А. С. Макаренко — теоретик и практик воспитания в коллективе

Самая яркая личность в советской педагогике — Антон Семенович Макаренко, воспитатель, ученый, писатель.

Жизнь и педагогическая деятельность

Антон Семенович Макаренко (1888—1939) родился 13 марта в г. Бе- лополье Харьковской губернии в семье мастера малярного цеха железнодорожных мастерских.

Окончил городское училище в г. Кременчуге, затем одногодичные педагогические курсы и в 1905 г. в 17 лет стал учителем двухклассного железнодорожного училища в г. Крюкове. Уже с первых лет учительской деятельности Макаренко стремился расширить поле своей педагогической работы. Кроме уроков проводил разнообразную внеурочную культурную работу, устраивал праздники с приглашением на них родителей, экскурсии и походы учеников — все это тогда для школы было в новинку. Инициатива, сила воли, настойчивость ярко проявлялись в творческой работе Макаренко с самых первых лет его педагогической практики.

В 1914 г., имея уже значительный учительский опыт, Макаренко поступает учиться в Полтавский учительский институт и в 1917 г. оканчивает его с золотой медалью.

В 1917/18 учебном году Макаренко становится заведующим высшим начальным училищем. А вскоре произошло событие, в корне переменившее всю его жизнь. В 1920 г. Макаренко принял предложение возглавить колонию для беспризорных и малолетних правонарушителей, располагавшуюся под Полтавой. В первое время кроме Макаренко в колонии были еще два педагога и завхоз. Этот период педагогической деятельности описан самим Макаренко в «Педагогической поэме». Первые месяцы для Макаренко и его товарищей были временем не только отчаянья и бессилия, но и поисков истины в педагогической литературе. В результате этого чтения Макаренко пришел к убеждению, что приемлемой теории нет и ее нужно извлечь из всей суммы реально происходивших событий.

Вскоре появилось пополнение — новые педагоги и воспитанники, но «умопомрачительная бедность» оставалась, одинаково бедны были все — и воспитатели, и воспитанники.

Первые ростки «хорошего коллективного тона» дали не столько моральные поучения, сколько совместная работа, интересное и настоящее дело. Случайно обнаруженное Макаренко неподалеку от колонии брошенное хозяевами (Трепке) имение власти разрешили передать колонии. Здесь были хотя и разграбленные, но хорошие помещения, хозяйственные постройки, 70 десятин земли. Получив небольшие деньги на ремонт имения, все взялись за дело: заработала столярная мастерская и кузница, колония даже начала зарабатывать деньги на оказании услуг крестьянам. Постепенно все — воспитанники и воспитатели — включились в сельскохозяйственные работы.

В первые годы пришло много организационных находок, в том числе отряды и командиры. Словом «отряд» решили называть свое объединение сами первые колонисты, это шло от романтики недавней партизанской войны. А во главе отряда по общей договоренности стоял командир — как в Красной армии. В начале сложился один отряд, но другие колонисты тоже пожелали объединиться. А дальше развертывание отрядов пошло очень быстро.

«Система отрядов окончательно выработалась к весне. Отряды заключали в себе идею распределения колонистов по мастерским. Я помню, что сапожники всегда носили номер первый, кузнецы — шестой, конюхи — второй, свинари — десятый... Командиры назначались мною, но к весне все чаще я стал собирать совещание командиров, которому скоро ребята присвоили новое и более красивое название “совет командиров”. Я быстро привык ничего важного не предпринимать без совета командиров»[1] («Педагогическая поэма»).

Самое важное изобретение коллектива за все время работы произошло весной 1923 г. — создание сводных отрядов, объединений, составляемых не более чем на неделю. Сводный отряд был вызван к жизни тем, что сельское хозяйство требовало рабочих рук. Колонисты же состояли в постоянных отрядах при мастерских и не хотели порывать с ними; ведь мастерские — это квалификация. В таком сводном отряде могло быть от 2 до 20 человек из разных постоянных объединений, работа была связана с переменой места и ее характера; назначался командир сводного отряда на неделю советом командиров. Появилась целая сетка, в ней было расписано, где и когда работает такой отряд: третий «О» — на огороде с 8 утра до 4 дня, третий «С» - в саду, «Р» — на ремонте, «П» — в парниках и т.п. Командиром сводного отряда мог быть любой колонист, а так как командование требовало большой ответственности, заботы, оно научило большинство колонистов выполнять организаторские функции.

Читая длинными осенними вечерами вместе с Макаренко книги А. М. Горького, колонисты были поражены схожестью своих судеб с судьбой писателя. Написали ему письмо, на которое тут же получили ответ, и завязалась переписка. По ходатайству колонии ей было присвоено имя Горького, и она стала называться так: «Трудовая колония им. А. М. Горького».

Через три года после своего образования колония была признана Нар- компросом Украины образцовым воспитательным учреждением, с четко налаженной жизнью и сельскохозяйственным производством.

И в это время Наркомпрос предложил переезд в Куряж — совершенно запущенную детскую колонию; совет командиров, посовещавшись, решил спасать куряжскую колонию; общее собрание колонистов постановило: просить Наркомпрос передать горьковцам Куряж. Там находились 280 воспитанников, а горьковцев было 120.

В очень короткие сроки (меньше чем за год) воспитанники куряжской колонии влились в коллектив колонии им. Горького; преобразились как они, так и вся обстановка: были отремонтированы старые помещения, построены новые, налажено хозяйство, заработала школа. Куряж был «завоеван».

В колонии «разными правдами и неправдами» организовали деревообделочную мастерскую, заключили договоры, открыли в банке текущий счет. Делали улья, мебель, ящики и др.

Старшие воспитанники отправлялись в город на рабфак, но продолжали принимать самое деятельное участие в жизни колонии: проводили здесь каникулы, включались в работу, выступали воспитателями младших. Это были верные и лучшие помощники Макаренко.

В колонии велась и большая культурная работа: был организован оркестр, традиционными стали кинопоказы. Часто приезжали гости: студенты вузов, рабочие, педагоги, журналисты, зарубежные делегации. В прессе появились статьи о жизни колонии; о ней с большой теплотой писал и Горький.

Напряженной, заполненной до краев была жизнь Макаренко, он не мог позволить себе не то что отпуска, но даже, как он писал, женитьбы. Женился он лишь в 1929 г., в 40 лет, его женой стала Галина Стахиевна Салько.

Годы работы в колонии им. Горького были временем осмысления Макаренко своего практического опыта, разработки педагогической системы, определения основных целей и принципов воспитания. Идеи демократизма и гуманизма, требовательности и дисциплины, па которых строилась его система, встречали не только единомышленников, но и противников - представителей официальной «науки», которой считалась тогда педология, и Наркомпроса Украины. Постоянные комиссии, проверки, разносы и поучения от людей, занимавшихся кабинетной педагогикой, — таково было отношение Наркомпроса и НИИ педагогики к Макаренко.

Заслушав отчет Макаренко о его педагогических взглядах, представители Наркомпроса и педагоги-теоретики осудили его воспитательные методы: «Коллектив у вас чудесный, но это ничего не значит, методы ваши ужасны». «Предложенная система воспитательного процесса есть система не советская».

Осуждали и производство как фактор воспитания, которое признали полезным лишь для материального обогащения колонии; в целом же его считали вульгаризацией идеи трудового воспитания.

В 1928 г. Макаренко вынужден был уйти из колонии, но сделал это тактично: уже после долгожданного приезда Горького в колонию, превратившегося в большой праздник, и его отъезда подписал приказ о своем уходе «в отпуск» и передал заведование колонией одному из воспитателей.

В том же году он возглавил детскую трудовую коммуну им. Ф. Э. Дзержинского, над которой шефствовали чекисты.

Еще в 1927 г. на личные средства чекистов на окраине Харькова было выстроено здание для детской коммуны. Это был красивый дом со светлыми спальнями и нарядными залами, большой библиотекой, оборудованными мастерскими. Шефы коммуны поручили Макаренко и колонии им. Горького взять на себя подготовку к открытию этого учреждения. Из колонии им. Горького для создания нового коллектива советом командиров были отобраны 50 человек. К ним присоединились 100 беспризорников. Вскоре число воспитанников возросло до 500. «Только пятьдесят пацанов-горьковцев пришли в пушистый зимний день в красивые комнаты коммуны Дзержинского, но они принесли с собой комплект находок, традиций и приспособлений, целый ассортимент коллективной техники...»[2]

Создали деревообрабатывающую, швейную, литейную мастерские. Был выдвинут лозунг: «Нам нужен настоящий завод». И вскоре на средства, заработанные самими коммунарами, было организовано настоящее промышленное производство — открыт завод, где впервые в СССР начали изготавливать фотоаппараты марки «ФЭД» (в честь Феликса Эдмундовича Дзержинского) и электросверла (1931).

Коммуна не получала денег от государства, вначале она жила на отчисления из заработка чекистов, а последние годы была на хозрасчете. Это очень важное обстоятельство: с 1930 г. окупались все расходы: на жалованье учителям, на оборудование кабинетов в школе, на содержание воспитанников, а также на проведение летних походов, посещение театров, покупку автобусов и многое другое. Более того, коммуна давала несколько миллионов рублей чистой прибыли государству.

Хозрасчет помог подготовить воспитанников к жизни: работа на производстве позволяла осваивать различные рабочие квалификации.

Коммунары работали на предприятии 4 часа в день, учились в средней школе, многие, окончив школу, поступали в вузы.

Воспитание в коммуне основывалось на принципах, выработанных Макаренко в прежние годы, хорошо организованный производственный труд он считал одним из главных звеньев воспитательной системы. Труд на заводе создавал и прекрасную базу для развертывания воспитательной работы.

В 1935 г. Макаренко оставил работу в коммуне им. Дзержинского и, переехав в Москву, занялся но совету Горького литературной деятельностью.

В 1933—1935 гг. вышла в свет «Педагогическая поэма», затем — «Книга для родителей», «Флаги на башнях», были напечатаны литературоведческие, педагогические статьи. Произведения Макаренко издавались в СССР около 250 раз. Последнее собрание сочинений вышло в восьми томах.

В золотой фонд мировой литературы вошла «Педагогическая поэма», уже в 1936 г. она была издана в Великобритании, затем в Нидерландах, Италии, Дании, Финляндии, Японии, не раз переиздавалась, инсценировалась в разных театрах мира.

К 1980 г. в Западной Германии было опубликовано более 800 работ, посвященных Макаренко. Все это говорит о востребованности его педагогической теории.

1 апреля 1939 г. Антон Семенович Макаренко скоропостижно скончался — не выдержало сердце. Похоронен он на Новодевичьем кладбище в г. Москве.

Судьбы более трех тысяч воспитанников А. С. Макаренко — лучшее свидетельство его педагогического успеха и лучший ему памятник. Из бывших колонистов и коммунаров вышли квалифицированные рабочие и инженеры, крупные руководители производства, выдающиеся учителя и воспитатели, военные врачи, художники, артисты, юристы и журналисты. Немало бывших воспитанников героически погибли в годы Великой Отечественной войны. Честность, самоотверженность в труде, прекрасное чувство коллективизма, чуткость и готовность прийти на помощь другому пронесли многие из них через всю жизнь. А в сердце — светлый образ своего учителя Антона Семеновича. «Удивительный Вы человечище и как раз из таких, в каких Русь нуждается», — так мудро охарактеризовал Макаренко в одном из писем к нему Горький.

  • [1] Макаренко Л. С. Собр. соч.: в 7 т. М., 1957-1958. Т. 1. С. 21.
  • [2] См.: Макаренко А. С. Собр. соч. Т. 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >