Правосознание как элемент правовой культуры

Правосознание представляет собой основу и органическую составную часть правовой жизни организованного в государство общества. Правосознание — явление идеальное, непосредственно не наблюдаемое. Оно представляет собой сферу или область сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентиров, регулирующих поведение людей в юридически значимых ситуациях. Специфика правосознания состоит в том, что оно воспринимает, а затем и воспроизводит жизненные реалии через призму справедливого, праведного, свободного.

Правосознание — чисто субъективное явление: оно состоит из представлений людей о праве; из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям; из правовой психологии и даже из индивидуальной или массовой эмоциональной реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной.

В рамках данного учебника представляется целесообразным рассматривать правосознание как совокупность правовых представлений, взглядов, идей и чувств, эмоций, выражающих оценочное психологическое отношение людей к юридически значимым явлениям общественной жизнидействующему законодательству, юридической практике, правам и свободам человека и гражданина и т. д.).

Правосознание является одной из форм субъективного сознания, влияющего на выработку позитивной или негативной реакции людей по поводу требований права. При этом оно предполагает:

  • — осмысление сущности права;
  • — соотнесение правовых ценностей с иными (моральными, религиозными, политическими и др.);
  • — оценку права с точки зрения его социальной значимости;
  • — осознание необходимости правомерного поведения;
  • — субъективное восприятие результатов реализации права.

Правосознание и правовая культура — это взаимообусловленные,

имманентные друг другу явления. Вместе с тем, несмотря на взаимообусловленность и схожесть некоторых признаков, правосознание и правовая культура далеко не тождественные категории. Правосознание — это идеальное восприятие или отражение субъектом юридических явлений (психологический элемент) и сформированные на этой эмпирической основе общие представления о юридически должном, справедливом, целесообразном и т. п. (идеологический элемент). В свою очередь правовая культура характеризует состояние правовой реальности, представленной комплексом взаимосвязанных и взаимодействующих элементов: системой формальных источников права, сложившейся в области правотворчества и правоприменения правовой традицией, правосознанием и правовым поведением[1].

Являясь составной частью правовой культуры и вместе с тем представляя собой сложное социальное явление, правосознание обладает собственной внутренней структурой и может быть условно дифференцировано на различные элементы. Наиболее традиционным и общепринятым является разграничение в структуре правового сознания двух элементов: правовой психологии и правовой идеологии.

Правовая психология — это совокупность чувств, эмоций, настроений, переживаний соответствующих эмпирическому, обыденному уровню индивидуального (группового) сознания, формирующегося в процессе повседневной человеческой жизнедеятельности (воспитания, обучения, профессиональной деятельности и т. п.).

Правовая психология представляет своего рода стихийный, несистематизированный слой правосознания, выражающийся в отдельных психологических реакциях любого человека или той или иной социальной группы на государственную деятельность, законодательство, правовое регулирование, другие юридические феномены.

Правовая идеология — это совокупность устоявшихся юридических идей, теорий, взглядов, принципов, которые в концептуальном, систематизированном виде отражают и оценивают правовую реальность.

По сравнению с правовой психологией, в основу которой положены психологические переживания людей по поводу отдельных конкретных проявлений государственно-правового воздействия, идеология представляет и оценивает право как целостное социальное явление. В сфере идеологии и через идеологию находят отражение потребности и интересы прежде всего социальных групп (классов, наций, религиозных конфессий и т. д.). Вместе с тем элемент индивидуального, личностного присутствует и в идеологическом отражении правовой действительности: та или иная идеологическая доктрина создается, как правило, отдельными людьми — учеными и политиками, и лишь впоследствии приобретает свойства системного целостного отражения государства и права.

В качестве критериев классификации правосознания, как правило, называются социальный уровень и содержание.

По социальному уровню выделяются индивидуальное, групповое, общественное правосознание.

По содержательному критерию дифференцируются обыденное и профессиональное правосознание.

Обыденное правосознание формируется у индивидов (корпораций), сталкивающихся в своей деятельности с правом, однако не имеющих юридического образования и не занимающихся практической юридической деятельностью.

Пример правосознания, характеризующего субъективное отношение к действующему праву и, как следствие, совершение субъектами соответствующих юридически значимых поступков.

Профессиональное правосознание формируется у профессиональных юристов (лиц, имеющих специализированное юридическое образование и занимающихся практической юридической деятельностью). В свою очередь, профессиональное правосознание подразделяется на практическое и доктринальное.

Практическое правосознание формируется у лиц, занимающихся юридической практикой.

Пример

К практической юридической деятельности в Российской Федерации относятся следующие направления: юридическое обеспечение деятельности физических лиц, организаций и учреждений, нотариальная деятельность, осуществление уголовного преследования, прокурорский надзор, адвокатская деятельность, осуществление правосудия. Лица, осуществляющие перечисленные виды деятельности, являются носителями соответствующего правосознания. При этом, в зависимости от вида осуществляемой практической юридической деятельности, правосознание (правовая культура) той или иной категории юристов достаточно серьезно отличается друг от друга. В частности, практическое правосознание юристов, осуществляющих деятельность в сфере уголовного преследования, основывается на обвинительном подходе и презумпции потенциальной противоправности социального поведения. В свою очередь, деятельность представителей адвокатского сообщества базируется на правозащитном подходе, вступающим в ярко выраженное противоречие с обвинительным. Следовательно, можно и нужно говорить о серьезных различиях в практическом правосознании следователей и прокуроров с одной стороны и адвокатов с другой.

ственно, и радикальное воздействие на эту динамику в желательном для общества направлении возможно лишь в контексте конкретных позитивных изменений в общественном развитии. В противном случае правовое сознание может легко подвергаться деформации.

Таким образом, в правовом сознании как социальном явлении могут проявляться два его состояния: положительное и деформированное, которые в основном отличаются характером отражения правовой действительности и отношением их носителей к действующему праву, правосудию и законности.

Положительное правосознание предполагает в целом позитивную оценку правовой действительности. Носитель положительного правосознания воспринимает право как действенный инструмент, при помощи которого можно и нужно регулировать общественные отношения, субъектом которых он является, разрешать возникающие конфликты, защищать свои права и законные интересы[2].

В свою очередь, носитель деформированного правосознания воспринимает право, выраженное в действующем законодательстве, как неэффективную либо, более того, вредную (как конкретно для себя, так и для корпорации, членом которой он является) социально-нормативную систему. При этом вектор восприятия права качественным образом отличается от положительного правосознания.

Если для носителя положительного правосознания право — это, прежде всего, регулятивно-охранительная система, обеспечивающая реализацию и защиту субъективных правомочий, то в деформированном правосознании право предстает в качестве системы ограничительнокарательного характера, ущемляющей субъекта в его правомочиях. Носитель деформированного правосознания воспринимает государство и право в качестве факторов, угрожающих его субъективно-правовому статусу. В таком понимании опасность в равной степени представляют как преступник, так и сотрудник правоохранительных органов. Для первого человек является жертвой, для второго — потенциальным правонарушителем. Во всяком случае, столкновение и с тем, и с другим влечет негативные последствия.

  • [1] Гайдамакин А. А. Полемические заметки о логике права и правосознания // Государство и право. 2007. № 7. С. 92—95; Смолова Т.Ю. К вопросу о правосознании // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2006. № 3(49). С. 192—200.
  • [2] Комкова Г. И. Равенство и справедливость в обыденном и научном правосознаниироссиян // Правовая культура. Т. 1. 2006. № 1. С. 10—14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >