Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия науки

Диалектическая концепция соотношения философии и науки

В чем заключается сущность этой концепции? Во-первых, в обосновании наличия необходимой и существенной взаимосвязи между философией и наукой, начиная с момента их возникновения и вплоть до сегодняшнего дня. Во-вторых, в понимании этой взаимосвязи как диалектически противоречивого единства, т.е. единства противоположностей. В-третьих, в утверждении структурной сложности механизма и форм взаимодействия философии и науки. В-четвертых, в обосновании того, что эффективное взаимодействие между ними возможно только на основе признания равноправия и относительной самостоятельности каждого из них.

История науки убедительно свидетельствует о том, что многие выдающиеся ученые создали блестящие работы по философии науки как в целом, так и по отдельным философским проблемам науки (Г. Галилей, И. Ньютон, Ч. Дарвин, А. Пуанкаре, А. Эйнштейн, Н. Бор, В. Гейзенберг, А. Н. Колмогоров, В. И. Вернадский, Н. Н. Моисеев и др.). Но доказывает ли это существование необходимой внутренней взаимосвязи между философией и частными науками? Ведь в качестве контраргумента можно привести доводы, что, во-первых, подавляющее большинство ученых вообще серьезно не интересуются философскими вопросами науки, а, во-вторых, мало ли чем занимаются гениальные ученые помимо науки (искусством, общественной деятельностью, религией и т.д.). Во многом это справедливо. Поэтому доказательство внутренней, необходимой связи философии и науки должно лежать не в плоскости социологического анализа частоты обращения ученых к философскому знанию при решении своих научных проблем, а в анализе возможностей и предназначения конкретных наук и философии, их предметов и характера решаемых проблем.

Предмет философии, особенно теоретической, - чистое всеобщее, всеобщее как таковое. Идеальное всеобщее - цель и душа философии. При этом философия исходит из возможности постигнуть это всеобщее рационально, внеэмпирическим путем. Предмет же любой частной науки - конкретный "кусок" мира, эмпирически и теоретически полностью контролируемый, а потому и эффективно осваиваемый практически. Характер внутреннего взаимоотношения философии и частных наук имеет диалектическую природу, являя яркий пример диалектического противоречия, стороны которого, как известно, одновременно и предполагают, и отрицают друг друга, а поэтому необходимым образом дополняют друг друга в рамках некоего целого. Таким целым в данном случае выступает все человеческое познание со сложившимся в нем исторически разделением труда, имеющим под собой сугубо оптимизационно-адаптивную, экономическую основу эффективной организации познавательной деятельности. В разделении труда по познанию окружающей человека действительности философия акцентирует познание (моделирование) всеобщих связей и отношений мира, человека, их взаимодействия между собой ценой абстрагирования от частного и единичного. И единственно, где философия серьезно "спотыкается" при таком рационально-всеобщем подходе к изучению бытия, это - человек, который интересен и возможен в качестве предмета философского осмысления своей индивидуальной, уникальной экзистенцией. Напротив, любая конкретная наука не изучает мир в целом, в его всеобщих связях. Она абстрагируется от этого. Всю свою когнитивную энергию она направляет на познание своего частного предмета, изучая его во всех деталях и структурных срезах. Собственно наука стала по-настоящему таковой только тогда, когда сознательно ограничила себя познанием частного, отдельного, конкретного, относительно которого возможно собрать и эмпирически обобщить достаточно большой, а потому впоследствии практически используемый объем информации. С точки зрения познания действительности как целого и философия, и частные науки - одинаково односторонни, хотя при этом каждая по-своему. Однако объективная действительность как целое безразлична к способам ее человеческого познания, она суть единство всеобщего, особенного и единичного. При этом всеобщее в ней существует через особенное и единичное свое проявление, а единичное и особенное - не иначе как формы проявления всеобщего. Поэтому адекватное познание действительности как целого, составляющее высшую теоретическую и практическую (биологически адаптивную) задачу человечества, требует дополнения и "взаимопросвечивания" результатов философского и частнонаучного познания. Ясно, что интеграцией философского и частнонаучного знания занимается достаточно небольшое количество ученых и философов, испытывающих в этом наибольшую потребность и имеющих соответствующую подготовку как в философии, так и в той или иной области частнонаучного познания. Среди ученых такую деятельность осуществляют, как правило, крупные теоретики, работающие на границе всегда вполне конкретного "пространства науки" и последовательно раздвигающие его за счет освоения новых территорий. Философы же часто обращаются к частным наукам как к материалу, призванному подтвердить одни философские конструкции и опровергнуть другие. Особенно это относится к тем философам, которые интересуются построением онтологических моделей, структурой, всеобщими законами и атрибутами объективного мира.

Для философии ее "фактуальным" основанием являются результаты не только конкретно-научного познания, но и других способов духовного и практического освоения человеком действительности. За счет своего категориального аппарата философия пытается в специфической форме отразить реальное единство всех видов человеческой деятельности, осуществить теоретический синтез всей наличной культуры. Отражая это единство, философия выступает самосознанием эпохи, ее духовной "квинтэссенцией" (Г. Гегель, К. Маркс). В философии наличная культура как бы рефлексирует саму себя и свои основания.

Подчеркивая апостериорное, "земное" происхождение философского знания, необходимо в то же время видеть специфику его генезиса по сравнению с конкретно-научным знанием. Различие здесь заключается, во-первых, в широте объективного базиса абстрагирования и, соответственно, степени общности и существенности принципов. Во-вторых, в самом характере базисов; в-третьих, в методах философского и конкретно-научного познания. В то время как эмпирический базис любой конкретно-научной теории носит достаточно определенный и относительно гомогенный характер, "фактуальный" базис философии является в высшей степени гетерогенным и неоднозначным по содержанию. Он и не может быть другим, так как включает в себя результаты теоретического и практического, научного и обыденного, художественного и религиозного и других способов освоения человеком действительности. Философское знание не может удовлетворять тем же критериям рациональности, что и конкретно-научное знание. Благодаря предельной общности и ценностно-мировоззренческой ориентации, философское знание более умозрительно и рефлексивно, нежели конкретно-научное познание.

Чем же диктуется необходимость обращения ученых к философии? Во-первых, объективной взаимосвязью предметов их исследования; во-вторых, характером самого процесса конкретно-научного познания. Дело в том, что научное познание совершается отнюдь не учеными-"робинзонами", имеющими дело якобы с "чистыми фактами" и обладающими логическими методами открытия и обоснования научных законов и теорий, а реальными учеными-индивидами, живущими в определенную эпоху и испытывающими на себе в той или иной степени влияние накопленного знания и культуры своего времени. Процесс научного познания имеет ярко выраженный творческий и социально обусловленный характер. Такой вещи, как чистое, беспредпосылочное знание, в науке просто не существует. Открытие новых научных законов и теорий всегда происходит в форме конструктивной умственной деятельности по выдвижению, обоснованию и принятию определенных гипотез. Этот мыслительный процесс обусловлен не только имеющимися в распоряжении ученого эмпирическими данными, но и опосредован целым спектром составляющих социокультурный фон данной науки представлений и принципов научного и ненаучного порядка. Важнейший элемент этого фона - философия. Как свидетельствует история науки, именно на основе определенных онтологических, гносеологических, логических, методологических и аксиологических оснований строятся различные научные теории, особенно новые и фундаментальные, дается как эмпирическая, так и философская интерпретация научных теоретических построений, оцениваются возможности и перспективы использования определенных методов и подходов в исследовании объективной реальности. Философские основания науки есть звено, связывающее философское и конкретно-научное знание. Эти основания не являются "личной собственностью" ни науки, ни философии. Они представляют собой "пограничное знание" и поэтому могут быть с равным правом отнесены к ведомству как философии, так и науки.

Существуют различные виды философских оснований науки.

Онтологические основания представляют собой принятые в той или иной науке общие представления о картине мира, типах материальных систем, характере их детерминации, формах движения, законах развития изучаемых объектов и т.д. Так, например, одним из онтологических оснований механики И. Ньютона было представление о субстанциональном характере пространства и времени, их независимости друг от друга и от скорости движения объекта.

Гносеологические основания суть принимаемые в рамках определенной науки положения о характере процесса научного познания, соотношении чувственного и рационального, теории и опыта, статусе теоретических понятий и т.д. Например, именно на основе определенного философского истолкования статуса теоретических понятий в науке Э. Мах в свое время отверг научную значимость молекулярно-кинетической теории газов Л. Больцмана. Как известно, Э. Мах придерживался взгляда, что все значимые теоретические понятия должны быть редуцируемы к эмпирическому опыту. Понятие же "атом", на котором была основана молекулярно-кинетическая теория, не удовлетворяло этому условию, так как в то время атомы были не наблюдаемы. Правда, на этом же гносеологическом основании Э. Мах критиковал понятия абсолютного пространства и времени в механике И. Ньютона как ненаучные.

Аксиологические (ценностные) основания представляют собой принятые представления о практической и теоретической значимости науки, ее целях, этических ценностях, идеалах, нормах и методах научного исследования, которые в общем являются различными не только на исторических этапах развития науки, но и для разных наук, существующих в одну и ту же эпоху.

Социокультурные (социальные) основания - это не только представления о степени и характере востребованности науки обществом, практических потребностях и запросах общества по отношению к науке, но и осознание их непосредственно учеными - творцами науки.

Со временем эти представления "отливаются" в такой особый вид ценностных оснований науки, как идеология науки. Хотя идеология науки обычно не фиксируется при изложении содержания науки, она составляет важнейшее и необходимое условие осуществления и планирования научной деятельности. Отдельные фрагменты идеологии науки находят свое явное отражение и фиксацию в документах, касающихся научной политики, в программных заявлениях научных лидеров и организаторов науки, а также в уставах академий и других научных учреждений, регулирующих характер научной деятельности, ее цели, ценности, отношение с обществом и государством и т.д.

Например, в одном из первых идеологических документов науки Нового времени, а именно в уставе Лондонского королевского общества наук и ремесел (название Британской академии наук), были четко прописаны положения о независимости науки от государства, неприемлемости его вмешательства в дела науки, преимущественной ориентации британской науки на эмпирические исследования, приносящие пользу обществу и особенно его техническому развитию и т.д. Важнейший компонент социальных оснований науки - содержание того социокультурного фона, в рамках которого функционирует и развивается наука определенного исторического периода. В него входит то содержание культуры (достигнутый уровень развития самой науки, философия, искусство, политика, мораль, право, религия и др.), с которым взаимодействует наука и которое релевантно ей. Именно через конкретный социокультурный фон осуществляется механизм влияния не только культуры и общества на науку, но и науки - на культуру и общество. Очевидно, что содержание всегда исторично, динамично и изменчиво в отражении уровня развития цивилизации определенного периода. Более того, релевантная (востребованная) часть одного и того же социокультурного фона может быть различной для разных научных дисциплин. Например, для естественных и социально-гуманитарных наук или для физики и математики и т.д. Установление этой релевантности является делом конкретного историко-научного и историко-культурного анализа.

Диалектическая концепция взаимосвязи философии и науки исходит не только из существенного влияния философии на развитие науки (не соглашаясь здесь с позитивизмом и в определенной степени поддерживая трансценденталистскую концепцию), но и утверждает столь же существенное влияние науки на развитие философии (выступая здесь явным оппонентом антиинтеракционистской концепции). Это влияние возможно потому, что, несмотря на различие философского и конкретно-научного познания, оба они принадлежат к одному типу познания - рациональному способу решения своих проблем (объективного знания о мире - в случае науки и построения мировоззренческих концепций - в случае философии). Более того, при разработке философского учения о мире, философской онтологии рациональная философия обязана учитывать опыт научного познания действительности. При этом философия обязана принимать во внимание историческую изменчивость содержания науки, а также наличие в ней альтернативных теорий, концепций и направлений. При разработке философского учения о бытии философия не должна сводить его к научным воззрениям своего времени, некритическому повторению и воспроизводству. Для философии опыт научного познания мира является лишь средством решения ее собственных онтологических и мировоззренческих задач. Оно может быть плодотворным с точки зрения философской рациональности в том случае, если:

  • а) опирается на опыт не только науки, но и всей культуры;
  • б) является результатом критической рефлексии;
  • в) "привязывается" к основным ценностным ориентирам существования человека в мире.

Как и всякое диалектическое единство, взаимосвязь философского и конкретно-научного знания является опосредованной, а именно таким видом знания, которое сочетает в себе элементы как философского, так и конкретно-научного дискурса. Посредствующим звеном, представляющим собой особый вид синтетического, "кентаврового" знания, служат философские основания науки и научные основания философии, а также философия науки в целом как специфическая область междисциплинарного знания. С логико-методологической точки зрения философские основания науки - особый вид интерпретативных предложений, связывающих философские и конкретно-научные понятия. Непосредственно в самой науке их аналогом выступает эмпирическая интерпретация теории как особое множество высказываний, получивших в философии науки название "предложений соответствия" или редукционных предложений. Как между эмпирическим знанием и научной теорией, так и между философией и наукой не существует взаимно однозначного соответствия. Как известно, одна и та же научная теория может иметь несколько различных эмпирических интерпретаций (и, соответственно, областей своего применения и проверки). С другой стороны, одни и те же эмпирические данные могут быть объяснены с позиций различных и даже альтернативных научных теорий. История науки и ее современное состояние дают многократное тому подтверждение. Точно такое же неоднозначное соответствие существует между философией и наукой. Никакое конкретно-научное знание не может непосредственно выступать ни подтверждением, ни опровержением какой-либо философии, с другой стороны, никакая философия не находится ни в позитивном, ни в негативном отношении к определенной научной теории, а только лишь после соответствующей философской интерпретации этой теории либо соответствующей научной интерпретации определенной философии. Основная задача (и ответственность!) за установление конкретного характера связи между определенной философией и определенными научными теориями лежит в сфере философии науки, философской интерпретации последней. Нахождение и установление такой интерпретации - творческий процесс, относящийся к фундаментальным задачам как философии, так и науки.

Одно из главных достоинств диалектической концепции соотношения философии и науки в том, что в ее рамках удается синтезировать основное содержание альтернативных ей вариантов решения проблем, рассмотренных выше, и избежать их недостатков, заключавшихся в абсолютизации некоторых реальных моментов взаимоотношения философии и науки.

Большой вклад в развитие диалектической концепции соотношения философии и науки, а равно и диалектической философии науки внесли прежде всего создатели ее фундаментальных теорий и направлений (И. Ньютон, Ч. Дарвин, А. Лавуазье, Г. Гельмгольц, И. М. Сеченов, И. П. Павлов, A. Пуанкаре, А. Эйнштейн, Д. Гильберт, В. Гейзенберг, Н. Бор, B. И. Вернадский, И. Пригожий, Н. Моисеев и др.). Для всех выдающихся ученых концепция диалектического взаимодействия философии и науки вполне естественна, так как адекватно отражает их собственную деятельность. С одной стороны, для них очевидно, что любая конкретная наука находится вне философии и имеет вполне самостоятельный статус, с другой - для них столь же очевидно, что создание новых фундаментальных научных теорий и направлений связано не просто с выходом за границы существующей науки, но часто и с пересмотром прежних устоявшихся в науке взглядов. В обоих случаях без обращения к философскому осмыслению этой ситуации и без взаимодействия с философией не обойтись, что прекрасно подтверждает реальная история науки. Не менее существенный вклад в разработку диалектического понимания соотношения современной науки с философией внесли также и выдающиеся философы XX в., например, А. Бергсон, А. Н. Уайтхед, Тейяр де Шарден, Дж. Бернал, М. Бунге. Среди них отечественные мыслители Б. М. Кедров, И. Т. Фролов, С. Т. Мелюхин, М. Э. Омельяновский, П. П. Гайденко, В. С. Готт, В. И. Купцов, В. С. Степин и др. Все они подчеркивали необходимость взаимодействия философии и науки, интенсивного обмена их когнитивными ресурсами. Такой обмен одинаково важен для развития как науки, так и современной философии.

Выводы

  • 1. В истории философии науки были тщательно разработаны четыре основных концепции взаимоотношения философии и науки: трансценденталистская, позитивистская, антиинтеракционистская и диалектическая. Все они и сегодня имеют достаточно большое число сторонников среди философов и ученых.
  • 2. Сущность трансценденталистской концепции - "философия - царица наук". Истинное знание едино и целостно, а философия является его аксиоматикой, множеством всеобщих истин о бытии и познании. Истинная наука - теоремная часть истинной философии со всеми вытекающими отсюда последствиями понимания взаимоотношения между ними.
  • 3. Сущность позитивистской концепции - "наука сама себе философия". Развитая наука способна справиться со своими проблемами самостоятельно, не прибегая к помощи философии. Философию в принципе можно воспринимать как конкретную науку, но тогда она должна отличаться от других наук только своим особым предметом, но отнюдь не методом. Метод у всех наук может быть только один: накопление эмпирической информации о своем предмете и ее обобщение в целях выведения законов.
  • 4. Сущность антиинтеракционистской концепции - "наука и философия - принципиально различные и во многом несовместимые виды познания по своему предмету, методам и характеристикам знания". Философия и наука никак внутренне не взаимосвязаны между собой. Взаимодействие между ними может быть только внешним, как, например, между наукой и религией или между наукой и искусством. Однако при этом как философия, так и наука имеют огромную культурную значимость. Особенно философия, поскольку является средством формирования духовного мира человека как его высшей ценности.
  • 5. Сущность диалектической концепции - "философия и наука существенным и необходимым образом взаимосвязаны друг с другом". Основания такой взаимосвязи - целостность сознания и целостность культуры. Взаимосвязь и взаимодействие философии и науки носят характер диалектического противоречия, единства противоположностей, взаимоотрицания и взаимополагания друг друга. Между философским и конкретно-научным знанием не существует жесткой демаркационной линии. Граница между ними не абсолютная и вечная, а относительная и изменчивая, она трансформируется по мере их развития и зависит от содержания философии и науки. Ни философия, ни конкретные науки не могут успешно функционировать и развиваться, не используя когнитивные ресурсы друг друга. Однако эффективное взаимодействие между ними возможно при условии признания взаимного равноправия и определенной свободы во взаимоотношениях друг с другом. Результатом взаимодействия философии и конкретных наук являются:
    • а) философские основания как науки в целом, так и отдельных наук и фундаментальных теорий;
    • б) многообразные (онтологические, гносеологические, аксиологические, социокультурные и антропологические) философские проблемы науки;
    • в) философия науки как особая область междисциплинарного знания, синтез философского и конкретно-научного знания.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы