Психологическая характеристика различных способов и условий ведения боевых действий

Кроме двух видов боевых действий, существует множество различных способов ведения боя, которые широко используются в локальных военных конфликтах, боевых действиях с иррегулярными формированиями, в гибридных войнах.

Боевой опыт показывает, что наиболее эффективными способами действий являются засады, налеты, диверсии, поиск, рейд, т.е. методы, характерные для войск специального назначения. По оценкам специалистов, такие способы вооруженной борьбы в локальном военном конфликте имеют целый ряд существенных преимуществ по сравнению с традиционными (табл. 3.3).

Таблица 33

Психологические особенности засадных боевых действий

Организаторы засады

Попавшие в засаду

Возможность выбора противника, подлежащего атаке, места, времени, оружия, способа действий, достижение эффекта внезапности

Внезапность наступления боевого события

Невидимость для противника

Неизвестность, невидимость противника («Чего не вижу, того не знаю, чего не знаю, того боюсь»)

Видение всего поля боя, возможность ведения прицельного огня

Открытость для противника, возникновение ощущения нахождения «под колпаком»

Защищенность

Нарушение управления

Владение инициативой, возможность закончить бой в любое время

Нарушение единства

Из табл. 3.3 следует, что засадные боевые действия создают диаметрально противоположные психологические условия для противоборствующих сторон (для стороны, организовавшей засаду и стороны, попавшей в засаду).

Достаточно сказать хотя бы о том, что эффективность поражения огнем стрелкового оружия в налетах и засадах повышается в четыре-семь раз, гранатометов и огнеметов — в 16—30 раз, мин и минно-взрывных заграждений — в 60—75 раз. Борьба с диверсионными подразделениями требует значительно больше сил и средств, чем ведение боевых действий с равными по численности общевойсковыми подразделениями[1]. Это объясняется тем, что действия таких групп не связаны с удержанием каких-либо объектов, рубежей, районов.

Главными психологическими факторами засадных действий является внезапность, невидимость противника и открытость для противника. Если устранить хотя бы один из этих факторов, положение военнослужащих, попавших засаду, может значительно улучшиться. Например, если во время совершения марша перед каждым опасным участком местности подавать команду «Приготовиться к бою!» или иметь в каждой машине лиц с дымовыми шашками с единственной задачей — поджечь и бросить шашку в сторону нападающего противника. Каждое подразделение перед совершением передвижения в условиях опасности засад должно специально готовиться к схватке с противником как в тактическом, так и в психологическом отношении.

С психологической стороны чрезвычайно сложными являются боевые действия в населенном пункте (уличный бой). В эпоху гибридных войн и широкого вовлечения гражданского населения в боевые действия, населенные пункты становятся главными полями сражений. Наибольшие психологические сложности ведения уличного боя связаны со следующими обстоятельствами:

  • 1) со сложностью ориентирования в городских (особенно разрушенных) кварталах;
  • 2) с трудностью точного определения границы между своими войсками и противником, что может приводить к поражению своих войск ударами авиации и артиллерии, огневым схваткам с сослуживцами;
  • 3) с затруднением в эффективном использовании танков, артиллерии и других средств;
  • 4) с невысокой специальной тактической подготовкой для действий в городских условиях;
  • 5) с опасностью поражения мирных граждан. Такая опасность усугубляется тем, что на стороне врага могут действовать гражданские лица, и сам противник может маскироваться под гражданское население. Участники боевых действий в Чечне рассказывали о случаях, когда чеченские пацаны поджигали намоченные в солярке подушки и бросали их на трансмиссии танков на глазах парализованных от изумления военнослужащих. Что нужно делать в подобных случаях, военнослужащие не знали;
  • 6) со значительным ухудшением возможности управления подразделениями (наблюдения за действиями подчиненных, подачи команд, отдачи распоряжений и т.д.). Подразделения дробятся на мелкие, часто не связанные между собой группы. Некоторые командиры подразделений испытывают ощущение «утраты» собственного подразделения. Бой в городе требует организации филигранного взаимодействия между разведывательными, мотострелковыми, танковыми, артиллерийскими, авиационными и другими подразделениями. Достичь такого взаимодействия крайне сложно;
  • 7) с абсолютным преимуществом стороны, занявшей наиболее удобное положение для боя в населенном пункте. Огромное значение приобретают снайпера и мелкие, мобильные боевые группы, использующие методы партизанской борьбы, террора, засад, молниеносных рейдов. Это затрудняет не только перемещение воинов другой стороны по полю боя, но и осуществление снабжения их боеприпасами, пищей, оказание медицинской помощи.

Безусловно, для ведения боевых действий в населенном пункте необходима специальная тактическая и психологическая подготовка войск.

При планировании и осуществлении боевых действий необходимо всесторонне учитывать психологические особенности используемых сторонами видов оружия.

Как отмечалось выше, современный бой может вестись с использованием как обычного оружия, гак и ОМП. Используемые в вооруженном противоборстве средства отличаются выраженными особенностями влияния на человеческую психику. Знание этой специфики позволяет подготовить людей, предупредить действие фактора новизны, неожиданности, внезапности, быстро преодолевать психологические последствия их применения.

Обычное оружие — огневые и ударные средства, применяющие артиллерийские, зенитные, авиационные, стрелковые, инженерные боеприпасы, ракеты в обычном снаряжении, зажигательные боеприпасы и огнесмеси и др. Оно способно производить не только уничтожающий и разрушающий, но и психологический эффект. Вид огневых валов, вздымающихся в небо столбов земли и дыма, массовых разрушений, искореженной боевой техники, тел убитых, грохот взрывов, свист пуль, крики и стоны раненых, жар от очагов возгорания и т.д. оказывают мощное психологическое воздействие на воинов.

Психологические последствия могут вызываться и непосредственными факторами применяемых боевых средств. Так, взрывная волна, возникающая после взрыва снаряда, мины или бомбы, может травмировать внутреннее ухо и вызвать невротическое последствие, получившее название «контузия» («военный невроз»). Потеря крови или кислородная недостаточность во время боя могут стать причиной психических нарушений, проявляющихся как замешательство, агрессивность, неспособность сосредоточиться[2].

Психологический эффект ОМП обусловлен прежде всего спецификой действия его основных поражающих факторов: ударной волны, светового излучения, электромагнитного импульса, радиоактивного заражения местности.

Так, в результате специфического действия светового излучения возможны временная или длительная потеря зрения у большого количества людей, а иногда и у целых воинских подразделений. Психологические реакции, вызываемые ослеплением, известны с древних времен. Отмечалось, что частично или полностью ослепленные солдаты поддавались панике, переставали отличать своих сослуживцев от солдат противника, подчинялись неконтролируемым защитным реакциям, поражали своим огнем сослуживцев.

Световое излучение вызывает многочисленные возгорания. Человек легко поддается панике, если ему угрожает огонь, так как смерть в огне многие считают самой мучительной. Из-за врожденного страха перед огнем можно ожидать развития у военнослужащих так называемых «термических неврозов»[3].

Ударная волна, распространяясь от эпицентра взрыва, производит мгновенное изменение картины поля боя. Вместе со световым излучением она в считанные секунды до неузнаваемости изменяет боевой пейзаж. По существу военнослужащий, очнувшись после секундного замешательства, обнаруживает, что находится в другом мире. Перед его взором может возникнуть пейзаж, похожий на лунный, дополняемый картиной невиданных разрушений, завалов, очагов пожаров, большого количества выведенной из строя боевой техники, пораженных военнослужащих. Воины увидят жуткую картину горящих лесов, строений, боевой техники, людей. Эта картина поля боя не может не вызвать у военнослужащих ошеломления, ужаса, дезориентации, так называемого «шока новизны». В таких условиях следует ожидать нарушений восприятия, внимания, ориентировки в пространстве, во времени, в боевой ситуации. На основе физических травм (особенно головного мозга), ожогов, ранений возможно развитие психических расстройств различной тяжести.

Проникающая радиация может оказывать воздействие на психические состояния воинов как непосредственно (через поражение жизненных процессов в нервных клетках и расстройство условно-рефлекторынх связей в коре головного мозга), так и своим устрашающим эффектом.

Психологический эффект проникающей радиации и радиоактивного заражения местности обусловлен определенными факторами.

Во-первых, воздействие радиации ни с чем не сравнимо. Большинство воинов не имеет опыта действий на зараженной местности. В результате срабатывает известная психическая закономерность «Чего не знаю, того боюсь», т.е. действует известный в психологии восприятия «эффект новизны».

Во-вторых, радиация не имеет цвета, запаха, звука, вкуса и обнаруживается только с помощью специальных приборов. При их отсутствии или выходе из строя наличие радиоактивного заражения может предполагаться всегда, преувеличиваться или, напротив, игнорироваться. Это ведет к формированию у военнослужащих неверия в собственные силы, недоверия к людям, ответственным за контроль над радиоактивным заражением местности и людей.

Перечисленные факторы могут породить такое особое психологическое явление, как атомобоязнь или индивидуальный ядерный невроз («невроз радиации»). Ядерный невроз характеризуется тем, что даже опытные воины, страдающие этим расстройством, будут повсеместно «обнаруживать» признаки выпадения радиоактивных осадков (роса, туман, лужи, бурые пятна на почве и деревьях, пыль и др.); рассматривать обычные нервно-психические реакции (головокружение, головную боль, тошноту, слабость в мышцах, жажду и др.) как симптомы лучевой болезни; отказываться от воды и пищи; сторониться товарищей; жаловаться на симптомы радиоактивного поражения; будут особенно подвержены слухам и панике; испытывать парализующее чувство тревоги, смертельной опасности, повышенную чувствительность к слухам о радиации, о полной невозможности защититься от нее. Особенно травмирующе действуют на людей страхи, связанные со способностью радиации вызывать импотенцию и раковые заболевания[4].

Развитию негативных переживаний воина будет способствовать применение защитных комплектов. Действия в таких комплектах оказывают неблагоприятное влияние на психику и поведение воинов: нарушается теплообмен в организме (температура воздуха под прорезиненным костюмом может достигать 65 градусов); нахождение в костюме в течение трех часов снижает боеспособность воина на 50—80%; маска противогаза затрудняет обзор, так как очки запотевают от дыхания; существенно снижается способность военнослужащих слышать друг с друга; возникает ощущение физической изолированности от товарищей; некоторые реакции организма на действия в таком костюме (учащенное сердцебиение, усиленное потоотделение, затрудненность дыхания и т.д.) похожи на симптомы радиационного поражения[4].

Применение военнослужащим, заподозрившим радиоактивное заражение, атропина сопровождается обезвоживанием организма, расстройством двигательного аппарата, нарушением мышления. Все это многократно усугубляет состояние психологически неподготовленного военнослужащего.

Сильное психологическое воздействие на воинов окажет применение противником отравляющих веществ (ОВ). Психологическая симптоматика отравления характеризуется сужением сознания, возникновением беспокойства, безотчетного страха, стремлением убежать, депрессией, манией преследования, подозрительностью, быстрой утомляемостью.

Многие виды ОВ представляют собой химические соединения без цвета, вкуса и запаха и обнаруживаются только с помощью специальных приборов. Порой единственным способом определения наличия ОВ является снятие противогаза.

Информация о применении ОМП, умышленно инсценируемая противником или распространяемая посредством слухов, способна вызвать панические настроения больших групп людей. Проникновение психотрав- мированных военнослужащих в расположение и боевые порядки войск, не пострадавших от ядерного взрыва, будет способствовать их деморализации.

Опыт показывает, что при угрозе применения ядерного, химического и бактериологического оружия возможно возникновение ложных групповых и массовых поражений («психических инфекций»), развивающихся по механизму психического заражения и подражания.

Так, в годы Первой мировой войны в английской и французской армиях было ошибочно эвакуировано с поля боя 25 тыс. солдат, у которых отмечались симптомы поражения ОВ, хотя они не находились в зоне применения газов.

На Западе разработана статическая модель возможных реакций военнослужащих па ядерный взрыв. Предполагается, что 12—25% личного состава сохранит способность выполнять боевую задачу, 75% временно и 10—25% на длительный срок утратит ее. Считается, что многие солдаты, не получившие физические повреждения, окажутся в состоянии психического шока: одни из них будут бесцельно бродить по полю боя, другие будут находиться в состоянии ступора, третьи откроют беспорядочный огонь но всему, что покажется им подозрительным, четвертые потянутся в тыл[6].

Психологические особенности ведения боевых действий ночью. Ночь является весьма сложным условием для ведения боевых действий и обусловливает существенные психологические особенности вооруженного противоборства. По мнению Н. А. Корфа, «успех ночного боя основан почти целиком на духовных данных»[7]. Психологическая характеристика ночного боя отражена в табл. 3.4.

Таблица 3.4

Психологические преимущества и недостатки ночных боевых действий

Психологические преимущества

Психологическая уязвимость

Возможность достижения внезапности

Нарушение ориентировки, снижение чувствительности зрения и точности огня

Возникновение «иллюзии закрытия»

Новизна, неопределенность

Купируется действие некоторых фобий (а гай перофобия, агорафобия )

Затруднение взаимодействия

Снижение страха перед «визуально грозным» противником

Ощущение изолированности и одиночества, страх остаться на поле боя раненым

Повышение подверженности паники

Из табл. 3.4 следует, что для подготовленных в боевом отношении подразделений ночь содержит положительные психологические предпосылки боевой эффективности. Если воины чувствуют себя ночью «волками этого леса», они используют условия плохой видимости для незаметного приближения к противнику, просачиванию в его боевые порядки, внезапной, деморализующей врага атаке, совершения диверсий в его тылу, захвата «языков» и т.д. Для компенсации ухудшающейся возможности ориентации в боевой обстановке используются современные приборы ночного видения, действующие на различных принципах. В целях снижения своей видимости для противника могут применяться специальные маскировочные костюмы, невидимые для тепловизоров. Наблюдатели и снайперы противника могут ослепляться лазерными винтовками и пушками.

Действия ночью дают возможность снизить страх перед численно и технически превосходящим противником, а также предотвратить возникновение у воинов снайперобоязни, агорафобии и других фобий.

Применение таких современных гаджетов, как объединенные в «микро- социальную» сеть воинского подразделения мини-планшеты, позволяют видеть на экране перемещение «иконок», обозначающих боевых товарищей, отдавать боевые указания подчиненным, предупреждать товарищей об опасности, избегать возникновения чувства одиночества и страха остаться раненым на поле боя.

Благодаря активным ночным действиям может достигаться эффект внезапности — важное условие для деморализации и дезорганизации противника и решающее обстоятельство достижения победы над ним.

Вместе с тем ночной бой имеет и негативные психологические стороны. Среди них нарушение ориентировки в пространстве, действие эффекта новизны, неопределенности; снижение воинского мастерства воинов; затрудненность слаженных совместных действий; ухудшение управления подразделениями; возрастание тревоги и чувства изолированности от своих войск; усиление подверженности панике и др. Эти негативные эффекты могут усиливаться в случае применения противником современных средств ночного видения (видеокамер, биноклей), инфракрасных датчиков и сигнализаторов, чувствительных микрофонов, флуоресцентных красителей, «высвечивающих» приближающего противника, боевых роботов, снующих по нейтральному пространству и т.д. Применение противником трассирующих пуль может вызывать страх, так как каждому солдату противника кажется, что они летят именно ему в лоб.

При организации боевых действий необходимо предусмотреть характер влияния на психику и боевую активность воинов факторов, связанных с природно-географическими и погодно-климатическими условиями (табл. 3.5).

Таблица 35

Психологические факторы особенностей среды ведения боевых действий

Преимущества

Недостатки

Боевые действия в горах

Возможность обеспечения скрытности и достижения внезапности; возможность надежного укрытия и развития уверенности; возможность (при занятии господствующих высот) контроля за деятельностью противника

Нарушение ориентирования на местности вследствие динамичного изменения образа среды при перемещении; нарушение ориентировки в бою вследствие возникновения эха;

возможность возникновения синдрома абстиненции вследствие гипоксии;

снижение точности прицеливания и эффективности стрельбы;

повышенная утомляемость из-за большой физической нагрузки и повышенного расходования энергии (большой вес снаряжения, потери веса тела); повышение возможности попадания в засаду (тревога, неуверенность, страх);

ощущение дискомфорта из-за сложности привыкания к резким колебаниям температуры, изменения вкуса продуктов и т.д.

Боевые действия в пустыне (в условиях жаркого климата)

Возможность дальнего обнаружения противника

Затруднение ориентировки (отсутствие ориентиров); угнетающее психологическое воздействие высокой температуры воздуха и песка (до 60 °С), пыли, вызывающих апатию, безволие; опасность перегрева;

Окончание табл. 3.5

Преимущества

Недостатки

негативное воздействие колебания температур (от 55 °С днем до 10 °С ночью);

преимущественное перемещение ночыо порождает трудности ночных действий;

нарушение водно-солевого обмена, опасность обезвоживания;

открытость противнику, трудность маскировки; сложность устройства укрытий, боевых позиций и военно-полевого быта; большие физические нагрузки; возможность возникновения песчаных бурь; галлюцинации, миражи;

высокие требования к волевым качествам воина

Боевые действия в условиях холодного (арктического, антарктического) климата

Возможность дальнего обнаружения противника

Сложность ориентировки;

угнетающее психологическое воздействие низких температур воздуха (апатия, безволие); опасность обморожения и замерзания; большие физические нагрузки (перемещение по снегу в тяжелой зимней одежде); большой расход энергии;

сложность устройства укрытий и военно-полевого быта (постройка иглу); сенсорная депривация;

высокие требования к волевым качествам воина; возможность развития «снежной слепоты»

Таким образом, различные виды и способы ведения боевых действий, используемые виды оружия, разные средовые факторы обладают различной степенью влияния на психические кондиции участников боевых действий, их боевую эффективность. Их целенаправленный учет при планировании боя, организации боевой и психологической подготовки с личным составом позволит снизить их негативные эффекты.

Рекомендуемая литература

Военная психология / под рсд. А. Г. Маклакова. — СПб.: Питер, 2004.

Военная психология: методология, теория, практика : в 2 ч. / под ред. Г1. А. Корчемного. — М., 1998.

Караяни, А. Г. Введение в профессию военного психолога / А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. — М.: Академия, 2007.

Караяни, А. Г. Прикладная военная психология / А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. — М.: Питер, 2006.

Корчемный, II. А. Военная психология : учебник / П. А. Корчемный. — М., 2005. Макнабу К. Психологическая подготовка подразделений специального назначения / К. Макнаб. — М., 2002.

  • [1] См.: Григорьев С. Чеченская операция в свете ей подобных // Независимая газета. 1995.21 июня.
  • [2] Макнаб К. Психологическая подготовка подразделений специального назначения. С. 49.
  • [3] См.: Сторм У. Психологический эффект массовых потерь // Современная буржуазнаявоенная психология. М., 1964; Берк Я. Разум против ядра // Современная буржуазная военная психология. М, 1964.
  • [4] См.: Сторм У. Психологический эффект массовых потерь...; Берк Я. Разум против ядра...
  • [5] См.: Сторм У. Психологический эффект массовых потерь...; Берк Я. Разум против ядра...
  • [6] См.: Социальная и военная психология.
  • [7] Корф Н. Л. О воспитании воли военачальников. С. 41.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >