Новый взгляд на предмет и метод политической экономии

Сисмонди изложил свою концепцию в книге "Новые начала политической экономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению" (1819). "Новые" начала подразумевали понимание предмета экономической науки как "теории благотворительности". Целью хозяйственной деятельности является не богатство само по себе, а увеличение человеческого благополучия. Будучи историком, Сисмонди оспаривал также абстрактно-дедуктивную манеру английских экономистов; он указывал, что промышленники, связанные привычкой, вовсе не могут так быстро менять род занятий, как это допускал Рикардо, а избыток рабочего населения, вопреки Мальтусу, является следствием не природных причин, а недостатков экономической организации.

Для смягчения, если не устранения этих недостатков Сисмонди предлагал реформирование общества на основе социального законодательства и рассредоточения земельной собственности и капиталов. Законодательная власть должна активно вмешаться в регулирование капиталистического производства и распределения благ и в порядок землевладения, содействовать выживанию мелких мастерских и ферм. Сисмонди выступал за законодательное ограничение продолжительности рабочего дня, право рабочих на коалиции и за профессиональные гарантии - возложение на нанимателя обязанности позаботиться о рабочих во время болезни и старости. Требуя "справедливости в отношениях между фабрикантом и рабочим", Сисмонди высказывал пожелание, чтобы промышленные капиталы были поделены между "большим числом средних капиталистов", а не сосредоточены в руках владельцев-миллионеров, и чтобы рабочие были допущены к участию в прибылях и даже к тому, чтобы "иметь надежду" стать компаньонами своих хозяев.

Между либерализмом и социализмом

Итоговый труд Сисмонди - "Этюды политической экономии" (1837) - появился, когда Англию поразили два промышленных кризиса перепроизводства (1825 и 1836), которые уже не могли быть объяснены какими-то внешнеполитическими причинами, а во Франции ухудшение положения рабочих вследствие внедрения машин спровоцировало два восстания ткачей в родном городе Сисмонди Лионе. Первое из них (1831) проходило под лозунгом "Жить, работая, или умереть, сражаясь", а второе (1834) - под республиканскими лозунгами и получило продолжение в революционных возмущениях в других городах, включая Париж.

Как во Франции, так и в Англии, появилось слово "социализм", за которым стояли требования радикальных изменений сложившегося экономического строя на основе упразднения или сужения сферы частной собственности.

В своей последней книге Сисмонди уделил особое внимание тому, как влияет на усугубление экономического неравенства и обострение проблемы рынков прогресс транспортных отраслей, включая появившиеся железные дороги и пароходы. Новые скоростные способы перевозки, с одной стороны, вытесняют "жалкие промыслы" разных извозчиков, с другой стороны, помогают владельцам крупных магазинов вытеснять многочисленных лавочников и торговцев. Так, по мнению Сисмонди, происходит новое сокращение промежуточных слоев и, тем самым, покупательной способности масс; только на внешних рынках более отсталых стран становится возможным найти дополнительный сбыт для растущего количества произведенных продуктов, но с развитием вширь машинного производства поддержание равновесия между предложением и спросом будет все более затруднительным.

Но в аргументации Сисмонди не было объяснения тому, как и почему все-таки расширялось капиталистическое производство товаров. А увещевания Сисмонди правительств и изобретателей приостановить напор промышленного прогресса и дать "поколениям, ставшим излишними, время пройти" вызвали насмешки с противоположных сторон: либеральных экономистов (эпигонов школ Рикардо и Сэя) - с одной, идеологов-социалистов - с другой.

Сисмонди был не только политэкономом, гораздо более жестко, чем Рикардо, зафиксировавшим противоречия наемного труда и капитала (в утверждении "прибыль работодателя есть не что иное, как грабеж рабочего"), но и одним из крупнейших историков своего времени. До конца жизни он работал над "Историей Франции" (31 том!), в которой присутствовала идея классовой борьбы, вскоре выдвинутая как боевой лозунг радикальным направлением в социализме. Но Сисмонди был против революционного заострения выводов о классовой противоположности экономических интересов, заявив себя сторонником медленных и косвенных правительственных мер. Он был также против "химерического желания" поставить на место личного интереса интерес коллективный, имея перед глазами виды процветающего мелкого частнособственнического хозяйства в Швейцарии.

Поэтому Сисмонди дистанцировался от социалистов, с которыми его объединяли критика свободной конкуренции и акцент на необходимости защиты интересов рабочего класса как жертвы фабрично-заводской системы. Но Сисмонди "откололся" и от либералов, превративших лозунг "laissez faire" в концентрированное выражение интересов класса буржуазии.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >