Международные отношения в последней трети XIX в. Формирование военно-политических блоков в Европе

На рубеже 1860—1870-х гг. произошло сразу три важных события, которые повлияли на существенное изменение системы международных отношений в Европе. Первым из них стало образование Германской империи в ходе франко-германской войны. Сама война завершилась прелиминарным мирным договором, заключенным в конце февраля. 10 мая 1871 г. был подписан окончательный Франкфуртский мир. Его условия были тяжелы для Франции. Она вынуждена была уступить Германской империи Эльзас и часть Лотарингии, а также выплатить пятимиллиардную контрибуцию, до окончательной уплаты которой на французской территории оставались германские оккупационные войска.

Результатом образования Германской империи и поражения Франции стало существенное изменение равновесия сил в Европе. На месте множества малых и средних государств в центре континента возникла могущественная держава. Франция, напротив, была ослаблена и находилась в международной изоляции, хотя и сохранила статус великой державы. Важным следствием Франкфуртского мира стало то, что его условия сделали невозможным подлинное примирение двух соседей. Ссылаясь на протест населения Эльзас-Лотарингии против германской аннексии, Франция отказывалась мириться с утратой своих пограничных областей, в то время как Берлин был не готов признавать само существование «эльзас-лотарингского вопроса». Антагонизм двух держав стал постоянным фактором в европейской политике.

Второе событие было связано с отказом России от унизительных статей Парижского мира, касавшихся нейтрализации Черного моря и ограничения здесь ее военно-морских сил. Воспользовавшись началом франко-германской войны, российский канцлер князь Горчаков направил в октябре

  • 1870 г. европейским державам циркуляр, в котором говорилось о необходимости пересмотреть отдельные положения Парижского мира. Демарш Горчакова вызвал ожидаемое сопротивление Великобритании, однако союзников на континенте британская дипломатия не нашла. Франция нуждалась в посредничестве России в смягчении условий мира с Пруссией и ее союзниками, Италия была занята присоединением Папской области, а Австро-Венгрия и Турция к разрыву с Россией оказались не готовы. В марте
  • 1871 г. в Лондоне была подписана конвенция, полностью удовлетворявшая российские требования. Позиции России в европейской политике значительно усилились.

Третьим, наименьшим по значению, но все же достаточно важным событием стало присоединение к Италии территории Папского государства. Воспользовавшись тем, что оставленный в 1864 г. в распоряжение папы французский корпус был отозван на защиту Парижа, в сентябре 1870 г. итальянские войска вошли в Рим. Население Папской области подавляющим большинством высказалось за вхождение в состав Итальянского королевства. В следующем году из Флоренции в Рим была перенесена и столица Италии. Папа римский Пий IX, однако, отказался признать произошедшие события, положив начало более чем полувековому конфликту римской курии с итальянским государством.

В 1871 г. начался новый этап развития Венской системы международных отношений. Он ознаменовался возвращением к практике «европейского концерта». Время, когда можно было в одностороннем порядке производить значительные изменения в Европе, осталось позади. Расстановка сил по сравнению с первой половиной XIX в., однако, существенно изменилась. Вместо самой слабой из великих держав, Пруссии, возникла Германская империя, претендовавшая на роль наиболее могущественной. Также на статус великой державы претендовало Итальянское королевство.

Мнение ученых

Соперничество великих держав в течение второй половины XIX в. может рассматриваться в границах двух парадигм. Первая характерна для классической работы А. Дж. П. Тейлора, рассматривавшего историю европейской дипломатии в категориях перманентной борьбы за господство суверенных держав, притязания которых периодически ограничивалась в рамках «баланса сил». Соперничество великих европейских держав сдерживалось тем, что, во-первых, ни одна из них не была настолько сильна, чтобы подмять под себя остальных. Во-вторых, их взаимная ревность служила действенной защитой для малых европейских стран, не способных защитить себя самостоятельно.

П. Шредер в рамках системного подхода к анализу международных отношений рассматривает Венскую систему также как набор общих норм, процедур и практик, которые сами по себе создавали рамки для действий ключевых акторов. Взаимодействие последних, в свою очередь, было более тонким и не сводилось к одному эгоистичному стремлению реализовать свои узконациональные интересы. История международных отношений в XIX в. была также историей развития идей и практик, ограничивавших свободу действий отдельных держав. Малые страны не только выигрывали от подобного столкновения амбиций, но, в свою очередь, сами играли важную роль посредников в стабилизации всей системы.

Именно германская дипломатия под руководством имперского канцлера (главы правительства) Бисмарка проявляла наибольшую активность в начале 1870-х гг. В задачи Бисмарка входило построение такой системы альянсов в Европе, в рамках которой Франция оказалась бы в изоляции. В отсутствии союзников Париж, по справедливому расчету германского канцлера, был практически лишен надежд взять реванш за поражение.

Первым шагом к такой системе стал Союз трех императоров. Переговоры о его создании начались еще осенью 1870 г., когда Бисмарк сообщил в Петербург о желательности «тесного сотрудничества монархически-кон- сервативных элементов Европы». В России эта инициатива была встречена благожелательно. Одновременно склонность к сближению с новым сильным соседом стали проявлять и в Вене. Австро-прусская война, лишившая монархию Габсбургов влияния на германские дела, одновременно устранила вечную причину соперничества Вены и Берлина. После этого союз с Германией виделся в Австрии как желанный выход из международной изоляции. При этом и в Вене, и в Петербурге предпочли бы заключить двусторонний союз с Берлином. Однако Бисмарка такой вариант не устраивал: ему было необходимо сотрудничество с обоими партнерами. Германская дипломатия принимала во внимание австро-российские противоречия на Балканах и стремилась одновременно и смягчить их, не доводя до серьезного конфликта, и использовать, делая обе стороны зависимыми от Германии.

В качестве идейной основы союза была выбрана борьба против революции и нарушения европейского мира. Вспыхнувшее в мае 1871 г. восстание в Париже — так называемая Парижская коммуна — создало для этого необходимые предпосылки. Уже в июне германское правительство обратилось к европейским странам с предложением сплотиться против революционной угрозы. В сентябре 1872 г. австрийский, российский и германский императоры встретились в Берлине. Документально Союз трех императоров оформили в следующем году: 6 июня было подписано австро-российское соглашение, 22 октября к нему присоединилась Германская империя.

Из-за состава участников и идейной основы Союз трех императоров иногда называют «вторым изданием Священного союза». В действительности же между двумя соглашениями было мало общего. Союз трех императоров представлял собой консультативный пакт. Стороны договорились совещаться между собой по вопросам, касающимся обеспечения мира в Европе. Столь аморфная формулировка соглашения, однако, имела то преимущество, что создавала основу для сотрудничества, лишь незначительно ограничивая в то же время свободу действий стран-участниц.

Великобритания в этот период продолжала придерживаться политики «блестящей изоляции». В то же время в Лондоне были заинтересованы в восстановлении системы «европейского концерта», призванной поддерживать равновесие на континенте. Это было прекрасно продемонстрировано в 1875 г., когда Бисмарк искусно вызвал новый кризис во франко-германских отношениях, заставив Европу поверить в близость новой войны. Особое беспокойство вызвал поднятый германскими деятелями из непосредственного окружения канцлера тезис о желательности превентивного удара по Франции ввиду подготавливаемого ею реванша. Российское руководство в лице Александра II и Горчакова и британское правительство открыто продемонстрировали, что не допустят нового разгрома Франции, который повлек бы за собой дальнейшее усиление Германии и уничтожение «французского противовеса». Однако «военная тревога» 1875 г. мало что изменила в соотношении сил между Францией и Германией. Берлин продолжал оказывать постоянный нажим на Париж, сделав дипломатические обострения между двумя соседями едва ли не сезонным явлением. Французской дипломатии до поры до времени оставалось лишь налаживать отношения с Петербургом и Лондоном, избавляясь от груза дипломатических просчетов Наполеона III, и уповать на опасения, которые повсеместно вызвало возникновение Германской империи.

Проверкой на прочность как для системы «европейского концерта», так и для Союза трех императоров стал Восточный кризис, начавшийся в 1875 г. с восстания населения Боснии и Герцеговины против османского владычества. В 1876 г. восстание вспыхнуло в Болгарии, а Сербия и Черногория объявили войну Османской империи. После двух десятилетий относительного спокойствия Восточный вопрос встал с новой остротой.

В первую очередь обострились австро-российские и англо-российские противоречия. Как в Вене, так и в Лондоне опасались усиления влияния России на Балканах и выступали против вмешательства в дела Османской империи. В Петербурге и политическая элита, и общественное мнение стремились поддержать славянские народы. Однако в стране продолжались внутренние реформы, в том числе военная, и готовность России к крупномасштабному вооруженному конфликту оставляла желать лучшего.

Восточный кризис также напрямую задевал интересы Берлина. Сами по себе балканские проблемы были безразличны германским политикам, однако австро-российские разногласия грозили похоронить Союз трех императоров, которому Бисмарк придавал столь большое значение. В связи с этим германская дипломатия стремилась урегулировать разногласия между Петербургом и Веной через систему Союза трех императоров. В мае 1876 г. состоялась встреча глав внешнеполитических ведомств трех стран в Берлине, на которой обсуждалась ситуация в Османской империи. Канцлер Л. М. Горчаков представил там свой план, направленный на предоставление Боснии и Герцеговине самоуправления. Однако в итоге был принят австро-венгерский «план Андраши», ограничивавшийся требованиями умеренных реформ.

Османское правительство отказалось признать требования великих держав, в связи с чем ситуация летом 1876 г. усугубилась. В июле была подписана австро-российская конвенция, в которой стороны договорились о возможных приобретениях в случае войны с Турцией. Осенью российское руководство заявило о готовности приступить к односторонним действиям. Была проведена мобилизация армии, от султана в ультимативной форме потребовали заключения перемирия с Сербией. Тогда в дело вступил «европейский концерт»: в декабре в Стамбуле начала работу конференция представителей всех великих держав. Однако турецкие власти, приняв новую конституцию, фактически сорвали работу европейских дипломатов заявлением о том, что теперь нет необходимости принимать меры по защите христианских подданных султана.

Еще одна попытка урегулировать вопрос в рамках «концертной дипломатии» была сделана в марте 1877 г. Собравшиеся в Лондоне представители держав вновь потребовали от султана проведения реформ. После отклонения этого требования Российская империя в апреле объявила войну Турции. Несмотря на то, что кампания в первые месяцы развивалась нс слишком удачно, в начале 1878 г. русским войскам удалось одержать убедительную победу, а 3 марта был заключен прелиминарный Сан-Сте- фанский мирный договор. В соответствии с его условиями Османская империя передавала России Южную Бессарабию и территории в Закавказье (с городами Карс, Ардаган и Батум), а также окончательно признавала независимость Сербии, Черногории и Румынии. Помимо этого создавалось большое Болгарское княжество, простиравшееся от побережья Черного до побережья Эгейского моря. По сути, Турция лишалась практически всех владений в Европе.

Условия Сан-Стефанского мира были неприемлемы для Великобритании и Австрии. И в Вене, и в Лондоне поспешили заявить о необходимости вынести их на международное обсуждение. Российская дипломатия была готова к такому повороту событий; главной задачей для нее стало заблаговременно достичь соглашения с основными соперниками. Британские политики в это время вели сложную игру, стремясь добиться выгод в сложившейся ситуации. В конце мая — начале июня 1878 г. были почти одновременно заключены российско-британское соглашение и турецко-британский договор о союзе. В соответствии с условиями второго документа Великобритания получала за свое посредничество остров Кипр.

Конгресс, который должен был подвести итог Восточного кризиса, состоялся в Берлине в июне — июле 1878 г. Берлинский конгресс считается одним из ключевых событий международных отношений XIX в. Германская дипломатия, напрямую не заинтересованная в балканских вопросах, стремилась играть на нем роль «честного маклера», посредника, главная цель которого заключается в согласовании интересов сторон. Это вызвало серьезное недовольство в России, где рассчитывали на поддержку со стороны Германской империи.

Итогом конгресса стало подписание Берлинского трактата, который значительно модифицировал условия Сан-Стефанского мира. Главные изменения касались Болгарии. В северной части планировавшегося единого большого государства создавалось формально входившее в состав Османской империи, но в реальности самостоятельное княжество. В южной части была создана автономная провинция Восточная Румелия. Тем самым предотвращалось создание сильного государства, которое, как считали в европейских столицах, стало бы сателлитом России. Помимо этого, Австро- Венгрия получала право оккупировать Боснию и Герцеговину.

Восточный кризис фактически прекратил существование Союза трех императоров, а Берлинский конгресс обострил австро-российские и российско-германские противоречия. В глазах российского общественного мнения именно Бисмарк был виновен в том, что России не удалось полностью реализовать свои интересы. В августе 1879 г. Александр II отправил своему дяде, германскому императору Вильгельму I, послание, получившее неформальное название «письмо-пощечина». В нем он обвинял Германию в неблагодарности. Одновременно в этот период возникли сложности в российско-германских торговых отношениях в связи с введением Берлином высоких ввозных пошлин на продукцию сельского хозяйства, поступавшую в основном из России.

Германская дипломатия оказалась в сложной ситуации. Конструкция, созданная в первой половине 1870-х гг., обрушилась. В такой ситуации Бисмарк принял решение пойти на союз с Австро-Венгрией. Это позволяло не просто укрепить партнерские отношения с Веной, но и оказать давление на Россию, делая се более уступчивой. Кроме того, сближение с Австрией было очень популярно в Германии, что позволяло использовать альянс для достижения внутриполитических целей. После длительных переговоров 7 октября 1879 г. в Вене был заключен секретный оборонительный союз против России. Тем самым было положено начало формированию системы двух противоборствующих блоков в Европе.

Однако в не менее сложном положении оказалась российская дипломатия. После Берлинского конгресса Россия оказалась в изоляции. Сближение с Францией грозило лишь дальнейшим ухудшением отношений с Германией, создавая серьезную угрозу безопасности страны. Великобритания выступала в этот период в роли основного соперника в рамках противоборства в Центральной Азии — так называемой «Большой игры». Фактически российской дипломатии оставалось лишь договариваться с Веной и Берлином.

В 1881 г. был заключен трехсторонний договор, также названный Союзом трех императоров, несмотря на серьезные отличия от соглашения 1873 г. Это был договор о нейтралитете, рассчитанный на три года. Кроме того, были достигнуты компромиссные договоренности по проблеме Балкан.

В следующем году было заключено еще одно важное соглашение — Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии. В 1870-е гг. молодое Итальянское королевство приступило к проведению колониальной политики. Объектом притязаний являлся Тунис, формально подчинявшийся Османской империи. Однако здесь Италия столкнулась с сильным соперником — Францией, также расширявшей масштабы колониальной экспансии. В 1881 г. Тунис оказался под протекторатом Франции. Стремясь укрепить свои позиции, итальянские дипломаты обратились за поддержкой к Германии. Однако Бисмарк, не возражавший против сближения с Италией, ответил, что «путь в Берлин лежит через Вену». Это означало, что итальянцы должны сначала разрешить остававшиеся противоречия с Австро-Венгрией, в составе которой все еще находился ряд территорий с итальянским населением (в частности, Южный Тироль). В итоге трехстороннее соглашение было подписано в мае 1882 г. Стороны заключили оборонительный союз против Франции.

Таким образом, в начале 1880-х гг. «система союзов» Бисмарка была восстановлена и даже расширена. Вне этой системы оставалась Великобритания, проводившая политику «блестящей изоляции». На протяжении 1880-х гг. обе стороны неоднократно проводили зондаж по поводу возможного соглашения. Однако разница в интересах сторон (англичане были заинтересованы в антироссийском, немцы — в антифранцузском союзе) не позволила им достичь какого-либо результата.

Первая половина 1880-х гг. отметилась также кратковременным потеплением отношений с Францией. На какое-то время здесь восторжествовал политический курс, связанный с именем Ж. Ферри. Характерными чертами политики Ферри стала готовность вынести вопрос об Эльзас-Лотарингии «за скобки» франко-германских отношений ради их нормализации, которая позволила бы Франции реализовать свои великодержавные амбиции в колониальной экспансии. Бисмарк всецело поддерживал новый поворот политики французского правительства, рассчитывая тем самым отвлечь Париж от мыслей о реванше и дополнительно нейтрализовать противника вероятным обострением англо-французского колониального соперничества. Отношения между Парижем и Лондоном действительно серьезно ухудшились в связи с оккупацией английскими войсками в 1882 г. Египта. Тем не менее, французское руководство было все так же далеко от того, чтобы закрыть для себя «эльзас-лотарингский вопрос», разрядка отношений с Германией носила для него исключительно тактический характер.

В этот период колониальная политика вновь начала играть большую роль в отношениях великих держав. Очередная волна колониальной экспансии в последней трети XIX в. стала одним из важных факторов в системе международных отношений. Колониальное соперничество являлось одной из важных причин обострения англо-российских, франко-итальянских, англо-французских, а затем и англо-германских противоречий. В этой ситуации германская дипломатия стремилась использовать колониальные споры других великих держав к своей собственной выгоде.

Однако масштабный кризис второй половины 1880-х гг. начался не в колониях, а на Балканах, ставших подлинным «пороховым погребом Европы». На Берлинском конгрессе практически все участники полагали, что Болгария станет союзницей Российской империи. На деле в стране развернулась борьба двух партий — сторонников и противников тесного сотрудничества с Россией. К середине 1880-х гг. стало ясно, что вторые одерживают верх. Отношения России с Сербией также охладели. В 1881 г. сербы подписали союзный договор с Австро-Венгрией, оказавшись тем самым в сфере влияния Вены. Позиции России на Балканах, сильные после русско-турецкой войны 1877—1878 гг., оказались в значительной степени утрачены. Именно поэтому в Петербурге весьма болезненно восприняли произошедшее в 1885 г. восстание в Восточной Румелии, по итогам которого эта территория объединилась с Болгарским княжеством.

Осенью 1885 г. по предложению России была созвана конференция представителей великих держав в Стамбуле для обсуждения болгарской проблемы. Российские дипломаты выступали в нетипичной для себя роли — защитников прав турецкого султана в отношении его православных подданных. Однако остальные великие державы не собирались оказывать давление на болгарского князя. В начале 1886 г. между Болгарией и Османской империей было заключено прямое соглашение, в соответствии с которым султан признавал потерю Восточной Румелии. В то же время внутри самой Болгарии разразился политический кризис. В борьбу между различными группировками грубо вмешалась российская сторона. Осенью 1886 г. это привело к разрыву отношений между Болгарией и Российской империей. Болгарский кризис завершился серьезным поражением российской дипломатии.

Болгарский кризис имел целый ряд важных последствий. Во-первых, окончательно прекратил свое существование Союз трех императоров. В 1884 г. он был продлен на три года, однако после этого о его продлении и думать не приходилось в связи с серьезным обострением российско-австрийских отношений. Активность Российской империи на Балканах тревожила правящие круги Англии. В связи с этим в 1887 г. были заключены два соглашения, участниками которых стали Великобритания, Италия и Австро-Венгрия. Суть этих соглашений заключалась в поддержании статус-кво в бассейне Средиземного моря, независимости и территориальной целостности Османской империи. Тем самым они оказались косвенно направлены против России. Соглашения получили название Средиземно- морской Антанты. Несмотря на то, что Германия формально не являлась участницей соглашений, они во многом являлись плодом усилий Берлина. Средиземноморская Антанта дополнила «систему союзов» Бисмарка, косвенно подключив к ней Великобританию.

Кризис на Балканах был дополнен очередной «военной тревогой» в Западной Европе. Отставка правительства Ж. Ферри в марте 1885 г. положила конец периоду относительной разрядки во франко-германских отношениях. Дальнейшему росту напряженности способствовало назначение в начале 1886 г. генерала Буланже военным министром. Первые же шаги Буланже, популярность его воинственных выступлений сделали ему рекламу «министра войны-реванша» и непримиримого врага Германии. Однако изменилась скорее риторика, нежели политический курс. Буланже не мог самостоятельно определять политику Франции, натолкнувшись на противодействие коллег по правительству и президента Жюля Греви. Однако ситуацией сполна воспользовался Бисмарк, которому было в тот момент выгодно вновь указать на «французскую угрозу» и готовность ее упредить. По обе стороны границы начались меры предмобилизационного характера. «Военная тревога» нарастала на протяжении января — февраля 1887 г. и в апреле достигла новой кульминации, спровоцированной пограничным инцидентом.

Угроза реального военного столкновения, однако, быстро остудила реваншистский пыл во Франции и позволила взять верх большинству, войне противившемуся и ее страшившемуся. Бисмарк во многом достиг своих целей и позволил погасить конфликт. Но блеф канцлера был продиктован также логикой «большой политики» Германии. Во-первых, Бисмарк стремился вызвать опасения России и удержать ее как от сближения с Францией, так и от вмешательства в болгарские дела. Во-вторых, всплеск напряженности в отношениях с Францией как нельзя кстати пришелся на переговоры о продлении Тройственного союза и итало-германского соглашения от 20 февраля 1887 г. Франко-германский кризис был нужен Бисмарку как козырь во все более сложной дипломатической игре. Однако, с учетом резкого обострения русско-австрийских отношений из-за Болгарии, какое-то время казалось, что система балансирует на грани большой европейской войны.

Несмотря на распад Союза трех императоров, ни в Берлине, ни в Петербурге не стремились к полному охлаждению двусторонних отношений. Поэтому сторонами в 1887 г. был заключен секретный «Договор перестраховки» сроком на три года. Берлин и Петербург обязались соблюдать благожелательный нейтралитет в случае любого конфликта, за исключением нападения России на Австрию или Германии на Францию.

«Система союзов» Бисмарка к концу 1880-х гг. становилась все более сложной, хрупкой и внутренне противоречивой. Сам канцлер с большим трудом, в основном за счет тактических решений, поддерживал ее существование. Причиной затруднений были как серьезные противоречия между державами, выступавшими в роли союзниц Германии, так и то, что архитектура подобной системы противоречила принципу равновесия сил. Соответственно, сделать ее устойчивой было практически невозможно.

В конце 1880-х гг. российско-германские отношения продолжали портиться. Этому в немалой степени способствовали «таможенные войны» двух стран. Чтобы защитить своих землевладельцев, Германия вводила повышенные пошлины на импорт продовольствия, тем самым напрямую задевая российские интересы. В то же время российские власти стремились ограничить импорт германских промышленных товаров, защищая молодую российскую промышленность. Весьма серьезная ошибка была допущена германским правительством в 1887 г., когда российские ценные бумаги оказались вытеснены с Берлинской биржи. Бисмарк рассчитывал, что это сделает российскую дипломатию более уступчивой. В действительности же роль главного рынка российских ценных бумаг перешла к Парижу. Русско-французские экономические, политические и культурные отношения в этот период стремительно развивались, что вызывало беспокойство в Берлине.

Насколько оправданным было такое беспокойство, стало ясно уже спустя несколько лет. В 1890 г. молодой германский император Вильгельм II отправил Бисмарка в отставку. Одним из первых шагов его преемников стал отказ от продления «Договора перестраховки», который, как полагали сотрудники внешнеполитического ведомства, противоречит обязательствам в отношении Австро-Венгрии. У российского правительства не оставалось иного выбора, кроме сближения с Францией. Уже в 1891 г. было заключено соглашение в форме обмена нотами о консультациях в случае угрозы европейскому миру. В августе 1892 г. была подписана военная конвенция, закреплявшая оборонительный союз двух стран. Основным противником считалась Германия. Конвенция вступила в силу в 1893 г.

В Берлине достаточно быстро осознали свой промах. Однако все попытки улучшить отношения с Россией не привели к значимому результату. К концу XIX в. в Европе сформировалась система двух противостоящих военно-политических блоков: русско-французского и австро-германо-итальянского. Из великих держав вне этих блоков оставалась лишь Великобритания.

В целом, однако, 1890-е гг. ознаменовались скорее разрядкой в европейской политике. Укрепив свои позиции военным союзом с Россией, Франция развязала себе руки для активизации колониальной экспансии, что вело к новому обострению противоречий с Великобританией. На какое-то время та даже потеснила Германию в рядах соперников Третьей республики. Франко-германские отношения переживали очередной период нормализации, символом чего стало участие по приглашению Вильгельма II французской эскадры в 1895 г. в торжествах по случаю открытия Киль- ского канала. Улучшились также отношения между Петербургом и Веной. Так, в 1897 г. было подписано австро-российское соглашение о взаимных консультациях, урегулировавшее отношения двух сторон на Балканах. Основное внимание европейских держав в этот период было приковано к событиям, происходившим за пределами континента, в Африке, Азии и Западном полушарии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >