Правовая система современной России

Постсоветская Россия является государством переходного типа. Перестав быть советской социалистической республикой, Российская Федерация вплоть до настоящего времени не провозгласила четкую, последовательно структурированную, конструктивную модель государственно-правового устройства, сориентированную на достижение видимых перспективных целей и решение конкретных задач. Такая неопределенность снижает эффективность государственно-правовой политики и усиливает волюнтаристские и автократические тенденции в государственно-правовом строительстве.

Национальное право современной России представляет собой сложную систему норм, институтов, общественных отношений, анализ которых, с одной стороны, позволяет говорить о стремлении государства и общества идентифицировать себя в качестве носителей европейской правовой традиции и страны, ориентированной на общечеловеческие правовые ценности. Такое стремление проявляется в позиционировании российской правовой системы как части романо-германской правовой семьи[1]. С другой стороны, в последнее время явственно обозначилась тенденция изоляции России от западного мира, а значит, и от западной культуры, что, в свою очередь, обуславливает все большую степень закрытости российского правового пространства от влияния международного и европейского права.

Применительно к внутренней и внешней оценке современной государственной политики России складывается примерно такая же ситуация. Российская Федерация, воспринимая собственную внутреннюю и внешнюю политику как правильную, истинную и в полной мере соответствующую нормам и принципам международного права, отвергает критику Евросоюза и США, ставя тем самым себя в особое международное положение. Естественно, что такое положение не может не оказывать влияния на восприятие национального права России и на отношение к нему, прежде всего, со стороны международных правозащитных и судебных структур. В первую очередь, речь идет о положениях, закрепленных в п. 4 ст. 15 (общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. — Р. Р.) и в п. 3 ст. 46 (каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. — Р. Р,) Конституции России.

Декларация на конституционном уровне приверженности российского национального права западным либеральным ценностям предполагает интегрирование права России в систему международного и европейского права. Однако имеющая место быть тенденция углубления противоречий между Россией и Западом, влекущая усиление межгосударственной конфронтации, приводит к все большей степени обособления российского права, его восприятия в качестве автономной национальной правовой системы.

Показательно, что в последнее время все более активно высказываются предложения, связанные с необходимостью переосмысления и придания новой редакции конституционным положениям, устанавливающим приоритет международного права по отношению к национальному законодательству.

Международное право при таком отношении воспринимается с точки зрения его соответствия/противоречия национальным интересам России и, таким образом, приобретает характер наднациональной правовой системы, нормы и принципы которой будут восприниматься в качестве юридически значимых только в случаях их соответствия и непротиворечия нормам и принципам национального российского права.

  • [1] Кузьменко В. И. Теоретико-правовой анализ соотношения компонентов романогерманской правовой семьи и российской правовой системы // Глобальный научныйпотенциал. 2013. № 9(30). С. 83—87; Рассказов Л. П. Российская правовая системав юридической географии мира // Власть закона. 2014. № 1(17). С. 50—57.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >