Другие глобальные экологические проблемы и политика в области их решения

В период 1970—1980-х гг. возросла озабоченность проблемой выбросов ряда веществ в атмосферу и их возможных последствий — истощение озонового слоя Земли. Озон, открытый в 1840 г., в стратосфере Земли выполняет важную функцию по фильтрации ультрафиолетовой радиации. Озоновый слой уязвим по отношению к воздействию на него газов, содержащих галогены (хлор и бром). Антропологический источник таких озоноразрушающих веществ — хлорфтор-углероды (используются в аэрозолях, охладительных установках и прочее). Содержание озоноразрушающих веществ в атмосфере достигло своего пика в середине 1980-х гг. 11ер-вым шагом в направлении решения данной проблемы стало принятие в 1985 г. Венской конвенции об охране озонового слоя. СССР присоединился к этой Конвенции в 1986 г. Основным положением документа стали обязательства подписавших ее сторон по проведению национальной политики с целью сокращения выброса веществ, разрушающих озоновый слой. Основной недостаток Конвенции в том, что в ней не оговорены конкретные сроки проведения мероприятий по охране озонового слоя и не прописаны санкции относительно государств с неэффективной политикой в данной сфере.

Поворотным пунктом в межгосударственном сотрудничестве становится Монреальский протокол 1987 г. по веществам, разрушающим озоновый слой. Согласно Протоколу страны, принявшие его, обязуются сократить производство и употребление 96 химикатов (в первую очередь это хлор-фторуглероды и галлоны), уменьшающих озоновый слой в стратосфере, что приводит к увеличению ультрафиолетовой радиации. Монреальский протокол ратифицировала 191 страна. Принятие данного соглашения значительно сократило степень разрушения озонового слоя и предотвратило десятки миллионов случаев возникновения раковых заболеваний у людей, что могло стать последствием усиления ультрафиолетовой радиации. В 2007 г. Монреальский протокол отметил 20-ю годовщину своего подписания. По любым меркам Протокол оказался чрезвычайно успешным. Государства, подписавшие его, совместно сняли с производства 95% веществ, разрушающих озоновый слой. Ожидается, что к 2075 г. защитный озоновый слой Земли восстановится до уровня, существовавшего до 1980-х гг. Монреальский протокол стал первым международным договором по окружающей среде, имеющим обязательную юридическую силу.

Проблема загрязнения водных ресурсов стоит не .менее остро, чем проблема загрязнения атмосферы. Несмотря на то, что большая часть поверхности Земли покрыта водой, лишь 2% водных источников оказываются пригодными для питья, остальное — воды морей и океанов. Ограниченность водных ресурсов может вести к конфликтам. Прежде всего, это относится к таким регионам, как Ближний Восток, юг Африки (Ботсвана, Ангола, Намибия, ЮАР), Южная Азия (Индия, Бангладеш), Центральная Азия (Таджикистан, Узбекистан).

Источником питьевой воды обычно являются реки. Часто они принадлежат одновременно нескольким государствам или по ним проходит граница. Так, Нил протекает по территории девяти государств, обеспечивая Египет питьевой водой почти полностью. В связи с этим реки нередко оказываются объектами споров. Сложная ситуация складывается из-за загрязнения рек, по берегам которых расположены крупные города и промышленные предприятия с плохими системами очистки сбрасываемых вод, а также удобряемые земли.

Согласно прогнозам известного российского специалиста-эколога В. Данилова-Данильяна к 2025—2030 гг. почти половина населения Земли окажется в условиях, когда пресной воды не будет хватать для удовлетворения элементарных потребностей. В результате в глобальный кризис, связанный с дефицитом пресной воды, окажутся втянуты значительная часть Африки, Ближний Восток, Южная и Юго-Восточная Азия.

Еще одна глобальная экологическая проблема обусловлена сокращением площади плодородных почв, увеличением доли пустынь и уменьшением лесных массивов. Небольшой плодородный слой кормит 6,7 млрд человек, живущих на Земле, и еще 4 млрд домашних животных. В течение многих веков развитие человеческой цивилизации шло за счет освоения новых земельных угодий. К началу XXI в. эта возможность оказалась почти исчерпанной. По оценкам экспертов, к 2025 г. развитие сельского хозяйства будет идти в основном не за счет приращения пахотных земель, а за счет его интенсификации.

Приращение новых земель нередко осуществляется за счет вырубки леса. Лес, являясь ценным сырьевым ресурсом, интенсивно вырубается также и в коммерческих целях. Наконец, лес вырубается местными жителями для использования в качестве топлива. Особенно серьезно стоит эта проблема и связи с уменьшением площадей тропических лесов, являющихся важнейшей экосистемой на Земле. Если еще 50 лет назад 12% суши Земли было покрыто тропическими лесами, то сегодня — только 6%. Особое беспокойство вызывают тропические леса, которые интенсивно вырубаются развивающимися странами, поскольку лес составляет важную часть их доходов. Примером является Бразилия, не жалеющая "легкие планеты" — леса Амазонки. Данная позиция развивающихся стран особенно явственно проявилась на "Саммите Земли" в Рио-де-Жанейро в 1992 г.

Исчезновение лесов, в свою очередь, приводит к эрозии почвы и увеличению пустынных земель. По данным ООН, уже в середине 1980-х гг. 35% суши находилось под угрозой развития опустошения земель.

Сокращение лесных массивов, загрязнение окружающей среды являются одной из важнейших причин вымирания ряда видов животных и растений, сокращения многообразия биологических видов, живущих на Земле. Кроме потери эстетического наслаждения богатством природы и нарушения биологического равновесия, уменьшение количества видов животных и растений на планете имеет и экономические последствия для ряда отраслей. Так, значительная часть фармацевтической промышленности ориентирована на сырье растительного и животного происхождения.

Одним из первых международных договоров, направленных на сохранение видов, была принятая в 1946 г. Конвенция, регулирующая истребление китов. Однако это не помогло. В результате в 1987 г. пришлось установить мораторий на китовую охоту. Тем не менее, истребление китов продолжалось под разными предлогами, а в 2006 г. мораторий и вовсе был отменен под давлением Японии, Норвегии и Исландии.

В 1973 г. на многосторонней основе была разработана Конвенция, направленная на регулирование торговли изделий из животных, находящихся на грани вымирания. На ее основе в 1989 г., например, запрещена торговля слоновой костью. Тем не менее, многие редкие виды страдают от незаконной охоты и контрабанды, оборот которых оценивается в миллиарды долларов.

Проблема сохранения окружающей среды не ограничивается названными аспектами. Не менее остро встают, например, вопросы о ядерных отходах и возможности техногенных катастроф с глобальными или региональными экологическими последствиями. Одна из первых таких катастроф с радиоактивным заражением произошла в 1957 г. под Челябинском. Следующую крупную аварию с выбросом радиации пережила в 1976 г. Пенсильвания. Последний крупный инцидент зарегистрирован на Чернобыльской АЭС в 1986 г.

Опасность представляют не только ядерные объекты. Не менее существенными могут быть последствия аварий на химических и других предприятиях. Так, трагедия, связанная с химическим производством и унесшая около 1500 человеческих жизней, произошла в 1984 г. в индийском городе Бхопал. А в 2010 г. экологическая катастрофа, одна из крупнейших в истории США, разразилась в Мексиканском заливе. На нефтяной вышке, принадлежащей компании ВР, в воду вылилось гигантское количество нефти, что нанесло непоправимый ущерб экосистеме залива.

Другая проблема в области охраны окружающей среды — строительство гидроэлектростанций, которые, с одной стороны, дают электроэнергию, причем наиболее чистым способом, с другой — изменяют экологическую ситуацию в бассейне рек, затопляя большие площади, создавая препятствия для передвижения рыб и т.н. Экономические интересы отдельных корпораций и государств нередко вступают в противоречие с интересами отстаивающих сохранность природы экологических движений, а также правозащитных организаций. Конфликтные ситуации в связи со строительством гидроэлектростанций возникали на Дунае, Амазонке и других реках.

Наконец, еще одна проблема в сфере экологии — вооруженные конфликты и воздействие их на состояние окружающей среды. Крупнейшие экологические катастрофы возможны даже в случае небольших, локальных конфликтов. Война в Персидском заливе 1991 г. в связи с оккупацией Кувейта Ираком продемонстрировала, какую опасность для экологии планеты может таить в себе поджог нефтяных скважин. Потребовались усилия многих стран в тушении этих пожаров, а также при очистке поверхности земли от нефтяных загрязнений.

В последнее время в связи с обострением проблемы терроризма заговорили об опасности экологического терроризма (экотерроризма). Речь идет об использовании различных средств и методов (в том числе ядерного, химического, бактериологического оружия), которые вызывают экологическую катастрофу. Именно этого вида терроризма особо опасаются после 11 сентября 2001 г. Рассматриваются варианты, когда объектами атаки террористов, захвативших самолет, могли бы стать АЭС.

Подводя итог анализу экологических проблем в мировой политике, нельзя не сказать о коллизии, которая существует между развитыми и развивающимися странами в связи с их ответственностью за ухудшение состояния окружающей среды. Фактически мы этого касались в тексте в связи с конкретными экологическими проблемами. Здесь сделаем обобщение. В мире крайне неравномерно распределены факторы избыточного антропогенного воздействия на природу — демографические и экономические. За "вклад" демографического фактора в ухудшение экологии ответственны главным образом страны Юга. С 1987 г. но 2009 г. население планеты увеличилось более чем на 40% — с 5 млрд до 6,7 млрд человек. Соответственно возросла нагрузка на экосистему Земли. Но страны Юга в целом дают меньше загрязнений, чем страны Севера. Экономика последних и особенно сверхпотребление и расточительное использование ресурсов в ней ответственна за большую часть ущерба, причиняемого окружающей среде. Решение глобальных экологических проблем постоянно наталкивается на это противоречие. Богатые страны не готовы поступиться своим образом жизни, развивающиеся страны с их увеличивающимся населением не могут пойти на снижение темпов экономического роста. Это столкновение интересов серьезно затрудняет возможность взаимопонимания и согласованных международных действий в защиту окружающей среды. Развитые и развивающиеся страны оказываются, по определению А. Б. Вебера, в ситуации своего рода экологического антагонизма.

Россия: ситуация в области решения внутренних экологических проблем

Несмотря на серьезные реформы и разработку в России в начале 1990-х гг. новой экологической политики, к настоящему времени масштабы экологических проблем и связанных с ними рисков сократились лишь незначительно.

До сих пор около половины населения страны потребляет питьевую воду, не соответствующую санитарным нормам, а 28% стоков сбрасываются в водные объекты безо всякой очистки; в 185 городах с населением около 40% населения страны уровни загрязнения воздуха превышают установленные нормы.

Важно ответить на вопрос, почему за последние полтора десятилетия экологических реформ оказался так велик разрыв между задачами по достижению экологически устойчивого развития, заложенными в основу новой экологической политики, и их реализацией па практике.

Выделим несколько причин такой ситуации. Во-первых, экологические проблемы в России во многом оказались связаны с недостатками в создании эффективно действующей институциональной системы управления охраной окружающей среды. К примеру, в российских условиях недостаточно действенным в 1990-е гг. оказался такой распространенный в мировой практике инструмент, как плата за загрязнение природной среды и формирование на ее основе экологических фондов.

Во-вторых, в течение 1990-х гг. произошло резкое падение экологических приоритетов как среди политиков, так и в российском обществе (согласно опросам общественного мнения, по сравнению с началом экологических реформ проблемы экологии отступили перед проблемами обнищания населения, здравоохранения, обеспечения безопасности и т.п.).

В-третьих, в результате падения промышленного производства в 1990-х гг. выбросы загрязняющих воздух и воду веществ сократились примерно на треть, а эмиссии парниковых газов снизились на 36%. Россию стали называть экологическим донором. Оказалось, что многие экологические нормы были достигнуты, международные обязательства выполнены или даже перевыполнены без принятия каких-либо практических мер, министерства формально смогли отрапортовать об успехах и положительной динамике в экологических нагрузках. Переход же к относительно быстрому экономическому росту в 2000-х гг. стал серьезным испытанием для национальной экологической политики России, которая была к этому не готова.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >