Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow НОВОСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. НОВОСТИ ПРЕССЫ
Посмотреть оригинал

Завершенная форма интервью

Интервью на полосе выглядит по-разному. Может увлекать состязательностью спора, забавной сценкой, игровой ситуацией или парадоксами размышления. Оно кажется «наджанровым», напоминая то портрет, то проблемную статью, то репортаж, то рецензию... И все же интервью — это интервью, беседа как самоочевидный факт.

Хотя «интервью пишется во время интервью», умелая литературная подача материала необходима. Правда, в отличие от других форм выступления, «материалом» тут выступают, помимо добытых высказываний собеседника, собственные слова и собственное поведение, и именно эту «фактуру» очень трудно беспристрастно откинуть за ненадобностью. Ошибочно недооценивать речь журналиста, сокращать количество реплик, передающих реакции несогласия (подсказки и уточнения). Во время литературного оформления интервью подчеркиваются вопросы из ответов, особо звучат вопросы для аудитории (не так, как вопросы для собеседника) — с вводками, с интонационными уточнениями реакций собеседника и, по возможности, «вопросы для себя», «вопросы в досыл».

В интервью, данном российской журналистке, американский писатель-фантаст Роберт Шекли, которого попросили пофантазировать, придумать рассказ, в основе которого будет ситуация с интервью, сказал: «...ситуация с интервью сама по себе довольно фантастична. С помощью ваших вопросов я постигаю себя, ведь для себя я загадка. И вот вы мне задаете вопросы, я отвечаю что-то неожиданное для себя... и в процессе разговора обнаруживаю, что я — это вовсе не я» («Собеседник», 1998). То есть оформление интервью-беседы — вещь очень ответственная, требующая осторожности.

Знакомство читателя с фактом общения с человеком-«источником» (как и со всяким другим, представленным журналистом на суд аудитории) может дать разные результаты. Наглядно видно, удалось ли профессионально помочь собеседнику проявиться (как эксперту, как очевидцу, как «дутой величине» или по-настоящему яркой личности, острослову и умнице).

Для подачи интервью характерны комментирующие преамбулы и реплики. Такие вставки в литературный текст интервью дают интересный публицистический эффект. И ситуация общения, и собеседник могут быть очень выпукло охарактеризованы благодаря двум-трем сопутствующим репликам или выразительному описанию обстановки.

Так, в беседе с академиком Панченко о судьбах русской интеллигенции, о самом понятии «интеллигент» (по поводу чего собеседник высказал резкие, очень необычные суждения) журналистка Е. Чекалова умелыми вопросами подчеркнула его позицию, а оформляя материал, дала, во-первых, выразительный «врез»-подзаголовок:

Наш видный литературовед не любит Белинского, марксизм, нынешних демократов, Ленсовет, общество «Память» тоже, ибо считает, что все этоинтеллигенция.

Кроме того, материалу была предпослана любопытная вводка (по виду обычная биографическая справка), где та же задача решалась образным путем — «иносказанием реальной ситуации». Вот этот текст:

Александр Михайлович всегда был моим любимым героем учебной телепрограммы. И когда рядом кто-то говорил, что настоящих русских интеллигентов почти не осталось, я сразу представляла себе Лихачева и Панченко. Александр Михайлович — автор десятков книг и статей о русской культуре — олицетворял в моем воображении тот романтический, уходящий, чисто русский тип, названия которому, как известно, нет больше ни в одном языке мира.

— И пусть Бога благодарят, что у них там ничего этого нет, — вздохнул Панченко в ответ на мои всхлипы. Это была первая личная встреча с ним в Пушкинском доме, где он заведует отделом новой русской литературы.

МН, 15 декабря 1991 г.

«В ответ на мои всхлипы» — прекрасная ремарка, сразу проясняющая ситуацию и для тех, кому недосуг читать полосное интервью, и для внимательных — заинтересованных неожиданным противодействием, заинтригованным и этой вводкой, и заголовком «Не хочу быть интеллигентом» рядом с фотопортретом героя, человека с прекраснейшим, умным и открытым, воистину интеллигентным лицом. Возникла интрига. Возникло некое «противостояние единомышленников», предвещающее интересный, содержательный и высокоинтеллектуальный спор.

В заключение рассуждений об интервью-методе и интервью-жанре позволим себе повторить ряд общепринятых рекомендаций.

Работа в процессе интервью сводится к ряду задач:

Понять, что именно знает собеседник (круг его знаний, уровень компетентности, границы возможного при передаче знаний — служебные и коммерческие тайны, личные неудобства, связанные с иными темами). Что надо привести в порядок, в чем удостовериться (стадия «пристрелки»).

Выделить, «сузить» зону поиска (профессиональное «чутье на новость») .

Помочь собеседнику.

  • • осознать важность для аудитории этого искомого знания (разомкнуть круг его интересов, предложить взглянуть на них с позиций всестороннего информирования широкой аудитории);
  • • осознать важность того, что нужны именно его слова, его суждения, его ответственный голос; поднять в глазах собеседника его ценность как ньюсмейкера;
  • • «озвучить» так, чтобы он выглядел прилично, и поставить его об этом в известность (что именно и как он сказал).

Уловить неповторимую интонацию суждений собеседника и изложения («личностную окраску»). Искать «новости» именно в этой окраске.

Обозначать «этапы пути» в процессе общения, по ходу беседы, почти перед каждым переходом к следующему «проблемному кусту» вопросов.

Рассмотрев вопросы профессионального поведения интервьюера в общении «глаза в глаза», предварительно организованном и нацеленном на результат — качественную информацию (подлинную, новую, интересную, полезную), можно сказать следующее:

  • • Журналист организует процесс свободного «перетекания» информации, создавая предельно комфортную обстановку общения, убирая или смягчая возможные помехи общения.
  • • На его совести ответственная коррекция этого процесса, он воспринимает информацию, оценивает ее качество и предпринимает профессиональные усилия по ее доработке. Лучший путь к этому — модель «свободное плавание».
  • • Профессионализм современного интервьюера связан с умением «сидеть на теме» столько, сколько нужно для полной доработки важной информации, с вопросами «из ответов», помогающими и корректирующими.
  • • Наилучшее творческое состояние интервьюера как профессионала общения — это состояние взаимодействия с другим человеком, который становится источником сведений или идей.

Интервью — это способ добыть новую информацию, перепроверить ее в процессе беседы и адекватно передать новое (полезное для аудитории), облеченное в интересную форму диалога.

Интервью предстает нерасторжимым единством, в котором итог — полноценный жанр — опосредован качеством интервью-метода, психологически тонко построенной беседы, в которой раскрываются оба собеседника. Главным в процессе общения такого рода является журналист, который по максимуму своих возможностей контролирует, осторожно направляет собеседника и попутно корректирует общение.

Интервью удается лишь в том случае, когда собеседники разговаривают на одном уровне и одинаково заинтересованы в успешном решении основного вопроса интервью. Журналист приходит на интервью не для того, чтобы ему «вручили» информацию, как листок с пресс- релизом. Необходимым условием успеха в получении подлинной информации является сумма знаний человека, в том числе знаний в области психологии, этики; его личные качества.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы