Легальность и легитимность государственной власти

Государство, представленное аппаратом государственной власти, как уже отмечалось, занимает центральное место в политической системе общества. Государственная власть, представляя собой высший уровень публичной власти, рассматривается в рамках двух основных подходов: организационного и функционального[1].

В организационном смысле государственная власть — это совокупность органов и должностных лиц, наделенных определенным объемом властной компетенции и опирающихся в процессе своей деятельности на административно-бюрократический ресурс (чиновник обладает властью не в силу личных лидерских (вождеских) качеств, а в силу занимаемой должности) (дословный перевод слова бюрократия — власть стола, а точнее власть «подписи» человека, занимающего место за столом в «кабинете власти». —Р. Р.).

В функциональном смысле государственная власть — это коммуникация, взаимодействие субъектов власти и объектов подчинения, в ходе которого «государственные начальники» (бюрократия) осуществляют результативное манипулятивное воздействие на сознание и поведение «государственных подчиненных» (народ).

Эффективность, а значит, и политическая устойчивость и безопасность государственной власти во многом зависят от ее субъективной оценки со стороны тех, кому адресованы властные предписания, и от поведения кого, в конечном итоге, зависит их результативность. Субъективная оценка государственной власти, как правило, осуществляется по двум критериям: легальности и легитимности[2].

Легальность государственной власти — это узаконенность (юридическая формализация и обеспеченность системой государственных гарантий и санкций) как организационной структуры государственной бюрократии, так и издаваемых от имени государства властных постановлений (законов, подзаконных актов, судебных решений). Легальность государственной власти определяется способностью государства отстоять свой суверенитет и обеспечить национальную (государственную) безопасность как во внутригосударственной сфере, так и в области внешней политики. При этом на уровне межгосударственных отношений легальность государственной власти определяется международным признанием государства, выражающемся в установлении дипломатических отношений с «традиционными» государствами и вхождением вновь образованного государства в ООН (в настоящий период существуют так называемые непризнанные государства, обладающие всеми признаками государственности (объединяемое институтом обособленного гражданства население, выделенная и контролируемая территория, система государственных органов, вооруженные силы и силовые структуры, фактический суверенитет), однако не получившие дипломатического признания на международной арене и де-юре не способные выступать в качестве субъектов международных отношений. К числу таких государств, а точнее, государственных образований, относятся Нагорно-Карабахская Республика, Приднестровская Молдавская Республика, Республика Южная Осетия, Республика Косово и др. — Р. Р.).

Легитимность государственной властиэто социальное признание ее права на руководящую роль в обществе со стороны самого населения. Властвующий или претендующий на власть субъект стремится обосновать свою власть, опираясь на определенные принципы, создать ее положительный образ в глазах широких народных масс. Власть пытается создать социальную ситуацию, в которой издаваемые от имени государства властные предписания исполнялись и соблюдались индивидами и корпорациями инициативно или, по крайней мере,

«с пониманием», с верой в нравственную правоту решений и законов. В противном случае власть не может рассчитывать на длительное и эффективное функционирование.

В основу признания государственной власти легитимной могут быть положены как иррациональные, так и рациональные свойства.

К иррациональной легитимации относится так называемая харизматическая легитимация (по М. Веберу). Легитимированная на основании харизмы власть основывается на безграничной вере в талант руководителя (вождя, фюрера), которому приписываются великие, нередко сверхъестественные личные качества: в ряде случаев возможен элемент обожествления (например, когда речь идет о религиозном пророке). Часто такая вера возникает в результате проявления исключительных талантов потенциального носителя легитимной власти. Харизматический тип легитимной власти строится на исключительном доверии вождю, слепом подчинении, как правило, основанном на страхе и инстинкте самосохранения[3].

Рациональная легитимация подразумевает соответствие представлений о социально-политической природе государственной власти неким разумным началам.

К рациональному типу легитимации относятся идеологическая, политическая, экономическая аргументации власти: доводы о безопасности, оптимальности, эффективности функционирования и т. д. Особое место в системе рациональной легитимации занимает критерий научности. Органы власти, опирающиеся в процессе реализации своих властных полномочий на научные знания, располагают к доверию. Основанное на принципе научности государственное управление придает самой власти существенный авторитет в глазах населения.

  • [1] Воробьева О. А. Государственная власть как уровень публичной власти // Общество: политика, экономика, право. 2012. № 1. С. 144—151.
  • [2] Безкоровайная Ю. Е. Методологические подходы к исследованию легальности государственной власти // Философия права. 2009. № 6. С. 106—108; Смокотнина Т. В.Легитимность и лагальность государственной власти // Современное право. 2009. № 7.С. 6—7.
  • [3] Вебер М. Избранные произведения. М. : Прогресс, 1990. С. 299.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >