Публицистичность репортажа

Репортаж издавна «слуга двух господ» — достоверности изображенного события (репортировать — значит «сообщать не придумывая») и авторского вдохновения, «вдыхающего жизнь», оживляющего событие, представляющего его как «ожившее». И потому он, с одной стороны, жанр «новостной журналистики», сильной своим эффектом самоочевидного факта, понятного и без пояснений, а с другой, — в любой момент может заявить о своем «родстве» с художественной публицистикой.

Используются такие художественные средства, которые несут не чисто изобразительные функции, но очевидно воспроизводят состояние автора как факт и как переживание. Есть угадываемая оценка иносказания, воспроизведенного переживания. Эмоциональная оценка тут неотделима от изображения. Говоря словами Пришвина, «то и другое — факт и личное художественное переживание мало-помалу сливаются в одно». И читатель воспринимает их именно целостно — он сопереживает.

Многие из возможностей «комментировать без комментария» обусловлены проявлением в репортерстве авторства. Оценочное отношение усиливается, когда скрытый комментарий (целеустремленный отбор деталей) объединяется с последующей группировкой и сочетанием с «попутными» комментариями сенсационного или иного свойства. Используются такие художественные средства, которые несут не чисто изобразительные функции, но очевидно воспроизводят состояние автора как факт и как переживание.

Есть угадываемая оценка иносказания, воспроизведенного переживания.

В репортажах часто появляются эпизоды, связанные не просто с перемещением автора в пространстве события (я пошел., мне показали.., я обернулся...), но с действиями автора как центрального персонажа, «в процессе поиска» точной интонации — реплик людей и интонации события в целом.

Служительница на Ваганьковском кладбище говорила странную вещь. Она говорила, что московский взрыв потряс всех. Все ставят свечки в подземном переходе, звонят за психологической помощью в институт Сербского. И только родственники погибшей спокойны.

  • — Тихие какие-то стоят. Молчат, - рассказывала женщина о похоронах Марины Леоновой, когда уже все разошлись. — Только муж покойницы плакал, а все остальные смотрели в сторону. Лучше бы они сказали про нее. Вместо того чтобы плакаты на работе вешать.
  • — Какие плакаты?
  • — Они на работе повесили ее портрет в траурной рамке и плакат: «Хороший чеченец — мертвый чеченец».
  • — Не может быть!
  • — Ну, один мужик с ее работы сказал. Пошутил, наверное?

Я на всякий случай решил, что служительница бредит. Люди, которых я видел на похоронах, не проявляли агрессии и не выражали горя. Просто молчали.

Панюшкин В. Ничего особенного, просто похороны «Ъ», 10—12 августа, 2005 г.

Любой незамысловатый сюжет репортажа может вести через образное обобщение — к публицистике. Так, небольшой материал в двести строк репортера «Московских новостей» в 1996 г. о завершении отделочных работ на новой станции метрополитена символически противопоставлял дух демократизма духу тоталитаризма, сопоставляя впечатления от двух станций, образующих единый узел московского метро: новой — «Римской» и старой — «Площадь Ильича».

Просторные колоннады. Керамические скульптуры в медальонах. Арка Тита с надписью «До победы не пой о триумфе», другие иронические надписи — латинские изречения, на изображенных скульптором римских развалинах — фигуры двух играющих детей. «Ростки новой жизни на развалинах», — смеется скульптор Л. Берлин. Оставляя позади арку с барельефом-маской «Уста истины», мы опускаемся на станцию «Площадь Ильича», где сталкиваемся лицом к лицу с вождем мирового пролетариата, покрытым серебряной краской. Похоже, мы попали в иную реальность. Теперь над нашими головами бесконечный грязный плафон, и кажется, что потолок готов приплюснуть тебя к земле (а мы и так под землей). Во всяком случае, в этом интерьерном контексте на ум идут совсем другие мысли.

Скульптор вспоминает, как в 1930-м расстреляли его отца — Султана-Заде Микаэлова, генерального секретаря компартии Ирана, оставшегося в России в 1920 году после конгресса Коминтерна. А я думаю, почему надпись «Для доносов» на «Устах истины» — единственная, выбитая по-русски.

«Московские новости», 1996 г.

Репортажная динамичная картина события — как бы сиюминутный отклик, сохраняющий взволнованность очевидца. Факт, увиденный как происшествие, — в движении, красках, звуках, ритмах — очень привлекателен для аудитории. Во-первых, потому, что он по-особому достоверен, поскольку внимателен к этапам действия, к его ритму, голосам участников. А во-вторых, потому, что этот способ отклика на событие дня вовлекает читателя в сопереживание и соучастие.

В современной прессе репортаж встречается часто. Перед читателем наглядно предстают экстремальные ситуации, бедствия, катастрофы, пик спортивных состязаний; свидетельства мужественных поступков и свидетельства обвинения, добытые во время «командировок на войну», — потому что репортаж заостряет и наглядно укрупняет события; хроника происшествий (Дом переехал...) — потому что репортаж разворачивает события во времени, «работает через деталь»; рассказы об открытиях и подводящие к проблеме наблюдения — потому что тут уместна репортажная поэтапность, постепенность знакомства с новым, и еще многое другое — просто потому, что так интереснее...

При помощи репортажа можно:

  • • усилить конфликтность действия, привнести конфликт в изображение какой-то ситуации (например, показав воробья, влетевшего в окно во время скучного собрания);
  • • «инсценировать» любое противостояние;
  • • воссоздать ритм и «дыхание» происшествия (вызвав, соответственно, у читателя определенную гамму чувств: в «мажоре» или в «миноре»).

Репортажи используют на разных тематических направлениях, в разных изданиях, поскольку тут возможности воздействия на читателей разнообразны: позабавить, развлечь, воодушевить, стимулировать интерес, взволновать... Средствами репортажа проясняют непонятное в научно-популярном тексте, передают радость преодоления препятствий, подчеркивают драматизм событий. (Так, читая репортаж, мы увидели на месте преступления, где был застрелен в упор премьер- министр Израиля, окровавленные листочки, выпавшие из его кармана, с текстом песни о мире, которую минуту назад пела вся площадь.)

Репортаж может многое. Но при условии, что в нем будут сплетены впечатления, наблюдения и воссозданные эпизоды так, чтобы ощущался неповторимый ритм, неповторимая атмосфера не остановленного «кусочка жизни», а фрагмента живого богатства движения.

Работая над репортажем, важно:

  • • показывать людей, их поступки и позволять им говорить;
  • • позаботится о «подтексте» (эмоциональных оценках);
  • • инсценировать событие, подобно пьесе, насыщая диалогами;
  • • поддерживать движение, не прерывая его;
  • • нарисовать «картинку» в воображении читателя.

Сообщения репортеров радуют, настораживают, предостерегают,

дают остроту сопереживания современности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >