Современные аспекты организационного поведения

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • тенденции развития организаций в доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную эпохи;
  • • особенности организационного поведения в информационном обществе;
  • • приоритетные направления работы менеджеров в современных компаниях;

уметь

  • • определять принципы структурной трансформации современных организаций;
  • • анализировать исторические тренды развития организационного поведения;
  • • диагностировать управленческие, структурные, мотивационные проблемы организационного развития;

владеть

  • • навыками исторического анализа организационных систем;
  • • методами оптимизации организационного поведения в соответствии с императивами информационного общества;
  • • системой понятий теории постиндустриального общества.

Организация как социальный феномен сопровождает человечество на протяжении всей его истории – начиная с древности и заканчивая современным информационным обществом. История человечества неразрывно связана с историей организаций и, следовательно, организационного поведения. При этом роль организаций как специфических объединений людей была различной в разные эпохи. До промышленной революции люди по большей части связывали свою жизнь с родственниками, прихожанами общей церкви, соседями. Затем наступила короткая эпоха главенства организаций во всех сферах жизни – экономической, политической, социальной и даже духовной. Частных врачей заменили больницы, гувернеров – школы, проповедников и скоморохов – театры, кино и телевидение. Именно в это время начал формироваться "человек организации", а принципы организационного поведения стали влиять на все поведение личности в обществе. Сегодня ситуация начала принципиально меняться. Люди XXI в. будут жить в другой реальности, организационное поведение в которой не будет столь всесильно, а законы, по которым оно развивается, существенно изменятся.

Становление общинного характера организационного поведения

Эволюцию господствующих типов организаций в доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную эпохи можно описать, используя категориальный аппарат видного немецкого социолога прошлого века Ф. Тенниса. Анализируя переход общества от аграрного традиционного к более современному индустриальному состоянию, Теннис ввел в научный обиход две категории, характеризующие различные типы социальности – "община" (gemeinschaft) и "общество" (geselschaft). Понятно, что при рассмотрении истории экономических организаций, а не всего общества, эти категории будут несколько трансформированы и упрощены.

Доиндустриальная стадия общественного развития была характерна тем, что земля представляла собой экономическую основу общества. Отношения по поводу владения и использования земли составляли суть экономики. Все иные отрасли тяготели к тому, чтобы восприниматься в качестве некой надстройки над сельским хозяйством и добычей природных ресурсов. Кроме того, производительность труда на протяжении всей доиндустриальной стадии росла крайне медленно. Поэтому невозможно было серьезно прирастить богатство на определенной ограниченной территории. Делать прибыль в современном понимании этого слова можно было лишь в торговле и ростовщичестве. Не случайно война в то время была важнейшим экономическим явлением. Если государство стремилось разбогатеть (в силу невозможности быстро создать крупное богатство на своей территории), оно должно было успешно воевать.

Основным типом экономической организации доиндустриальной эпохи была община. Типичным примером такой организации была феодальная крестьянская община. Для нее характерно, во-первых, небольшое число членов организации. Община не может состоять из сотен или тысяч людей. Люди должны хорошо знать друг друга. Вся суть общины в достаточно тесных непосредственных контактах между ее членами. Во-вторых, для общины характерен примат неформальных связей. Так как все хорошо знают друг друга, между людьми, входящими в общину, устанавливаются тесные неформальные отношения – дружеские, приятельские, враждебные и т.п. Часто в основе таких отношений лежат родственные узы. Здесь стоит вспомнить о том, что фамилии русских крестьян часто однозначно говорили, из какой деревни они родом. Неформальные отношения всегда дают возможность организации "полностью использовать" человека со всеми его знаниями и умениями.

Община никогда не ограничивает свое воздействие на человека лишь производственными императивами, она затягивает его целиком, взаимодействует с ним вне каких-либо формальных рамок. Наконец, в-третьих, для общины характерны низкая степень разделения труда и высокая взаимозаменяемость членов общины. Все крестьяне делали примерно одно и то же. Их вполне можно было перебрасывать с надела на надел, давать им самые различные поручения – с тем или иным успехом каждый мог справиться с заданием.

К общинной форме можно отнести подавляющее большинство экономических организаций доиндустриальной эпохи. Конечно, были здесь и свои исключения, которые, как это принято говорить, лишь подтверждают правило. Например, организация строительства пирамид в Древнем Египте или ирригационных каналов в Месопотамии и ряд других. Нехарактерность подобных организационных феноменов для доиндустриального периода развития экономики привела к возникновению легенд об их внеземном происхождении.

Общинная форма организаций существовала многие столетия и даже тысячелетия. Новое в устройство экономических коллективов привнесло индустриальное общество. Начало индустриальной стадии характеризуется господством практически таких же общинных форм, которые существовали и прежде. Предпринимательские структуры того времени не отличались высокой численностью работников. От большинства общин доиндустриальной эпохи молодые капиталистические предприятия отличались лишь одним, но весьма важным качеством – их уже никак нельзя было назвать традиционными, уподобить деревне, данной живущему в ней крестьянину, так сказать, "от века". Организуя свое дело, предприниматель всегда имел достаточно четкую идею – как он будет делать деньги и сообразовывал различные элементы организации с этой вполне понятной целью. Инструментальность в отношении организаций становится общим принципом поведения в экономической среде. Отношения в экономике в целом становятся более рациональными, более рациональным становится и отношение к организациям.

Вообще индустриальная стадия развития человечества наряду с тем, что промышленность становится экономической основой общества, характеризуется также господством рациональности. В эпоху Просвещения человечество все чаще стало задавать себе вопросы "зачем?" и "почему?" по отношению к тем операциям, которые ранее вполне успешно осуществлялись с помощью традиции. Рациональность повсюду проникает в строение общества, преображая привычные способы поведения. Традиционная монархия сменяется различными формами представительского правления, мыслившимися как более разумные. Начиная с меркантилизма, возникают экономические теории, прямо нацеленные на внедрение в практику и преобразование хозяйственных отношений. Да и сама индустриальная стадия в развитии общества обусловлена промышленной революцией, ставшей возможной благодаря ньютоновской механике и многим другим научным достижениям.

Наиболее значимым процессом в жизни общества становится превращение знания в те или иные материальные формы. Организация начинает мыслиться одним из наиболее важных инструментов, созданных для данного процесса.

Новые формы организаций появляются в середине XIX в. С развитием капиталистической конкуренции, поглощением одних фирм другими, накоплением богатства, необходимостью осуществления масштабных экономических проектов (в железнодорожной, металлургической и других отраслях) возникают крупные компании, насчитывающие многие сотни, а иногда и тысячи работников. Это, казалось бы, чисто арифметическое изменение приводит к трансформации всех организационных отношений. Возникают организации типа общество. Таким организациям присущи признаки, ровно противоположные тем, которые были характерны для общины. Во-первых, организация насчитывает большое количество членов. Ни руководство, ни сотрудники не могут уже знать всех в лицо, не могут установить друг с другом тесные взаимоотношения. Тем самым на первый план выходят формальные связи. И это второй признак общества. Управлять работниками в этой системе можно лишь тогда, когда руководитель относится к ним, исходя лишь из того, какие должности они занимают. Несомненно, господство формальных отношений явно сужает возможности использования работников, ведь те умения человека, которые не укладываются в должностные обязанности, теперь никем не используются. Однако именно такая система позволяет создавать поистине громадные организации, обеспечивать их слаженную работу, ориентировать все элементы системы на достижение единой цели. Третьим признаком таких организаций является высокая степень разделения труда и низкая взаимозаменяемость работников. Внутри организации выделяются различные профессиональные группы, специально подготовленные для выполнения определенных функций: бухгалтеры, инженеры, слесари и т.п. Перевести человека из одной группы в другую без длительной подготовки и массы дополнительных мероприятий невозможно. Разделение труда становится главной основой высокой производительности организаций типа "общество", но при этом оно разъединяет работников компании, создает искусственные барьеры в общении, воздвигает преграды на пути к достижению глобальных организационных целей.

Организации типа "общество" представлены классическими пирамидальными структурами управления. В той или иной степени данные структуры были позаимствованы предпринимателями у тех организаций, которые и в доиндустриальную эпоху были достаточно крупными – у армии и церкви. Уже впоследствии они были "воспеты" в трудах М. Вебера и классиков менеджмента. Так или иначе, пирамидальная структура представляет собой одну из наиболее удачных возможностей скоординировать труд множества людей. Наряду с этим они очень удобны в том, что касается построения карьеры работниками. Через определенное время человек вправе рассчитывать на повышение, и для продвижения лучших в этой структуре всегда найдутся вакансии. Продвигаться при этом можно очень медленно (как, например, в японских компаниях), но, что называется, верно.

Организации типа "общество" оказались удивительно конкурентоспособными в ситуации конца XIX – начала XX в. Это связано с тем, что основным типом конкуренции в то время была ценовая, т.е. ориентирующая компания на снижение цен и, соответственно, издержек. На этом поприще крупные организации с пирамидальной структурой действительно имели огромные преимущества перед мелкими фирмами. Во-первых, данные преимущества базировались на возможности осуществлять крупнооптовые закупки и получать при этом существенные скидки на материалы и комплектующие. Во-вторых, в рамках крупной организации можно было полностью реализовать преимущества, которые создавал технический прогресс – использовать новые технологии, станки и механизмы, осуществлять крупные инвестиции в совершенствование продукции и производства. Именно поэтому в начале XX в. крупные классические организации мыслились большинством ученых как идеал корпорации. Мелкие формы бизнеса рассматривались лишь как архаичное маргинальное дополнение к крупным компаниям, определявшим лицо национальных экономик.

Однако, как это часто случается в истории человечества, кажущийся незыблемым идеал в виде организаций типа "общество" просуществовал недолго. Ситуация начала меняться уже перед Второй мировой войной, но особенно явно изменения стали происходить в послевоенные годы. Крупные организации своим массовым выпуском относительно дешевой продукции создали общество потребления, и именно оно, как ни парадоксально, стало выталкивать эти организации из экономики. Клиенты перестали удовлетворяться просто дешевыми и надежными вещами. На рынке воцарились такие мимолетные явления, как мода и личные пристрастия. Для удовлетворения этих запросов организации типа "общество" не были приспособлены. Они могли выпускать массу однородной вполне пригодной к употреблению продукции, меняя ее лишь изредка, да и то в основном под воздействием новых требований технического прогресса. Ориентация на удовлетворение быстро меняющихся запросов избалованных клиентов, воспитанных в рамках общества потребления, оказалась им недоступна.

Неспособность крупных пирамидальных организаций быстро реагировать на изменения внешнего окружения была связана, прежде всего, с коммуникативными проблемами. Процесс движения информации в громоздких многоуровневых структурах сильно осложнялся. Информация плохо проходила снизу вверх, поскольку наверх в основном шли оптимистичные отчеты о проделанной работе. Если же в ее выполнении наблюдались трудности, ответственным за них, как правило, считался тот или иной исполнитель. Понятно, что в такой ситуации каждый уровень был объективно нацелен на приглаживание информации и сокрытие проблем. Такая ситуация радикально отличалась от традиционного управления небольшими общинными организациями, в рамках которых руководитель, как правило, сам встречался с немногочисленными работниками и заказчиками и мог быстро реагировать на возникающие проблемы.

Постиндустриальная стадия характерна тем, что знания, информация становятся экономической основой общества. Это влечет за собой множество последствий, принципиально важных для жизни общества. Взаимодействие знаний и экономики на постиндустриальной стадии приобрело особый характер. Предыдущая индустриальная стадия ознаменовалась тем, что акцент в этих взаимоотношениях делался на претворении в жизнь тех или иных идей. Сегодня этот процесс уже отработан, поскольку есть структуры, способные превратить в реальные предметы любые наработки ученых. Для современного общества важен уже не процесс реализации знаний, а непосредственно процесс их создания. Информация сама по себе способна сегодня порождать богатство.

В столь изменившейся внешней среде не могли не измениться и организации. Парадоксально, но это изменение в общем виде может быть сведено к тому, что доминирующей формой организации вновь становится община. Конечно, это уже не та община, которая определяла социальную и экономическую жизнь в доидустриальном обществе. Но все же фирмы становятся меньше, отношения в них приобретают все более неформальный характер.

Малый бизнес получил второе дыхание в своем развитии уже в послевоенные годы. Однако торжество малых предприятий как наиболее эффективной формы организации приходится на постиндустриальную эпоху. Объективно это связано с тем, что наиболее важные в экономике последнего времени отрасли не нуждаются для своего эффективного развития в концентрации усилий множества людей. Компьютерные программы самого высокого качества и глобального значения в принципе можно создавать и распространять втроем, вчетвером, впятером... Необходимости обязательно привлекать сотни и тысячи работников в компаниях "новой экономики" нет, и малые предприятия сегодня успешно действуют в самых значимых отраслях. "Большинство наших фирм среднего размера, – пишет голландский исследователь современного бизнеса X. Виссема, – и философия децентрализации позволяет им оперативно реагировать на возрастающую сложность, динамичное развитие экономических и социальных условий, и что особенно важно – запросов потребителей".

Работать на малых предприятиях становится престижным. В 1980-е гг. выпускники американских школ бизнеса начинают в большинстве своем планировать карьеру в маленьких компаниях высокотехнологичного или консультационного профиля. А еще десятилетием ранее престиж работы топ-менеджера в крупной американской корпорации, подобной General Motors или Coca-Cola, казался незыблемым.

Часто современные организации в своих уставах записывают определенные ограничения численности персонала. Такие ограничения уже не кажутся чем-то из ряда вон выходящим. На практике это означает, что в случае роста спроса на продукцию компании она не будет нанимать на существующие предприятия дополнительных работников, организовывать выпуск продукции в две-три смены. Компания начнет строить новый завод и наймет новых сотрудников. Для чего это делается? Считается, что за определенный период работники данного завода смогут хорошо узнать друг друга, понять, кто на что способен, к кому по какому вопросу следует обращаться. В этом случае снимется львиная доля проблем коммуникаций, предприятие в случае необходимости сможет быстро перестраиваться, находя благодаря совместным решениям оптимальные ответы на возникающие в развитии бизнеса вопросы.

Идеалом организации становится фирма, где не нужны таблички на дверях с именами, фамилиями и должностями сотрудников. Все должны хорошо знать друг друга. А что это, если не возвращение к общинной форме организации?! Именно общинный характер современных компаний придаст им должную гибкость в реакции на происходящие на рынке изменения. С быстрым развитием технологии в последние годы рынок меняется стремительно, и никакая форма старой косной организации не может здесь быть эффективной. Известный футуролог О. Тоффлер писал об этом так: "По мере того как большие объемы работ начинают зависеть от личных усилий и манипуляций символами, громадные индустриальные объединения начинают рушиться. Вполне возможно, что мы приблизимся к новой форме кустарного промысла, основанного на суперсовременной технологии".

Признание малой фирмы в качестве идеала экономической организации может вызвать возражение, связанное с огромной ролью крупных многонациональных компаний в современной экономике. На самом деле здесь нет противоречия. За последние 20 лет крупные фирмы достаточно полно реализовали идею разукрупнения своих подразделений с передачей им широкого круга полномочий. Гигантская глобальная компания сегодня уже не представляет собой единого организационного целого, единой пирамиды, это союз множества часто очень небольших организаций. Структурные подразделения компании формируют маркетинговые направления своей деятельности, решают кадровые вопросы и многое другое. Действительно, есть функции, которые более эффективно выполняются в центре, но филиалы при этом все равно сохраняют достаточную степень самостоятельности. Да и внутри самих филиалов могут образовываться самостоятельные рабочие группы, не насчитывающие и десятка человек. Они начинают действовать как маленькие эрзац-фирмы, несущие ответственность за определенный участок работы.

Воспользовавшись возможностями, которые открыла для них постиндустриальная технология, малые организационные формы не только становятся приоритетом в экономическом развитии, но и проникают в структуру крупных компаний, по-своему преобразуя закономерности поведения людей, их отношения друг с другом, властные взаимодействия между центром и отдельными подразделениями.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >