Действие нормативно-правового акта

Действие нормативно-правового акта — динамическая характеристика процесса реализации предписаний нормативно-правовых актов, складывающаяся из совокупности внешних факторов, оказывающих влияние на результативное воздействие нормативно-правового акта на урегулированные им общественные отношения.

Как правило, действие нормативно-правовых актов рассматривается применительно к хронологической, пространственной и субъектной сферам (действие нормативно-правовых актов во времени, в пространстве, по кругу лиц).

Действие нормативно-правового акта во времени предполагает приобретение и сохранение юридической силы нормативно-правовым актом в течение определенного промежутка времени (время выступает совокупностью таких признаков, как длительность, последовательность, непрерывность, прерывность, устойчивость, изменчивость, конечность, бесконечность, размерность, необратимость и т. д. И целостное, сущностное воспроизведение временных отношений осуществляется за счет взаимосвязей этих признаков. —Р. Р.)[1].

Действие нормативно-правового акта во времени рассматривается как юридическое состояние, включающее в себя:

  • а) момент вступления акта в законную силу;
  • б) период, в течение которого нормативно-правовой акт используется для реализации регулятивно-охранительных функций права;
  • в) момент утраты нормативно-правовым актом юридической силы;
  • г) направленность действия нормативно-правового акта во времени (перспективное и ретроспективное действие).

В России нормативно-правовые акты вступают в силу с момента, указанного в тексте акта (календарной даты — например, УК РФ вступил в юридическую силу с 1 января 1997 г.; момента принятия — например, принятие Конституции РФ, момента подписания, момента опубликования).

В случае если в тексте нормативно-правового акта нет указания на то, с какого момента он вступает в юридическую силу, этот момент определяется по общему принципу. В Российской Федерации законы и другие нормативно-правовые акты высших представительных органов власти вступают в силу на всей территории Российской Федерации одновременно по истечении десяти дней со дня их официального опубликования, если в тексте акта не указано иное.

Нормативно-правовые акты Президента РФ и Правительства РФ вступают в силу на всей территории России одновременно по истечении семи дней после их официального обнародования.

Ведомственные акты вступают в силу по истечении десяти дней после их официального опубликования и подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции.

Время вступления в силу нормативно-правовых актов субъектов РФ и муниципальных органов определяется ими самостоятельно.

Прекращение действия нормативно-правовых актов происходит в результате:

  • — истечения срока, на который был принят юридический документ (годовой бюджет страны, обладающий юридической силой федерального закона, утрачивает юридическую силу по истечении календарного года);
  • — объявления об утрате им юридической силы (в частности, в разделе «Заключительные и переходные положения Конституции России» закрепляется положение о том, что День всенародного голосования — 12 декабря 1993 г. — считается днем принятия Конституции РФ. Одновременно прекращается действие Конституции (Основного закона) Российской Федерации — России, принятой 12 апреля 1978 г.);
  • — признания нормативно-правового акта противоправным (антиконституционным) по решению суда. В отличие от вышеперечисленных обстоятельств, обусловливающих утрату нормативно-правовым актом юридической силы, однако не влияющих на юридические последствия, наступившие в период действия этого акта, признанный противоправным (антиконституционным) нормативно-правовой акт считается юридически ничтожным, т. е. утратившим юридическую силу с момента принятия. При этом лица, пострадавшие вследствие применения к ним этого акта, имеют право требовать от государства соответствующей компенсации.

По направленности действия во времени нормативно-правовые акты, как правило, являются перспективными, т. е. их действие распространяется только на те отношения, которые возникли после приобретения тем или иным нормативно-правовым актом юридической силы.

Вместе с тем достаточно часто встречается указание на возможность ретроспективного действия нормативно-правового акта — обратную силу закона.

Обратная сила закона — это распространение юридической силы вступившего в действие нормативно-правового акта на период, предшествовавший его принятию[2].

Правило «закон обратной силы не имеет» относится к числу так называемых общеправовых принципов, сложившихся в ходе социально-правовой эволюции и воспроизведенных в международных декларациях и пактах о правах человека и гражданина.

Пример

Всеобщая декларация прав человека и гражданина ООН 1948 г. устанавливает, что «не может налагаться наказание более тяжелое, нежели то, которое могло быть причинено в то время, когда преступление было совершено». Конституция РФ предусматривает, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. В частности, ст. 54 гласит: «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением».

Общепринятым исключением из принципа «закон обратной силы не имеет» является правило, согласно которому закон, отменяющий или смягчающий юридическую ответственность, может обладать обратной силой.

Пример

В Конституции России говорится о том, что «если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон» (ч. 2 ст. 54).

Действие нормативно-правовых актов в пространстве предполагает установление пространственных масштабов, в рамках которых нормативно-правовые акты могут быть реализованы.

По действию в пространстве нормативно-правовые акты могут быть:

  • а) общегосударственными (действующими на всей территории государства);
  • б) региональными (действующими на территории субъекта);
  • в) местными (действующими на территории муниципального образования);
  • 2
  • г) локальными (действующими в пределах учреждения — организации, учреждения, воинской части и т. д.).

Кроме того, действие нормативно-правовых актов в пространстве может осуществляться на основе экстерриториального принципа, который означает распространение правовых актов определенного субъекта правотворчества за пределы территории его юрисдикции.

Пример

В соответствии с законодательством Российской Федерации при рассмотрении вещных гражданских споров суд или иной орган, управомоченный на разрешение возникшего конфликта, должен применять правовые акты тех государственных органов, на территории которых находится оспариваемое имущество. [3] [4] [5] [6]

В юридической науке термин «иммунитет» означает привилегию, связанную с полным или частичным освобождением носителя иммунитета от негативных последствий юридической ответственности. Вместе с тем не следует рассматривать иммунитет в качестве «права на безответственность»[7].

Носителями иммунитета, как правило, выступают должностные лица, принимающие от имени государства решения особой социальной значимости и важности. При этом наделение этих лиц юридическим иммунитетом носит двоякую направленность. Во-первых, иммунитет выступает в качестве меры, гарантирующей безопасность субъекта и ограждающей его и его близких от различного рода противоправных посягательств, связанных с осуществлением функциональных правомочий. Во-вторых, иммунитет является своего рода стимулом активности в области профессиональных рисков, связанных с возможностью совершения добросовестной юридической ошибки. Лицо, принимая решение по делу, должно быть уверено, что не будет подвергаться преследованию в том случае, если в результате данного решения наступили негативные последствия. Естественно, при этом действия самого лица должны носить законный характер, а факт ошибки — обусловлен обстоятельствами объективного характера.

Видами юридического иммунитета являются: абсолютный, дипломатический, должностной, функциональный.

Абсолютным иммунитетом обладает лишь царствующий монарх, юридическая безответственность которого в абсолютной монархии объясняется божественным благословением на царствование и, в силу этого, ответственностью за свои действия только перед Богом. Что же касается иммунитета монарха в условиях парламентской монархии, то наличие данной льготы объясняется символичностью королевской власти. Будучи фактически отстраненным от участия в процессе выработки и принятия властных решений, монарх, естественно, не несет юридической ответственности за их последствия.

Дипломатическим (посольским) иммунитетом обладают полномочные представители государства в заграничных странах. Обладание дипломатическим иммунитетом предполагает выведение соответствующего субъекта за рамки юрисдикции государства пребывания. Дипломат не может быть лишен неприкосновенности по законам того государства, на территории которого он выполняет свои правомочия. При совершении правонарушения, несовместимого с режимом закон- [8] [9]

ности данного государства, дипломату может быть предписано в течение 24 часов покинуть его территорию.

Должностным иммунитетом обладают лица, занимающие определенное должностное положение (президент, депутаты представительных органов государственной власти, судьи). В отличие от дипломатического иммунитета, носящего неотъемлемый характер, должностной иммунитет предоставляется соответствующим должностным лицам в соответствии с национальным законодательством, при этом в законодательстве предусматривается процедура лишения иммунитета за совершение поступков, несовместимых со статусом должностного лица.

Пример

В статье 93 Конституции России закрепляется положение, что «Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности (и, следовательно, лишен должностного иммунитета. —Р. Р.)... на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления».

Функциональным иммунитетом наделяются лица в процессе осуществления лицом какой-либо специфической функции.

Пример

Освобождение сотрудника полиции от юридической ответственности за нарушение правил дорожного движения, в случаях когда это продиктовано необходимостью выполнения его непосредственных функциональных обязанностей (следованием к месту происшествия, преследованием лица, пытающегося скрыться с места преступления, и т. п.).

  • [1] Ендольцева Ю. В. Влияние времени на действие права // Право и управление XXIвек. 2013. № 2(27). С. 149—155.
  • [2] Бошно С. В. Обратная сила закона: общие правила и пределы допустимости //Юрист. 2008. № 5. С. 51—55; Epacoe А. М. Обратная сила уголовного закона и принципы уголовного права // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2005.№3(260). С. 75—89.
  • [3] характер политико-правовой связи субъекта с государством(по этому критерию нормативно-правовые акты делятся на: — акты, действующие в отношении всех лиц, находящихся на территории государства (Конституция РФ); — акты, действующие только в отношении граждан (подданных)данного государства (закон о выборах Президента РФ); — акты, действующие в отношении иностранцев и лиц без гражданства (закон о правовом положении иностранцев и лиц без гражданства);
  • [4] профессиональное положение (по этому критерию нормативноправовые акты делятся на акты, действующие в отношении субъектов,обладающих специальным (профессиональным) правовым статусом:военнослужащих, сотрудников ОВД, врачей работников сферы образования и т. д.);
  • [5] социальное положение (в соответствии с данным критерием действие нормативно-правовых актов распространяется на субъектов,обладающих особым социальным статусом: пенсионеров, инвалидов,сирот и т. д.);
  • [6] домициль (место нахождения) (по этому критерию нормативноправовые акты делятся на акты, действующие в отношении лиц, постоянно (либо временно) проживающих на определенной территории(жителей Крайнего Севера, военнослужащих, трудовых мигрантов,вынужденных переселенцев, беженцев и т. д.). Рассматривая вопрос о действии нормативно-правовых актовпо кругу лиц, необходимо учитывать наличие у определенных субъектов права юридического иммунитета.
  • [7] 2
  • [8] Репьев А. Г. Правовой иммунитет, принцип равенства и юридическая ответственность: политико-правовой взгляд на проблему // Правовая культура. 2010. № 2. С. 153—160.
  • [9] Мушинский М. А,. Иордан Т. А. Техника правотворческого установления юридических иммунитетов // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 353—356; Потапов Д. Ю. Правовой иммунитет и соблюдение принципа равенства перед законом: проблемы юридической доктрины // Право и управление XXI век. 2013. № 3(28). С. 112—116.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >