Понятие культуры. Правовая культура как элемент социальной культуры

Термин «культура» происходит от латинского слова cultura, которым обозначался процесс внесения изменений в окружающую человека природу с целью создания благоприятных для индивидуальной и общественной жизнедеятельности условий. Таким образом, первоначально культура понималась как культивация и рассматривалась в контексте земледельческой, животноводческой, ремесленной деятельности.

К началу XVI в. смысловое значение слова «культура» несколько расширяется и переносится в сферу умственной деятельности.

В конце XVIII — начале XIX в. термин «культура» в английском и французском языках чаще всего употреблялся как синоним слова «цивилизация» (от лат. civilis — гражданин). В этот период культура воспринималась как своеобразная форма общественного развития и являла собой комплексный результат эволюционного развития человечества, достигнутый в ходе восхождения человека от варварства к гражданственности, а общества — от примитивных первичных форм социальной организации к политико-правовым (государственным)[1].

В русской философии права соотношение понятий «цивилизация» и «культура» осуществлялось в соответствии с иными принципами. Культура рассматривалась как нечто духовное, определяемое в большей степени сознанием, внутренним восприятием действительности, в то время как цивилизация — это внешнее материальное проявление культуры. В этой связи весьма показательно замечание И. А. Ильина, который указывал на то, что «культура духовна, первична, творчески целенаправленна, органична. Цивилизация технична, вторична, размножаема, механична, вещественно и инструментально создаваема. Культура касается внутреннего мира, самого значительного в нем, святого, главного. Цивилизация касается более внешнего, полезного, материального, второстепенного»[2].

Отмечая множественность подходов к пониманию сущности и содержания культуры, следует сделать вывод, что она (культура) представляет собой сложный социальный феномен, проникающий в разные области человеческих отношений: политическую, научную, производственную, корпоративную и т. д. Специфика формирования и функционирования культуры в рамках относительно обособленных социальных сфер позволяет говорить об относительно самостоятельных видах культуры. При этом в качестве критериев, характеризующих культуру, как правило, принимают общечеловеческие ценности (детерминанты), а также специфические особенности, определяющие содержание и направленность поведенческих установок в той или иной социальной группе (корпорации).

Общая культура, представляясь целостной системой, в свою очередь, складывается из совокупности субкультур. При этом сущность каждой субкультуры определяется как субъектными, так и предметными критериями. По субъектному критерию следует выделять цивилизационную, национальную, корпоративную и индивидуальную культуру.

В качестве субъекта носителя цивилизационной культуры выступает цивилизация — форма социальной организации, основанная на общности, либо сходности, географических, экономических, языковых, религиозных и т. п. факторов, рассматриваемых в качестве базовых основ единства и национально-культурной идентичности общества.

В современных условиях наибольшее распространение получила концепция «поликультурного мира», в соответствии с которой человечество представляет собой объединение различных цивилизаций, каждая из которых может рассматриваться в качестве носителя собственной цивилизационной культуры. При этом можно говорить о культурных различиях, но нельзя разделять людей на цивилизованных и нецивилизованных (культурных и бескультурных/варваров).

Национальная культура понимается двояко: как культура образующего государство многонационального народа — нации и как культура свойственная для представителей той или иной национальной группы, входящей в нацию, но не ассимилирующей в ней.

Пример

Применительно к современной России можно говорить и о национальной культуре многонационального российского народа (россиян) и о национальных культурах национальных субъектов Федерации (национальной культуре татарского, калмыкского, чеченского, дагестанского народов и т. п.). При этом национальные культуры существуют в качестве локальных образований, занимающих в системе культуры общероссийской нации достаточно обособленное место, не предполагающее их «переплавки» в монолитную общероссийскую нацию.

Корпоративная культура складывается на уровне той или иной корпоративной группы. Эти группы объединяют людей по различным критериям (профессиональному, религиозному, этническому, политическому ит. п.).

Пример

В современной России в качестве носителей корпоративной культуры выступают священнослужители, казаки, юристы и т. п. Наличие в современном обществе такого социального страта, как организованная преступность, позволяет выделять в качестве специфического вида корпоративной культуры криминальную культуру и, как следствие, ее носителей — профессиональных преступников.

В качестве субъектов носителей индивидуальной культуры следует рассматривать любого человека независимо от его социально-правового статуса. «Человека культурного» можно определить как личность, обладающую определенными знаниями и устойчивыми навыками в области окружающего мира, адаптированную к условиям соответствующей социально-исторической реальности.

Индивидуальная культура представляет собой одновременно процесс и результат становления и развития личности. Анализ индивидуальной культуры позволяет, с одной стороны, осуществить персональную характеристику человека с точки зрения присущих ему личностных качеств (образованности, профессиональной компетентности, коммуникабельности и т. п.), а с другой является одним из критериев оценки состояния корпоративной и национальной культуры, сложившейся на определенном историческом этапе общественного развития.

Индивидуальная и корпоративная культуры не могут существовать вне национальной культуры. Вместе с тем не только возможны, но и объективно предопределены противоречия между этими типами культур, обусловленные несовпадением либо противоречием публичных, корпоративных и частных интересов. Поэтому в рамках данного учебника представляется целесообразным различать общенациональную общую культуру как форму социально-культурной интеграции образующих ее субкультур. Причем, являясь частью общенациональной культуры, субкультура может вступать и достаточно часто вступает в противоречие с ней. Так, к примеру, наличие в стране организованной преступности предполагает наличие криминальной субкультуры. При этом ценностные детерминанты криминального мира и ценности, в соответствии с которыми строятся отношения в условиях правопорядка, носят взаимоисключающий характер, а это предполагает неизбежные конфликты между общей (и в ее рамках правовой) и криминальной субкультурами.

В соответствии с предметным критерием можно выделить политическую, экономическую, религиозную культуру и т. п.

Политическая культура представляет собой совокупность общественных отношений в сфере понимания публичной политической власти как средства управления обществом, борьбы за власть и осуществления властных полномочий.

Экономическая культура связана с пониманием экономики как сферы производства и распределения жизненно важных благ (товаров и услуг), осуществлением экономической деятельности, регулированием экономических отношений.

Религиозная культура характеризует вйдение Бога и отношение к нему, определяет субъектов религиозных отношений, правила и процедуры отправления религиозных культов, виды и особенности реализации религиозной ответственности.

Наряду с перечисленными видами культур следует выделить правовую культуру, которую в широком смысле можно рассматривать как правовую реальность во всем многообразии ее материальных и процессуальных проявлений.

В отечественной юридической литературе рассмотрение правовой культуры осуществляется в основном с позиции одной из трех концепций: философской, антропологической, юридико-социологической.

В рамках философского подхода правовая культура выступает в качестве совокупности ценностей и идеалов, положенных в основу правопонимания, правотворчества и правореализации. В таком смысле правовая культура «представляет собой своего рода юридическое богатство, выраженное в достигнутом уровне развития регулятивных качеств права, юридической техники, которые относятся к духовной культуре, к правовому прогрессу»[3].

В рамках антропологического подхода правовая культура рассматривается как правовая традиция, возникающая и изменяющаяся одновременно с возникновением и трансформацией общественных отношений. В жизнедеятельности людей взаимодействуют программы действий двух типов: биологические и социальные. Если первые передаются через наследственный генетический код, то вторые возникают, хранятся и передаются в обществе в качестве своего рода опыта. Последовательная бесконфликтная передача правового опыта, преемственность ценностно-мотивационных установок в сфере юридической деятельности и отношении к праву от одного поколения другому обеспечивают стабильность социальной организации. В свою очередь, отрицание социально-юридической значимости опыта предшествующего периода обусловливает ситуацию возникновения разрыва поколений и связанного с этой ситуацией стремления к искоренению пережитков прошлого и формирования новой правовой культуры.

В связи с этим можно выделить две основные модели развития правовой культуры.

  • 1. Модель эволюционного развития. Данная модель предполагает развитие правовой культуры как процесс восприятия опыта предшествующих этапов и поколений, бесконфликтной адаптации этого опыта к новым условиям. В этом случае «культура детей» является производной от «культуры отцов».
  • 2. Модель прерывистого развития. Для данной модели свойственен разрыв преемственности между поколениями, невосприимчивость по тем или иным объективным и субъективным причинам традиций и установок, сложившихся в сфере правового общения на предшествующем этапе. В такой ситуации возникает противопоставление правовой культуры поколений детей и отцов.

В контексте юридико-социологического подхода правовая культура рассматривается в двух плоскостях: во-первых, как характеристика уровня развития правовых явлений на определенном этапе развития общества; во-вторых, как качественная характеристика восприятия права и правового поведения отдельной личности (корпорации).

Правовая культура составляет внутреннюю, ментально-духовную сторону правовой системы общества; глубоко пронизывает индивидуальное, групповое, общественное правосознание и правовые отношения; влияет на поведение людей, сообразуясь с социокультурными, историческими особенностями; выступает инструментом достижения социальной стабильности[4].

Правовая культура, как и культура в целом, неразрывно связана с историческими, этносоциальными, социокультурными особенностями того или иного народа, общества, государства.

Обращение к истории развития российского общества дает возможность выявить его особенности, наглядно отраженные в правовой культуре: это многовековые пласты патриархально-иерархического, общинного менталитета с его как отрицательными, так и положительными свойствами; конформизм и одновременно нетерпимость к закрепленным в законодательстве правилам общежития; явное пренебрежительное отношение к закону, при не менее очевидном уважении к справедливому порядку; неприязнь к власти в целом и в то же время надежда, вера в доброго, справедливого лидера, вождя; при длительном отсутствии значимых демократических свобод постоянное стремление к воле, творческому развитию личности и многое другое[5].

Несомненно, правовая культура непосредственно связана с многообразными общественными процессами, зависит от происходящих в обществе изменений и является их совокупным выражением. В правовой культуре воплощаются способы и результаты человеческой деятельности. Любые крупные изменения правовой реальности предполагают одновременно и изменения правовой культуры. При этом одни и те же социально-исторические процессы по разному воспринимаются различными категориями населения, неоднозначно влияют на жизнь локальных социальных групп[6].

Пример

Проведенная в Российской Федерации в начале 90-х гг. XX в. приватизация воспринимается и как необходимое средство либерализации и капитализации национальной экономики, и как процесс массового обнищания российских граждан, усиления социальных противоречий между «новыми бедными» и «новыми богатыми».

Правовая культура представляет системное явление и включает в качестве структурных элементов: систему позитивного права, объединяющего юридические формы (источники) права, легализованные в данном государстве на данном этапе его исторического развития; правосознание, характеризующее отношение к действующему праву как со стороны индивидуальных и корпоративных субъектов, так и со стороны общества (государства) в целом; правовое поведение, представляющее внешнюю форму выражения субъективного отношения к позитивному праву. В свою очередь, правовое поведение складывается из обыденного (непрофессионального), осуществляемого субъектами, не обладающими специализированными юридическими знаниями, умениями и навыками, и профессионального, включающего деятельность профессиональных юристов в сферах правого образования, правовой науки и правовой практики[7].

  • [1] Лурье С. В. Историческая этнология. М., 1997. С. 154—156.
  • [2] Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 6. М., 1998. С. 590.
  • [3] Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия. Опыт комплексного исследования. М. : Статут, 1999. С. 269
  • [4] Зубова Я. В. Правовая культура как одна из форм социальной культуры // Современные гуманитарные исследования. 2009. № 3. С. 303—305; Певцова Е. А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию // Журнал российского права. 2004. № 3. С. 70—81; Сальников В. П. Правовая культура как факторстабилизации современного российского общества // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2001. № 1. С. 187—89.
  • [5] Поленика С. В., Скурко Е. В. Право и культура: от правовой культуры к культурнымправам // Российская юстиция. 2007. № 12. С. 2—5.
  • [6] Абакачева М. Б. Правовая культура студенческой молодежи как разновидность правовой культуры // Евразийский юридический журнал. 2012. № 5(8). С. 61—62.
  • [7] Петров А. В., Кострикова Т. Ю. Профессиональная правовая культура в системеправовой культуры общества // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2013. № 3—1. С. 326—331.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >