"Спонтанность" и благотворность - тождественны?

К концу XIX в. авторы специальных работ по проблемам методологии и истории политической экономии пришли к выводу, что даже те, кто черпает в экономических доктринах аргументы против протекционизма и социализма, отказались от принципа неограниченной свободы торговли; что "естественное", "выгодное" и "справедливое" не могут рассматриваться как синонимы. Было подчеркнуто, что Смит неправильно смешивал идею о спонтанности, самопроизвольности экономических институтов и идею об их благотворности. "Первая мысль усвоена большинством экономистов. Вторая ныне почти всеми отброшена".

XX век принес мощные потрясения, связанные с широкомасштабными экспериментами социализма и протекционизма, попытками насильственного построения нерыночной модели общества с регулированием государственными органами цен на продукты. Реакцией на эти события стало возникновение "нового" экономического либерализма (неолиберализма) с пересмотром наследия А. Смита и возвращением к идее о благотворности "спонтанных порядков", за которыми стоит "невидимая рука".

"Невидимая рука", протянутая сквозь века

Современный российский экономист Сергей Губанов показал, что выражение "невидимая рука" уходит корнями в богословие Ж. Кальвина и драматургию У. Шекспира и подразумевает у Смита провиденциальный, предначертанный "рукой Господней" характер экономических институтов.

Американский экономист П. Самуэльсон, автор первого (и самого знаменитого) учебника, объединившего микро- и макроэкономику, в первом издании (1948) писал о "мистическом принципе "невидимой руки" как об опрометчивом высказывании А. Смита, которое принесло за 150 лет "почти столько же вреда, сколько и пользы".

Но уже через несколько лет образ "невидимой руки" был признан в западной литературе главной "экономической мудростью" А. Смита и идентифицирован как "автоматический равновесный механизм конкурентного рынка", посредством свободного ценообразования обеспечивающий не только согласование общего и частных интересов, но и наиболее эффективное распределение (аллокацию) экономических ресурсов.

Благодаря такому толкованию "невидимой руки" известность А. Смита снова - уже не через 20, а через 200 лет после выхода его монументального труда - вышла далеко2 за пределы круга профессиональных экономистов, где Смит по-прежнему признается "отцом-основателем" экономической науки, хотя ее предмет и метод в главном течении (mainstream) трактуются по-другому.

Метафора "невидимой руки" стала символом веры современного рыночного фундаментализма, отдающего безусловное предпочтение игре частных интересов над какими-либо формами коллективного экономического регулирования независимо от исторических и географических условий. Для крайних сторонников этого направления, сводящих экономические проблемы современных обществ к интервенционизму (вмешательству государства), образ "невидимой руки" отождествляется не только с благотворностью общественного порядка, возникающего как непреднамеренное следствие поступков индивидов, но и с исходным понятием, позволившим Смиту разработать первую всеобъемлющую теорию функционирования экономики как взаимосвязанной общественной системы.

Более умеренная позиция состоит в том, что превосходство "спонтанных порядков" не является бесспорным, а свободная конкуренция не создает благосостояния для всех. "Хотя рука, без сомнения, действует, она, скорее всего, страдает артритом".

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >