Социально-активная личность

В социальном государстве происходит переход от установки тоталитарного государства — «государство — мы», в котором к идеологическому концепту «государство — я», предполагающему осознание гражданином себя как маленькой, но вместе с тем самозначимой частицы государства, от которой в определенной степени зависит жизнь этого государства сегодня и завтра. Данный концепт предполагает, что, во-первых, делая лучше себя и воздействуя на свое ближнее окружение, я как гражданин в определенной степени улучшаю и государство; во-вторых, от того, насколько активно участвую лично я в делах государства, зависит не только будущее государства, но и мое будущее; в-третьих, являясь частью государства, вместе с тем я самостоятелен в своем стремлении улучшать собственную жизнь всеми непротиворечащими закону силами и средствами, при этом государство обязано обеспечить лишь некий минимум социальных благ; в-четвертых, я формирую государственную власть (в лице ее представительных органов) и содержу эту власть (за счет взимаемых с меня налогов).

Таким образом в социальном государстве, с одной стороны, обеспечивается социальная стабильность и минимизируется социальная конфликтность, связанная с неравномерным распределением в обществе материальных благ, а с другой, создаются условия, обеспечивающие людям возможность самостоятельно заботиться о достижении и преумножении собственных благ и благ своих близких.

За послевоенные годы в развитых странах мира с рыночной экономикой сложились различные модели социальных государств и, соответственно, различные механизмы реализации социальной политики. Среди них можно выделить три основных модели:

  • — либеральную;
  • — корпоративную;
  • — общественную (солидарную).

Они отличаются друг от друга ролью и степенью участия в реализации социальной политики, во-первых, трех ее основных субъектов — государства, корпорации, личности, а во-вторых, иных институтов гражданского общества. В основе каждой из моделей социального государства лежит свой базовый принцип, который вытекает из соотношения доли участия в реализации социальной политики ее основных субъектов.

В основе либеральной модели социального государства лежит индивидуальный принцип, который предполагает личную ответственность каждого члена общества за свою судьбу и судьбу своей семьи. В данном случае роль государственных структур в непосредственной реализации социальной политики минимизирована. Ее основными субъектами являются личность и различные негосударственные организации — социально-страховые фонды и ассоциации. Финансовую основу реализации социальных программ при данной модели составляют, в первую очередь, частные сбережения и частное страхование, а не средства государственного бюджета.

В рамках либеральной модели социальной политики государство берет на себя ответственность лишь за сохранение минимальных доходов всех граждан и за благополучие наименее слабых и обездоленных слоев населения. Но, с другой стороны, оно максимально стимулирует создание и развитие в обществе различных форм негосударственного социального страхования и социальной поддержки, а также различных средств и способов получения и повышения гражданами своих доходов. Таким образом, при данной модели государство участвует в реализации социальной политики в большей степени опосредованно, не через финансирование социальных программ из своего бюджета, а через организационно-правовую институционализацию негосударственных финансовых потоков на социальные нужды (образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение, пособия по безработице, социальная защиту и др.) и одновременно через развитие всей рыночной инфраструктуры получения доходов в обществе. Подобная модель социального государства присуща США, Англии, Ирландии.

Вторая модель социального государства — корпоративная. В ее основе лежит корпоративный принцип, который предполагает максимум ответственности корпорации (предприятия, учреждения) за судьбу своих работников. Создавая систему пожизненного найма, предприятие стимулирует работников к внесению максимального трудового вклада, за что предлагает ему различные виды социальных гарантий в виде пенсионного обеспечения, частичной оплаты медицинских, рекреационных услуг и образования. В данном случае и государство, и негосударственные организации, и личность также несут долю ответственности за социальное благополучие в обществе, но все же большую роль здесь играют предприятия, которые имеют собственную разветвленную социальную инфраструктуру, собственные социально-страховые фонды.

Финансовой основой данной модели социального государства являются, в первую очередь, страховые взносы корпораций. При корпоративной модели большую роль в осуществлении социальной политики играют организации-работодатели, для которых последняя, в свою очередь, является существенным элементом системы управления трудовыми ресурсами. Классическим примером корпоративной модели социального государства сегодня является Япония.

Последняя типологическая модель социального государства — общественная, в основе которой лежит принцип солидарности. Этот принцип означает ответственность всего общества за судьбу своих членов. Это — перераспределительная модель социальной политики, при которой богатый платит за бедного, здоровый — за больного, молодой — за старого. Основным общественным институтом, осуществляющим такое перераспределение, является государство. Именно оно берет на себя большую часть ответственности за социальное благополучие своих граждан.

Финансовыми механизмами перераспределения служат государственный бюджет и государственные социально-страховые фонды, средства которых идут на обеспечение широкого спектра государственных социальных гарантий, выступающих для населения в большей части в бесплатной (безвозмездной) форме. В условиях рыночной экономики наличие развитой государственной системы социального обеспечения и социального обслуживания не исключает возможность существования негосударственных (частных и корпоративных) институтов социальной политики, однако большую роль в ее обеспечении все же играет государство.

Солидарный принцип осуществления социальной политики предполагает солидарность в нескольких планах. Во-первых, это солидарность между различными социальными группами и слоями общества, между различными поколениями, между государством и гражданским обществом, которая осуществляется за счет системы перераспределения финансовых средств. Во-вторых, это солидарность между тремя основными субъектами социальной политики — государством, корпорацией, личностью, которые каждый в своей определенной пропорции участвуют в ее реализации через систему бюджетных отчислений, страховых взносов работников, работодателей.

Среди современных европейских государств можно выделить как минимум два типа стран с принципиально различным соотношением доли участия государства, работника и работодателя в финансировании социальных программ. С одной стороны, это страны социально ориентированной рыночной экономики типа Германии и Франции, где бюджетные отчисления и страховые взносы работника и работодателя на социальные мероприятия примерно равны, а основными каналами перераспределения являются государственные и частные (но находящиеся под контролем государства) социально-страховые фонды. С другой стороны, это страны так называемого рыночного социализма типа Швеции, Швейцарии, Дании, где значительная часть расходов на социальные нужды берет на себя государство, а основным каналом перераспределения является бюджет. Таким образом можно заметить, что даже при солидарной модели социального государства непосредственная финансовая роль самого государства в осуществлении социальных программ и мероприятий может быть различной. Однако в любом случае при солидарной модели основную ответственность за социальное благополучие своих граждан несет государство, а не корпорация или сам человек, так как именно государство организует и реализует в обществе систему перераспределения (будь то бюджет или социально-страховые фонды) и осуществляет сам принцип социальной солидарности.

Конечно же, обрисованные модели социального государства представляют собой идеальные типы и в чистом виде вряд ли где имеют место. В реальности в каждом конкретном государстве присутствуют элементы и либеральной, и корпоративной, и солидарной модели, но все же доминирует какая-то одна из них, по которой мы и относим ту или иную страну к конкретному типу социального государства.

Процесс формирования социального государства в условиях постсоветской России предполагает создание синтезированной модели, в рамках которой совмещаются либеральные ценности (декларируемые на законодательном уровне: многообразие и паритет видов и форм собственности, первичность и неотъемлемость частной собственности, конкуренция претендентов на те или иные социальные блага, разделение государственных и личных интересов, борьба с монополиями и т. д.) и этатистские установки (использование административного ресурса для навязывания бизнесу «правил игры с государством», осуществление социальных реформ без выяснения отношения к ним со стороны населения, наличие неоправданно большого количества государственных иждивенцев (прежде всего, речь идет о государственной бюрократии и силовых структурах), отсутствие реальных стимулов, способных инициировать деловую активность населения и т. д.)[1].

Таким образом, на современном этапе развития для нашего государства продолжает оставаться открытым вопрос о том, какая именно модель социально-экономической политики будет наиболее адекватной российским условиям. Но уже сегодня очевидна необходимость коренных изменений во взаимных обязанностях государства, общественных организаций и отдельных индивидов, а также активизация деятельности государства в социальной сфере и регулировании социальных процессов.

  • [1] См. Ромашов Р. А. Особенности государственной экономической политики в условиях различных политико-правовых систем в контексте идеи единого экономическогопространства // Ромашов Р. А. Теоретико-правовая наука и юридическая практика:проблемы соотношения и взаимодействия : сб. избранных статей. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. С. 110.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >