Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

Религия

XIX столетие – время деятельности Серафима Саровского, второго по значению и известности святого в русской истории после Сергия Радонежского. В любом русском православном храме вы обязательно увидите иконы Сергия Радонежского и Серафима Саровского.

Серафим Саровский (1759–1833)

Один из наиболее почитаемых русских святых Серафим Саровский (в миру Прохор Мошнин) родился в г. Курске в купеческой семье. В 1778 г. поступил в число послушников Саровской пустыни и, пройдя за восемь лет все степени монастырского искуса, был пострижен в монахи под именем Серафима. Будучи уже иеромонахом, добровольно удалился в "пустыню" и проводил время в строгом посте, трудах и молитвах, испытал трехлетнее молчальничество, позже – полное затворничество в течение пяти лет, ослабленное затем возможностью визитов посетителей. Выйдя из затвора, Серафим Саровский устроил Дивссвскую женскую общину. Он обладал даром прозорливости, предсказав многое в судьбе России. В 1903 г. был канонизирован.

Важное значение в религиозной жизни России в XIX в. имело старчество – образ монашеской жизни, при котором опытный монах-старец руководит духовной жизнью молодых иноков. Перенесенное на русскую почву Паисием Величковским, старчество возгорелось в Оптиной пустыне. Три наиболее известных ее старца – Лев, Макарий и Амвросий. Последний наиболее знаменит.

Амвросий Оптинский (1812–1891)

Преподобный Амвросий (в миру Александр Гренков) родился в Тамбовской губернии, окончил Духовную семинарию, где дал обет принять монашество. Осенью 1839 г. он прибыл в Оптину пустынь и был принят первым оптинским старцем Львом. Здесь Амвросий был пострижен в монахи. Преподобный тяжело болел и, с благодарением неся монашеские подвиги, сподобился дара прозорливости. Многие люди ехали к нему со всей России за советом и помощью.

К Оптиной пустыни тяготели великие русские писатели – Н. В. Гоголь, Ф. М . Достоевский, Л. Н. Толстой и философы – И. В. Киреевский, В. С. Соловьев, К. Н. Леонтьев. Именно в Оптиной обители предпринимается широкое издание святоотеческих сочинений (при втором старце Макарии), в чем большую помощь оказал основоположник оригинальной русской философии Киреевский.

Следует отметить и деятельность митрополита Московского Филарета, которая имела большие культурные последствия (например, взаимоотношения митрополита Филарета с Пушкиным).

К концу XIX в. обер-прокурор Синода, воспитатель Александра III К. П. Победоносцев (1827–1907), который, по образному выражению Александра Блока, "над Россией простер совиные крыла", немало способствовал повсеместному открытию церковно-приходских школ, сыгравших большую роль в приобщении к грамотности и овладении элементарными знаниями населением России.

В старообрядчестве возникло в XIX в. еще одно весьма примечательное течение – странничество. Оно не было догматически оформлено и едино. Отдельные люди создавали его заново. Но было и общее – разрыв с миром, отрицание собственности, власти, брака. Данную тенденцию – не столько религиозную, сколько народную – отразил Н. С. Лесков в повести "Очарованный странник". В странничестве нашла выражение основная черта русского национального характера – его широта и проистекающее отсюда стремление, о котором герой пьесы Л. Н. Толстого "Живой труп" говорил: "Это не свобода, а воля". Сами странники были как бы "живыми трупами", умершими для мира, в противоположность "мертвым душам" Н. В. Гоголя – живущими в миру, но душевно мертвым.

"Именно принципиальное отрицание всего существующего строя, как церковного, так и гражданского, ближе подвело странничество к практическим выводам из этого отрицания: к отрицанию не одной никоновской, но практически всякой церкви, не только никоновских таинств, но и всяких; не только новопечатных книг, но и всяких – во имя “духа”, царство которого началось в момент гибели веры и старых средств спасения", – писал Π. Н. Милюков.

От религиозного странничества тянется ниточка к светскому нигилизму второй половины XIX в., описанному И. С. Тургеневым в романе "Отцы и дети", и к большевикам, захватившим власть в России, опираясь на ту национальную стихию, которая всегда была сильна в нашем Отечестве и которую выразил Л. Н. Толстой, ставший "зеркалом русской революции".

Численность раскольников доходила в XIX в. до 10–14 млн человек, из них половину составляли старообрядцы-поповцы, и по 100 тыс. – молокане, духоборцы, хлысты и скопцы (некоторые подсчеты увеличивают количество "духовных христиан" до 1 млн).

Начало XIX в. – время расцвета сект, к которым потянулась высшая элита. Развиваются сектантские учения. "Человек – книга Божия", – пишет камергер Александра I Алексей Еленский, последователь скопцов. В своей записке государю он предлагал ввести штатные должности государственных пророков, возвещающих волю Бога. Представления "духовных христиан" об умерщвлении собственной плоти, воли и разума, для того чтобы пробудился внутренний божественный голос, которому надо внимать, близки к представлениям некоторых старцев, в том числе оптинских. В сектантской среде растет стремление к социальному равенству и предпринимаются попытки (у духоборов и молокан) его осуществить. В 1895 г. решительные последователи Л. Н. Толстого из духоборов приняли название "всебратья". В 1898–1899 гг. часть духоборов, преследуемая властями, при помощи толстовцев переселилась в Канаду.

С запада в Россию проникал баптизм. В XIX в. образовались секты, близкие к протестантским, но они не слились в общее движение Реформации.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы