а также средств и способов их достижения. Эти движения институциализировались па мировой политической арене как сеть международных неправительственных организаций, тесно связанных с многочисленными партиями, организациями и движениями в отдельных национальных государствах. Граница, разделявшая внутреннюю и внешнюю политику, становилась все более проницаемой, пока в конце XX в. не стала совсем условной. К этому времени особую актуальность для мировой политики приобрела группа проблем, получивших определение глобальных проблем современности — экологическая, демографическая, энергетическая, продовольственная и др.

Появление новых проблем в мировом развитии вызвало к жизни множество общественных движений на национальном уровне и новые неправительственные организации на международной арене. Хотя большинство из них при создании не имели политического характера, сложившиеся обстоятельства способствовали их включению в мировой политический процесс, тем самым расширяя число его субъектов.

Мировая политика зародилась и выросла на фундаменте международных отношений и представляет с ним единый и неразрывный комплекс. Однако полного тождества между обеими частями этого комплекса нет. Мировая политика включает и международную политику, но не сводится к ней, она шире по своей проблематике и по числу задействованных в ней субъектов. Международные политические отношения, являясь ведущим и системообразующим элементом структуры международных отношений, не охватывают данную структуру в целом. Международные экономические отношения, входящие в ту же самую структуру, складываются в рамках мировой экономики, которая выступает по отношению к мировой политике в качестве внешней среды.

Различные виды отношений не только в субъективном плане, через политику государств, в которой они, как в тигле, переплавляются в политические, но и объективно являются политическими. В силу свойств самой системы межгосударственных отношений она концентрированно выражает различные отношения государств как в их политическом содержании, так и в специфической политической форме. Отделить собственно политические отношения государств, иначе говоря, отношения по поводу конкретно-исторических проблем (в отличие, например, от экономических, научно-технических, культурных и т.д.) весьма трудно, а порою невозможно. Всякое такое отделение носит условный характер и предполагает постоянный учет реального взаимодействия собственно политических проблем с другими.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >