Рецензия

Общая характеристика жанра. Рецензия близка к авторской колонке с той лишь разницей, что предметом комментирования в рецензии является произведение искусства. Рецензент оценивает произведение как удавшееся или не удавшееся и дает рекомендации аудитории по поводу того, стоит или не стоит это произведение читать/смотреть/слушать, и на что следует обратить внимание.

Рецензия должна отвечать на вопросы:

  • - в какой мере хорош (актуален, оригинален и т.д.) авторский замысел;
  • — насколько автору (режиссеру, сценаристу, писателю, поэту, художнику, исполнителю) удалось задуманное;
  • - как соотносится рецензируемое произведение искусства с другими произведениями искусства этого направления и с другими попытками раскрыть данную тему?

В СМИ обычно встречаются рецензии двух типов: критические и рекламные. В первом случае автор соотносит произведение с идеалом, находит недостатки и фокусируется на них, подавая произведение как провальное. Во втором случае недостатки, наоборот, не замечаются, и автор фокусируется на достоинствах, подавая произведение как шедевр.

Это связано с особенностями и журналистики, и сферы искусств. Во многих СМИ применительно к отбору тем действует правило «чем хуже, тем лучше», побуждающее рецензентов «собирать всю грязь». Недостаточная критичность будет восприниматься руководством таких изданий как признак того, что журналиста подкупили[1].

В свою очередь, многие деятели искусства очень обидчивы (в отличие, например, от политиков или общественных активистов), и критичность журналиста может привести к разрыву отношений с ними. Особенно, если эта критичность, по мнению создателя рецензируемого произведения, беспочвенна: рецензент не заметил главной идеи и придрался к несущественным аспектам.

Поэтому рецензенты вынуждены лавировать между форматом редакции и необходимостью поддерживать личные отношения со своими ньюсмейкерами из сферы искусства. Последнее для рецензентов зачастую крайне важно. Например, в театральном мире существует такая практика, что рецензент с положительными рецензиями ходит на постановки бесплатно, а рецензент критикующий будет вынужден покупать билет. Если же редакция на билеты денег не дает, то критиковать для журналиста окажется слишком дорого.

Рецензии обоих типов плохи тем, что не объективны. Читатель не сможет ни сформировать адекватное мнение о произведении, ни грамотно решить для себя, достойно ли произведение его внимания. Будут возникать ситуации, когда раскритикованное произведение при знакомстве с ним окажется далеко не таким плохим, а расхваленное — далеко не таким хорошим. В результате многие читатели перестают обращать внимание на рецензии. Поэтому хорошая рецензия должна быть сбалансированной, позволяющей глубоко понять произведение, но при этом не искажающей представление о нем. Рецензенту необходимо и глубоко разбираться в анализируемой сфере искусства, и иметь возможность честно излагать свои выводы.

Структура и композиция рецензии. Прежде чем оценивать произведение, рецензент должен рассказать о нем читателю. Однако сводить рецензию, главным образом, к пересказу произведения недопустимо. Пересказа нужно ровно столько, чтобы ввести читателя в курс дела. Основная часть рецензии — это именно комментирование произведения, т.е. его оценка и разъяснение, почему произведение следует оценивать именно так.

Помимо содержания произведения и авторских оценок в рецензии могут быть упомянуты:

  • — общая характеристика данного направления искусства;
  • — сведения из жизни автора произведения;
  • — прежние произведения данного автора и их оценка рецензентом;
  • — история создания произведения, включая возникновение замысла и процесс работы;
  • — социальная или политическая ситуация, повлиявшая на произведение;
  • — события в реальном мире, подтолкнувшие к созданию произведения;
  • — произведения других авторов на сходную тему.

Начинать рецензию желательно с идеи — ЧТО по поводу произведения автор рецензии хочет сказать читателю. Затем нужно кратко пересказать рецензируемое произведение, чтобы ввести читателя в курс дела. После этого можно чередовать оценки, развернутый пересказ фрагментов и бэкграунд, касающийся произведения (как оно было создано), темы (кто ею еще занимался) и автора произведения (чем он примечателен в связи с произведением).

Рассмотрим структурные элементы и композицию рецензии на примере текста президента Гильдии киноведов и кинокритиков России (с 2003 по 2011 г.) Виктора Матизена.

Пример

История коллективной травли невиновного человека, показанная Томасом Винтербергом в «Охоте», на первый взгляд представляется совершенно убедительной. Однако прежде чем говорить о полной незащищенности человека в обществе, стоит вспомнить, что экранные образы подчас так же усыпляют разум, как общественные предрассудки.

(Идея: фильм, несмотря на внешнюю убедительность, усыпляет разум, а не содействует решению заявленной проблемы.)

Герой фильма Лукас, пронзительно сыгранный Мадсом Миккельсеном (приз Канн и Европейской киноакадемии за лучшую мужскую роль), — воспитатель детсада, на которого возводит напраслину одна из воспитанниц, дочь его друзей. Директриса пансионата и оповещенные ею родители девочки поднимают шум, и Лукас в счита- ные дни становится объектом травли всего городка.

(Краткий пересказ сюжета.)

Выглядит весьма правдоподобно, однако для того, чтобы принять этот сюжет за действительный, нужно поверить в несколько предлагаемых режиссером и не обсуждаемых в самом фильме обстоятельств. В то, что современная датчанка с педагогическим образованием, необходимым для заведования детсадом, действует как средневековый инквизитор, не имея никакого представления ни о детской психологии, ни о презумпции невиновности, и вдобавок обладает подозрительностью Отелло, который верит голословным наветам гнусного Яго и не верит чистой Дездемоне. В то, что так же ведут себя но отношению к доброму знакомому отец и мать девочки, которые даже нс пытаются разобраться в ситуации. И в то, что взрослый мужчина не находит простейших средств защиты от обывательского самосуда — в частности, не требует доказательств своей виновности и не обращается ни в полицию, ни в суд.

(Оценка: доводы режиссера неубедительны.)

Разумеется, превосходные актеры, подобранные Винтербергом, и сам он как мастер режиссуры делают все возможное для того, чтобы придать этой ситуации достоверность,

  • (Оценка: профессионализм актеров и режиссера — высокий.) но искусственная драматизация все же налицо, а ее причины достаточно очевидны. Дело в том, что постановщик сочинил сценарий фильма иод воздействием материалов о детских фантазиях, которые ему в 1999 году принес некий детский психолог, хотя, по собственному признанию Винтерберга, «с девяностых годов, когда об этом впервые заговорили, методы полиции и психологов сделали огромный шаг вперед».
  • (Предыстория создания фильма.)

Режиссер слегка лукавит, поскольку о сексуальных фантазиях детей исследователи и следователи знали еще во времена Фрейда, подробнейшим образом расспрашивавшего пациентов об их детских комплексах. И даже раньше, поскольку во времена инквизиции судьи для обвинения родителей охотно использовали самые невероятные показания детей. В деле 1244 года об открытии гнезда еретиков свидетелем выступил десятилетний мальчик, и его показания против отца, сестры и других семидесяти человек стали решающими для их обвинения.

(Бэкграунд по теме фильма.)

Однако искушение приписать современному буржуазному обществу архаические черты средневекового настолько велико, что побуждает кинематографистов жертвовать исторической правдой ради сиюминутного эффекта.

(Оценка с разъяснением, почему режиссер поступил именно так.)

Сиюминутного, так как уже во время просмотра возникает внутреннее противодействие, впервые отмеченное Львом Толстым при чтении прозы Леонида Андреева: «Он пугает, а мне не страшно».

(Оценка фильма.)

Более глубокое и продолжительное воздействие оказывают менее громкие ленты вроде «Презумпции вины» Венсана Гаренка (2011 г.), где вскрыт механизм неправо- судия, позволяющий посадить супружескую чету по облыжному обвинению в сексуальных домогательствах к детям.

(Сравнение с тем, как данная тема раскрыта в другом фильме другого режиссера.)

Но самое странное то, что в тысячах английских и русских интернет-ссылок на «Охоту» невозможно отыскать ни одного упоминания о рассказе Шервуда Андерсона «Руки» из сборника 1919 года, где на половине страницы с совершенной убедительностью описывается то, на что хорошему режиссеру Виптербергу не хватило полутора часов[2].

(Упоминание еще одного произведения на данную тему и итоговая оценка

фильма.)

В приведенной выше рецензии журналист для обоснования свой идеи упоминает и фильм на схожую тематику, и рассказ, и судебный процесс времен инквизиции. Если бы рецензент ограничился только разбором фильма, рецензия была бы гораздо слабее. Поэтому качество рецензии зависит, прежде всего, от кругозора рецензента и от его личностной зрелости, понимания, как устроен мир в целом и та сфера, которой посвящено произведение.

  • [1] См.: Мастер-класс Анны Наринской, проведенный в Школе гражданской журналистики, с показательным названием «Литературный критик: трудно быть гадом» // Colta.Ru[Сайт]. URL: http://www.colta.ru/articles/art/7850 (дата обращения: 16.12.2016).
  • [2] Торжество неправосудия // Новые известия. 2013. 14 марта.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >