Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психологическое консультирование и психологическая коррекция

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ВЗРОСЛЫХ

В результате освоения материала данной главы студент должен:

знать

  • o особенности психологического консультирования в процессе возрастного кризиса (30 лет, среднего возраста);
  • o особенности психологического консультирования в процессе личностного кризиса (уход из жизни близких, тяжелое заболевание и т.п.);
  • o особенности психологического консультирования в процессе семейного кризиса и проблем детского развития;

уметь

  • o выявлять трудности, требующие психологического вмешательства, у взрослых;
  • o определять способы психологической поддержки взрослых;

владеть

  • o способами применения полученных знаний в практической работе с людьми;
  • o навыками анализа психологического состояния взрослых;
  • o навыками самоанализа собственного процесса развития.

Особенности психологического консультирования в процессе возрастного кризиса

Возрастные кризисы взрослых сегодня неплохо изучены в психологии. Однако в обычной жизни информация о них практически отсутствует. В средствах массовой информации иногда упоминается кризис середины жизни, остальные людям неизвестны. Поэтому симптоматику кризиса интерпретируют как угодно, только не как относящуюся к возрастному кризису. Например, могут жаловаться на эмоциональную усталость, недовольство детьми, мужем, работой. Поэтому психологи пытаются разобраться в заявляемых клиентами проблемах, не всегда замечая, что многие проблемы их клиентов сводятся к обостренному проживанию. Необходимо хорошо понимать специфику каждого возрастного кризиса с тем, чтобы "услышать" его тематику в жалобе клиента, если она реально имеется, а затем организовать соответствующую поддержку.

Сначала следует определить понятие "возрастной кризис" и его роль в жизни человека (имеется в виду нормативный кризис, который неизбежно возникает на жизненном пути большинства людей). Традиционно такие исследования концентрировались в рамках кризисов детства (кризис трех лет, подростковый и т.п.). Однако многие авторы утверждают не просто наличие возрастных кризисов в жизни взрослого человека, но и их необходимость для продолжения процесса развития. Действительно, в течение кризисных периодов человек совершает важную духовную работу: выявляет противоречия между тем, кто он есть на самом деле и кем хотел бы быть, что имеет и что хотел бы иметь. В эти периоды он начинает понимать, что одни моменты своей жизни переоценивал, а другие недооценивал. Он может осознать, что не проявляет свои способности, не реализует идеалы. При этом может появиться смутное чувство, что с ним что-то не так. И лишь когда человек начинает понимать, что ему необходимо изменить что-то не в социальном окружении, а в себе самом, лишь тогда он начинает строить новую жизнь на реальной основе. Так осуществляется процесс развития.

По мнению Э. Эриксона, сущностью каждого кризиса является выбор, который человек должен сделать. Выбор осуществляется между двумя альтернативными вариантами решения возрастных задач развития. И его характер сказывается на успешности и развитии всей последующей жизни. Э. Эриксон, как и большинство других исследователей, выделяет три основных кризиса зрелости: кризис молодости, кризис "середины жизни" и кризис старости. Как представляется, в современной жизни нужно также выделять кризис 30 лет.

Далее будет рассмотрена специфика данных кризисов и особенности психологической поддержки человека в процессе их прохождения. В качестве рабочего определения кризиса для целей психологического консультирования будет принято следующее.

Кризис - это столкновение двух реальностей; психической реальности человека с его системой мировоззрения, паттернами поведения и т.п. и той частью объективной действительности, которая противоречит его предыдущему опыту. Эта действительность уже воспринята человеком, но не преобразована, и преобразование ее затруднено или невозможно, так как для этого требуются качественно иные механизмы, не имеющиеся в данный момент в наличии.

Далее будут описаны способы психологической поддержки людей, остро переживающих нормативные возрастные кризисы.

Кризис молодости

Кризис молодости относят к переходу из периода юности во взрослость. Юность - это этап жизненного цикла, завершающий переход ко взрослости, на котором человек принимает ряд важных решений. Они касаются общего стиля жизни и конкретных задач, коррекции ценностных ориентаций в соотношении с новым взрослым статусом и новыми жизненными планами, на это время приходится окончание вуза, приобщение к трудовой деятельности, вступление в брак, рождение детей. Главная задача личностного развития - поиск своего места и закрепление в мире взрослых - переживается молодыми людьми нередко очень остро, носит характер кризиса. Однако бегство от кризиса в этом периоде только задерживает развитие человека. Молодые люди, которые достойно принимают этот кризис в переломный момент своей жизни, обычно становятся сильнее и способны управлять своей судьбой.

Главной задачей периода ранней взрослости Э. Эриксон считает формирование интимности, которая не сводится лишь к сексуальной интимности, а обнаруживает себя в дружбе, эротических связях и совместных устремлениях. Другим полюсом чувства интимности является чувство изоляции, которое может сопровождать человека на всем его жизненном пути, хотя внешне он может многого добиться и производить впечатление благополучного человека.

Кризисным моментом этого периода, по мнению К. Юнга, является столкновение человека с требованиями реальной жизни, которые не всегда соответствуют его собственным представлениям. Если у него есть иллюзии, контрастирующие с действительностью, то сразу наступают и проблемы. Часто это связано со слишком большими ожиданиями, с недооценкой внешних трудностей, с необоснованным оптимизмом или, наоборот, негативизмом. Молодой человек начинает постепенно осознавать, что мир - это не только счастье и удовольствие. Начинается распад его детской веры и оптимизма. Но нередко молодой человек довольно долго продолжает цепляться за детскую позицию, ожидая, что все придет к нему само собой в соответствии с его желаниями. Как пишет К. Юнг, хотелось бы ничего не делать, а если уж что-то делать, так ради собственного удовольствия. К. Юнг не рассматривает вопрос о том, как же все-таки молодой человек преодолевает это "застревание" на детской ступени сознания. Как представляется, это происходит лишь тогда, когда человек в силу тех или иных обстоятельств вынужден сменить позицию в отношении внешнего мира с "Дайте мне, я хочу" на "Я отдаю, я могу".

Несколько другие акценты в рассмотрении кризисных точек развития молодого человека делал проф. Роттердамского университета Б. Ливехуд (1905-1992). Поскольку в отличие от подростка молодой человек уже не только включает в свое сознание взрослую жизнь, но и реально в ней участвует, для него особенно остро встают вопросы выбора своего уникального пути. "Кто я? Чего я хочу? Что я могу?" - вот важнейшие вопросы, которые решаются в молодости. В юности нужно научиться принимать на себя ответственность за свой выбор и решения. Но на пути к этому нужно приобрести опыт, и каждый сам должен делать свои глупости, если только готов учиться на них. Если же человек не ставил перед собой главных вопросов в юности и не нашел на них ответов, то он подвергается опасности остаться в подростковом возрасте, и сто самооценка будет зависеть от мнения окружающих или противостоять всему миру.

Период взросления также рассматривается в теории ролей. В русле данной теории развитие понимается как формирование определенного ролевого репертуара. Роль - внутренне связанная последовательность разных форм поведения, настроенная на соответствующую последовательность действий других людей. Роли во многом определяются существующим социокультурным окружением. С точки зрения теории ролей, в период взросления происходят два важных изменения. Во-первых, во многом изменяются отдельные роли. К их внутренней дифференциации приводит необходимость решать задачи, специфические для взросления, и соответствовать ожиданиям общества. Во-вторых, появляется необходимость осваивать новые роли. Однако это сопряжено с трудностями из-за типичных для взросления и резко выраженных изменений (разрыв с родительским домом, начало профессиональной деятельности, партнерство в личной жизни и т.д.), отличающих данный период от более или менее защищенного детства.

Внутренняя дифференциация уже освоенных ролей и освоение новых могут вступать друг с другом в столкновение, и молодой человек ощущает отсутствие преемственности между прежними и новыми ролями, что отражается на сто представлении о себе самом и идентичности. Связанная с этим неуверенность заставляет его задавать себе классические вопросы взросления: "Кто я? Каков я? Кем меня считают?" Неопределенность ролей и статуса усиливается еще и потому, что в обществе отсутствуют четко выраженные ожидания в отношении молодых людей, за исключением ожидания от них приспособления.

В одном из исследований самооценки в периоды ранней взрослости приведены интересные данные относительно социально-ролевых суждений молодых людей. В самоописаниях молодые люди часто указывают следующие характеристики: "квартиросъемщик", "покупатель", "зрительница", "адресат", "соседка", "клиент" и др. Ни в какой другой группе периода взрослости исследователями не было получено столь большого количества аналогичных высказываний. Эта особенность ответов может быть связана с расширением сфер деятельности молодого человека, увеличением диапазона доступных ему ролей, что согласуется со склонностью молодых людей говорить о себе, перечисляя такие роли и останавливаясь на внешних аспектах поведения.

Встает вопрос: насколько влияет на решение проблем юности продолжение образования в вузах. С одной стороны, оно, конечно, затягивает и затрудняет вхождение во взрослую жизнь. Так, Б. Ливехуд пишет, что учеба в университетах и другие формы высшего образования удлиняют совершенно неестественным образом молодость, из-за этого нарушается развитие первой фазы взрослого бытия, в ходе которого и должна быть достигнута известная степень личной ответственности. Однако, с другой стороны, включение молодого человека сразу после школы в профессиональную деятельность не дает ему времени на осмысление главных вопросов юности, создание собственного мировоззрения, осознание собственной ответственности за выбор жизненного пути.

Когда изучалось протекание кризиса "встречи со взрослостью" у студентов среднего учебного заведения, оказалось, что практически никто из них не заметил перехода от детства к взрослости и тем более не считал этот переход кризисной ситуацией в своей жизни. Интересно, что у них проявилось специфическое понимание взрослости. Взрослым человеком у данной группы считался тот, кто склонен употреблять алкоголь в большом количестве, имеет много сексуальных связей и высокое материальное положение. Можно заключить, что кризис "встречи со взрослостью" свойствен лишь той части молодежи, которой присущи достаточно высокий уровень культуры и способность к самоанализу. Что же ждет в будущем молодых людей, избежавших переживания кризиса в процессе становления? На этот вопрос трудно ответить однозначно, но можно предположить постепенное торможение у них процесса развития и раннее начало личностной инволюции.

Далее будет рассмотрен кризис "встречи со взрослостью" в динамике, проиллюстрированный выдержками из работ студентов 3-го курса Московского педагогического государственного университета и Московского открытого социального университета. Естественно, что кризису предшествует предкризисное состояние. Оно обычно характеризуется еще детским идеализмом молодых, верой в собственное всемогущество, ощущением буйства чувств и энергии. Молодому человеку кажется, что он всем нужен, и все сто ждут, он радуется, что перед ним открыто много путей и дорог.

"Мир! Вот он я! Иди ко мне, я тебя пойму, приму. А самое главное - я тебя смогу изменить так, что тебя никто не узнает, и всем от этого будет хорошо".

"Энергия и восторг переполняют душу. Ты уверен на все сто процентов, что сегодня, именно сегодня случится что-то очень хорошее. Что? Ты не можешь описать это словами. Ты просто уверен, что будет что-то хорошее, ты как юный звереныш, которому доставляет удовольствие каждое собственное движение. Ты чувствуешь, что ты могуществен. Что ты многое можешь. Любое сомнение - пустяки. Весь мир принадлежит тебе - он у тебя в кармане!"

"Самое сильное чувство при этом - чувство свободы, которое окрыляет и придает силы".

"Полет на крыльях свободы - вот, пожалуй, самое верное описание моих чувств в тот момент. Сознание было словно в тумане. Мысли сменяли одна другую, не успевая прочно укорениться, и мчались дальше на своем пути. Невозможно было усидеть на месте, и хотелось каждый миг своей новой жизни пить этот напиток".

У многих это время сопровождается острым стремлением к общению. При этом оно сопровождается чувством единения, любви и доброты абсолютно ко всем окружающим тебя. Однако как-то незаметно эйфория первого курса сменяется сначала потерей интереса к "смерчу общения". А потом появляются ощущение пустоты внутри, странная апатия, нежелание что-либо делать, даже получать информацию, учиться.

Молодой человек не понимает, что с ним происходит, поскольку вроде бы все в жизни хорошо, но все начинает казаться неинтересным. Но такое состояние может наступить и скачкообразно, т.е. "как-то вдруг".

"Как я встретился со взрослостью? Она свалилась, как снег на голову. В один прекрасный день я остался один. Никто не может понять меня, что бы я ни говорил, ни объяснял - вот первые ощущения взрослости".

Чаще всего такому состоянию соответствуют депрессивные реакции ("Ничего не хочу: ни учиться, ни читать, ни любить"), специфические страхи, тревога ("Боюсь потерять себя", "Боюсь стать кем-то посредственным или не стать никем вообще"), ощущение уникальности собственного опыта ("Наверное, это только я так чувствую").

Особое значение приобретает в этот период чувство одиночества. Следует подчеркнуть, что это именно чувство, а не фактическое одиночество. Вокруг человека может быть много друзей, родных и даже любимая девушка или молодой человек, но при этом он ощущает себя оторванным от людей и мира. И он, с одной стороны, глубоко страдает от одиночества, с другой - всячески стремится к нему. Нередко ощущение одиночества сопровождается чувством ненужности. Молодой человек при этом то и дело задает сам себе вопрос: "Нужен ли я кому-нибудь сегодня, завтра, послезавтра?"

Следующий важный аспект кризиса - размывание представления о самом себе, кажущаяся невозможность разобраться в самом себе, своих желаниях и возможностях ("Вокруг понятно все, а внутри - ничего"). Может отмечаться и некоторое разочарование в себе ("Что я могу? Кто я?") К этому присоединяется неуверенность в выборе профессии. И вообще тема выбора, личной ответственности за свой выбор становится очень значимой. Иногда вследствие этого появляется желание снова стать маленьким, уйти от всех проблем, взвалить их на плечи другого человека. А иногда молодые люди заменяют ощущение внутреннего смятения тем, что "надевают" поведенческие маски взрослости ("Все якобы стали взрослыми. Все спешат. У всех свои мысли, причем такие... даже не подходи").

Нередко страхи и волнения концентрируются вокруг размышлений о смысле собственной жизни.

"А когда начинаешь задумываться о смысле жизни нашей, так вообще страшно становится. Зачем жить? А что если завтра тебе кирпич на голову упадет? А что за пределами этого кирпича?"

Однако проходит время, и большинство молодых людей подходят к разрешению кризиса. В позитивном варианте он завершается принятием ответственности за свою жизнь на самого себя, завершением выбора собственного пути в жизни. Субъективно это переживается как появление удовлетворенности самим собой и своей жизнью, повышение интереса к жизни и получаемого от жизни удовольствия, уход страхов ("Ты стал другим, еще не знаешь каким, но другим"). Некоторые называют это время "новым рождением".

Именно здесь, в этот особый промежуток времени появляется новый человек, которого мы по-новому узнаем, начинаем ценить или ненавидеть и которому предстоит прожить долгую жизнь.

Естественно, что несколько по-другому складываются отношения с окружающими, которых теперь уже не хочется переделать, теперь они принимаются такими, какие они есть. Становится интересным не только то, что в тебе, но и то, что в других. Коренным образом меняются отношения с родителями.

В этот период изменяется отношение к одиночеству - теперь оно перестает тяготить и рассматривается как необходимое для того, чтобы пообщаться с собой. Многие по-новому открывают ценность своего внутреннего мира.

"Теперь я поняла, сколько спрятано в глубине моей души любви, тепла, нежности".

"Все глубже начинаешь разбираться в себе. Способность и адекватность контроля за собой становится все осознаннее и сильнее".

В этот период происходит принятие своей индивидуальности и неповторимости, осознание своего собственного пути; личностного, профессионального, социального, своих стремлений и надежд. Можно сказать, что появляется осмысленность происходящего, складывается индивидуальное мировоззрение, впервые не заимствованное у кого-либо. Меняется отношение и к жизни в целом. Приходит понимание, что происходит не подготовка к жизни, а сама жизнь. По-другому воспринимается и прошлое и будущее. Уходят желание казаться взрослым, стыд проявить детские черты. Наоборот, просыпается интерес к собственному детству, а возможность проявить детскую непосредственность расценивается как достоинство.

"А еще я снова стала верить в сказки. В Новый год. Например, ловила себя на мысли, что было бы здорово, если бы Дед Мороз существовал на самом деле".

Приходит понимание того, что ты сам строишь свою жизнь и твое будущее начинается уже "здесь и сейчас".

Подводя итоги рассмотрению динамики протекания "кризиса встречи со взрослостью", можно заключить, что основным его содержанием является поиск себя и своего места в жизни через примеривание на себя роли взрослого. Наверное, поэтому центральной темой в указанных выше работах является тема пути. В качестве иллюстрации хочется привести пусть не очень совершенные, но искренние стихи из дневника одной из студенток о себе в "кризисном состоянии" и после него.

Я не могу себя найти,

Я не могу себя понять,

И в путь приходится идти,

Чтоб личностью когда-то стать.

Идти во тьме к огню хочу,

Но не могу найти я ход.

Вопросы ставлю и молчу,

Чтобы к себе найти подход.

А я нашла себя и рада, даже не знаю, как и где,

Как-то случайно и спонтанно,

Бродить уставши в темноте.

А я нашла себя весною,

Где рецидивы часто, грипп,

Все вдруг увидев по-другому,

Так что ты, милый, тоже влип.

Однако не всегда молодые люди могут благополучно разрешить кризис самостоятельно. Глубокие психологические проблемы, возникающие на фоне кризиса "встречи со взрослостью" нередко переступают критическую черту, за которой кризис превращается в экстремальную ситуацию и требует психологической помощи. В противном случае кризис может стать причиной тех или иных личностных нарушений или же психосоматических заболеваний. Это положение можно проиллюстрировать также выдержками из творческих работ студентов, во многих из которых сквозит глубокое отчаяние. Они напоминают скорее исповеди, чем творческие работы.

"Навсегда отказавшись от всего, что хочу, я отказалась и от жизни. Вот откуда взялись мои мысли о смерти. Я постоянно лишаю себя любви, тепла, успеха. Я недостойна".

"И вот ты терзаешься сомнениями о своих возможностях. В такие моменты ты чувствуешь себя уродом, не заслуживающим уважения. Как и где найти силы для преодоления сомнений?"

"Рвет на части. От этого больно. Я знаю, я?"

"Понимаю, что со мной. Но в то же время нахожусь в растерянности. Где я? Что мне надо? Куда идти?"

Большое значение имеет стратегия психологической поддержки молодых людей в кризисный период с позиции сохранения их психологического здоровья. При ее рассмотрении можно опираться на положения психосинтеза, описанные Энн Йоманс.

Как считает Йоманс, первое, что необходимо сделать - это признать сам факт вступления в трудную ситуацию, "когда привычные навыки и модели поведения теряют прежнюю эффективность, и это рождает ощущение неустроенности", когда возникает чувство разлада с собственной жизнью, чего месяц-два назад еще не было. Однако признать это нередко бывает довольно трудно, большинство пытается продолжать жить по-старому, скрывая от самого себя, что на самом деле это уже не получается. Тем более трудно бывает, когда внешняя причина потери ориентиров может отсутствовать, а сдвиг, изменение произошли внутри самого себя. Но почему же так важно именно признать наличие трудной ситуации? Это позволяет, с одной стороны, сконцентрировать внимание на изменениях в самом себе, как основном источнике кризисного состояния. С другой стороны, это дает возможность избежать проецирования кризиса на свое окружение (семью, друзей, институт, а иногда и страну) и, соответственно, хаотических попыток изменять только окружение.

Следующий важный этан - дать трудной ситуации имя. Как полагает Йоманс, присвоение имени тому или иному событию дает иногда некоторое ощущение контроля над ним и даже в некоторой степени наполняет его смыслом. Действительно, уже само называние трудной ситуации кризисом говорит о ее временности, поскольку любой кризис рано или поздно заканчивается. Кроме того, как известно, любое развитие, движение человека предполагает наличие кризисов. Поэтому если есть кризис, то есть и движение, рост. Таким образом, становится понятным не только нормальность, но и необходимость этой ситуации. И человеку теперь уже нужно не просто ждать завершения трудной ситуации, а спокойно и внимательно изучать свои открывающиеся новые способности и возможности.

Однако не стоит забывать главную тему кризиса "встречи со взрослостью" - тему выбора, вокруг которой концентрируются основные тревоги и страхи молодых людей. Конечно, больше всего их беспокоит ближайшее будущее, выбор конкретного пути приложения собственных сил. Поэтому следующим условным этапом может стать обсуждение этого вопроса при помощи вводящего в проблему задания "Выбор пути". Психолог напоминает молодому человеку сказку, в которой Иван Царевич на перекрестке трех дорог делал выбор своего пути. Сам делал выбор и сам получал результат. И оказывалось, что не всегда самый легкий путь приводил к успеху. Психолог предлагает подумать: "А может быть и в нашей жизни бывает, что мы как будто стоим на перекрестке нескольких дорог, и от нас самих, от нашего выбора зависит, по какой дороге мы пойдем, как сложится наша жизнь". Далее предлагается для примера рассмотреть настоящий момент в качестве точки выбора дороги. Рисуется одна дорога, вводящая в настоящее, а дальше несколько расходящихся. Молодой человек дает название каждой из дорог, определяет, к чему она может его привести. А далее размышляет над тем, по какой дороге он идет сейчас и по какой на самом деле хотелось бы идти.

Помимо обсуждения ближайшего будущего, стоит обратиться к размышлениям о жизненных перспективах. Под ними обычно понимаются способы развития потенциальных возможностей личности в процессе ее жизнедеятельности. Как будет осуществляться мое развитие? К чему я хочу прийти? Такие вопросы обсуждаются через осознание конечности индивидуального существования и общие размышления о смысле собственной жизни. Здесь можно использовать два варианта заданий.

Первое - это "Лесенка времени". Молодому человеку предлагается определить свое отношение к различным возрастным периодам через подбор подходящих, по его мнению, к данным периодам отрывков из художественных произведений (стихов или прозы). Предварительно ему нужно представить различные варианты "Лесенок", составленные другими людьми, и обсудить его отношение к ним. Один из вариантов, который можно использовать для обсуждения, следующий.

Сменила декорации природа.

Сменю ли я душевные одежды?

15-25 лет

"... Ей, конечно, рано знать, как бывает трудно жить,

Ей приходится терять то, чем нужно дорожить..."

(В. Добрынин)

"Целому морю - нужно все небо.

Целому сердцу - нужен весь Бог".

  • (М. Цветаева)
  • 25-35 лет

"Принимаю что было и не было,

Только жаль на тридцатом году -

Слишком мало я в юности требовал,

Забываясь в кабацком чаду.

Но ведь дуб молодой, не разжелудясь,

Так же гнется, как в поле трава...

Эх ты, молодость, буйная молодость,

Золотая сорвиголова!"

(С. Есенин)

"Во всем мне хочется дойти До самой сути:

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте..."

  • (Б. Пастернак)
  • 35-45 лет

"Не видать за туманною далью,

Что там будет со мной впереди,

Что там... счастье, иль веет печалью,

Или отдых для бедной груди".

(С. Есенин)

"Мне сорок лет - нет бухты кораблю".

  • (А. Вознесенский)
  • 45-55 лет

"Бабье лето, ты обманешь, как всегда

Эту осень, злую осень..."

(Л. Барыкин)

"Большая дорога - земной наш шар,

И странники мы на свете.

Торопимся словно бы на пожар,

Кто пеший, а кто в карете".

  • (Г. Гейне)
  • 55-65 лет

"Странная женщина, странная,

Схожа ты с птицею раненой,

Грустная, крылья сложившая,

Радость полета забывшая..."

(Л. Рубальская)

"Джемшира чашу я искал, не зная сна,

Когда же мной земля была обойдена,

От мужа мудрого узнал я, что напрасно

Так далеко ходил - в моей душе она"

  • (О. Хайям)
  • 65-75 лет

"Я стар, и нет во мне уже ни к чему любопытства. Впрочем, я не слишком-то мудр, и мысли мои никогда не обгоняли моих ног. Знаю только мой сосновый лес, куда вот и возвращаюсь. Голубые лунные пальцы ласкают мою лютню. Ветер, разгоняющий тучи, хочет развязать мой пояс. Вы спрашивает, в чем наивысшее счастье здесь, на земле. В эту минуту - слышать песенку маленькой девочки. Она удаляется по тропинке, спросив у меня дорогу". (Ван Вэй)

"Прекрасен материи тайный состав

И участь зеленого тлена:

Распавшись на части и тайною став

Смешаться со всей Вселенной"

  • (Р. Тагор)
  • 75-...

"Медленно развивалось и созревало в Сиддхартхе сознание, что такое в сущности мудрость, в чем заключается цель его многолетних исканий. Ведь в конце концов, она сводилась лишь к готовности души, к способности к тайному искусству - во всякую минуту, среди всяких переживаний мыслить, чувствовать, вдыхать в себя единство. Медленно, словно цветок, распускалось в нем это сознание, и на старом детском лице Васудевы он находил отблеск его сияния: гармонию, уверенность в вечном совершенстве мира, улыбку и единство". (Г. Гессе)

"Чем больше я живу - тем глубже тайна жизни,

Тем призрачнее мир, страшней себе я сам.

Тем больше я стремлюсь к покинутой отчизне

К моим безмолвным небесам.

Чем больше я живу - тем скорбь моя сильнее

И неотзывчивей на голос дальних бурь,

И смерть моей душе все ближе и яснее,

Как вечная лазурь.

Мне юности не жаль: прекрасней солнца мая

Мой золотой сентябрь, твой блеск и тишина.

Я не боюсь тебя, приди ко мне святая,

О старость, лучшая весна!"

(Дм. Мережковский)

Как можно легко заметить, методика "Лесенка времени" подводит молодых людей к размышлениям о старости в целом, и о своей старости в частности. У многих эти размышления вызывают сопротивление, поскольку приводят к осознанию конечности своей жизни. Кроме того, старость традиционно ассоциируется у молодежи лишь с болезнями, увяданием, эмоциональными и физическими страданиями. Однако опыт работы со студентами показывает, что размышления на тему собственной старости, наоборот, помогают четче понять смысл собственной жизни вообще, осознанно подойти к выбору жизненного пути в настоящем.

Как считает Дж. Рейнуотер, для каждого человека чрезвычайно важно осознать факт неизбежности собственной смерти, ибо наше отношение к смерти определяет наше отношение к жизни. По ее мнению, после того, как человек принимает неизбежность собственной смерти и определит для себя смысл собственной жизни, многие проблемы отпадают сами собой. Необходимо только помочь молодому человеку увидеть позитивные варианты старости, наполненные мудростью, радостью жизни, любовью, нужностью окружающим. А затем подвести его к выводу, что каждый сам выбирает свою старость, и этот выбор начинается сегодня. Можно предложить ему мысленно представить собственную счастливую старость и рассказать о ней. А перед этим в качестве примера прочитать рассказ о старости "другого молодого человека".

"Как я представляю счастливую старость?

Я могу представить себе только свою счастливую старость, старость у всех своя и представление о счастье тоже свое.

Для меня счастливая старость - это прежде всего активная старость. Это старость, наделенная мудростью, ведь уже не нужно никуда спешить и можно заниматься тем, что тебе всегда нравилось, но все время не хватало чего-то; вот к старости ты и начинаешь, наверное, понимать, что этого "чего-то" не существует нигде вовне, кроме тебя самого. Хотя, наверное, счастливая старость так же, как счастливая жизнь, - талант. Я вижу иногда стариков и старушек, которые счастливы. Большинство из них живут со своими детьми, нянчат внуков и с юмором рассказывают, как они боятся подходить к компьютеру, на котором ловко играют внуки. Конечно, семья дает ощущение нужности, востребованности. Поэтому, вероятно, логично вывести первое условие счастливой старости - хорошая семья, наличие детей и внуков. Но тут же у меня возникает мысль, что эти люди были счастливы и умели радоваться жизни и до того, как они стали стариками и старушками. А это своего рода талант, данный не каждому. Поэтому второе условие - надо начинать учиться этому уже сейчас. Ведь неважно, стар ты или нет, мерилом всего для тебя является радость от того, что ты живешь: просто утро может быть солнечное и яркое, а может быть туманное и серое, дождливое - все равно, это ведь утро.

А может быть, старость это время размышлений, до которых "не доходили руки" раньше.

А может быть, это время путешествий - ведь есть куча свободного времени.

А может быть, старость - это время безумств, то самое время, когда можно позволить себе совершенно бесполезные для других вещи, о которых ты мечтал с пеленок.

Я, например, хочу после выхода на пенсию начать рисовать. Художник я никакой, надо сказать, но сам процесс доставляет мне удовольствие огромное. Еще я непременно буду вышивать, вот это я умею и тоже очень люблю; вышивание требует много времени, которого у меня нет и вряд ли предвидится из-за моего образа жизни. И, конечно же, путешествия и новые знакомства. И еще можно будет записаться на курсы французского языка и ходить туда вместе с молодыми: может быть, я тогда его одолею. Вообще мне кажется, что старики, как никакая другая возрастная категория, лишены предписаний, предрассудков и других "пред". Им не нужно добиваться внешних успехов в социуме, доказывать себе и другим свою состоятельность, они многое видели и многое принимают в этой жизни, они уже вырастили детей и они максимально свободны и, наверное, этим схожи с детьми. Недаром говорят: "Что стар, что млад". Поэтому внуки их так любят, они похожи, они открыты миру и готовы ему удивляться снова и снова: ведь много пережито, и понято, и оставлено позади, и есть только настоящее. Наверное, это называют мудростью.

Я хотела бы видеть мою старость такой. Неважно, чем я буду заниматься: путешествовать ли, рисовать ли, но - жить и дарить ощущение радости от жизни другим. То нечто, что трудно описать словами, но что мы чувствуем, когда сталкиваемся с пожилыми людьми с детским удивлением в глазах, мудрыми поступками и потрясающим порой юмором. В старости открываются новые возможности для общения: можно завести знакомства с маленькими детьми - внуками и их приятелями, запросто поболтать с молодой женщиной или мужчиной, не будучи превратно понятой найти общую тему разговора с молодыми знакомыми. Что касается этого аспекта, то для старости, на мой взгляд, стереотипов не существует. Надо только быть поосторожней со старичками. Кто их знает?!"

Подводя итоги описанию психологической поддержки молодежи в период кризиса "встречи со взрослостью", нужно еще раз отметить, что глубокое проживание его необходимо и приводит к обогащению личности, расширению ее самосознания, существенным шагом вперед на пути достижения личностной зрелости. В качестве подтверждения этого можно привести выдержки из работ молодых людей, уже прошедших кризис и пытающихся осознать происшедшие с ними изменения.

Примеры.

"Этот год какой-то странный. Именно этот. Ни 1-й, ни 2-й курс такими не были. Я стала всерьез задумываться "Кто я?". Я понимаю, что это довольно распространенный банальный вопрос, но все же. Я пытаюсь перестроить что-то в себе так, как я хочу, а не так, как хотел кто-то. Постепенно уходят детские мечты, но это не крушение, а просто кончилась вчерашняя страничка, и рядом начинается другая. Совершенно незнакомая. И, как всегда, пытаешься ее заполнить без помарок, ошибок, но почему-то не получается. Только в отличие от прошлых лет понимаешь, что вот эти помарки являются моим богатством, моими победами над тем, что не нравится прежде всего в себе. Еще одно приобретение моего возраста - начинаешь задумываться над будущим по-серьезному, а не в детских мечтах. Больше оценивать свои шансы. По последнее, что хочется отметить, это радостное ощущение чего-то нового, что рождается во мне. И мне очень интересно жить". "Теперь я знаю, как называется кризис, который я пережила. Главное - знать, что он существует и не бояться его, так как любой кризис влечет новый этап в нашей жизни. Раньше я думала, что не переживу кризиса, что этот кризис не пройдет никогда. Но сейчас я поняла, что ошибалась. Кризис прошел, я сдвинулась с мертвой точки. Я просто посмотрела на мир другими глазами. Многое из того, что я считала минусом, постепенно превратилось в плюс. Эта ситуация помогла мне разобраться в себе, посмотреть на людей, которые меня окружают, по-иному".

"Ну и когда закончится этот кризис? Да это и не кризис вовсе, а лабиринт с вопросами и ответами. Главное - найти нужный, правильный ответ. А вопросы ты задаешь сам? Кончились вопросы? Тогда выходи из лабиринта, другим тоже необходимо получить ответы".

"Не стану описывать свои переживания на этом отрезке пути, скажу лишь, что привело это к неврозу. К нормальному классическому неврозу с депрессией и крайне неприятными психосоматическими проявлениями. Я чувствовала себя слабой, беспомощной и приходила в отчаяние от мысли, что так будет всегда. То, что со мной произошло, оказалось первым серьезным кризисом в моей жизни. Но сейчас, по прошествии некоторого времени, я рада случившемуся.

Говорят, что невроз - это болезнь, это плохо, от пего нужно как можно скорее избавиться и избегать повторений. Я не вполне с этим согласна. Для меня невроз стал порогом, ступенью в моем развитии. Именно тогда, оказавшись вне привычной жизненной суеты, я стала задумываться о себе и своем месте в этом мире, о смысле жизни и человеческом предназначении. Рефлексия - великое благо. Не знаю, в какой момент произошло изменение в моем мировосприятии, я не уловила его тогда, не могу отследить и сейчас, но постепенно я изменилась. Я говорю "постепенно", хотя, скорее всего, это произошло внезапно, просто мне понадобилось время, чтобы осознать и принять это изменение. Сложно описывать чувство словами... Я вдруг поняла, какое это чудо - Жизнь! На протяжении своей сумбурной цивилизации люди наизобретали множество "чудес техники" и совсем забыли о настоящем чуде. Оно в нас: в людях, в животных и птицах, в цветах и кристаллах, в снежинках и радуге. Конечно, я не пыталась оформить это необыкновенное ощущение в слова, я просто чувствовала это. Стоило мне сосредоточиться на лепестках цветка или изгибах ракушки, и все мелкие бытовые неурядицы буквально сходили на нет. Двигаться, видеть, дышать - все это, такое привычное и обычное раньше, теперь стало доставлять мне огромную радость. И я поняла, что только испытав боль и беспомощность, можно почувствовать счастье.

Я пытаюсь последовательно описать происходившие со мной изменения, хотя в действительности все чувства и ощущения тесно взаимосвязаны и их разделение более чем условно. Переживание радости бытия подарило мне новое чувство, которое я осознала совсем недавно. Это даже не чувство, а, скорее, состояние, которое можно описать словом "спокойствие". Не равнодушие, не уверенность, не безразличие, а именно спокойствие. Я вдруг почувствовала, что в моей жизни все правильно, что так и должно быть. Это не значит, что я стала фаталисткой, или роботом, или зомби. Я по-прежнему способна искренне радоваться и огорчаться, любить и ненавидеть, но пи радости ни горести не выводят меня из равновесия. Такое ощущение, как будто я одновременно испытываю какое-то чувство и наблюдаю за собой со стороны (или сверху, точно не знаю). Уважение и интерес к своему внутреннему миру и тайне своей личности привели к тому, что любое проявление жизни стало для меня священным. Звучит это весьма высокопарно, но я не могу найти более подходящего определения. Пожалуй, ощущение чуда пребывания в этом прекрасном мире стало главным, "пиковым переживанием" на этом отрезке моего жизненного пути. Не знаю, удастся ли мне сохранить это чудо на протяжении всей своей жизни, но я постараюсь это сделать, потому что ощущение полноты существования делает меня счастливой и способной радоваться жизни в любых ее проявлениях".

Кризис 30 лет

Этот кризис, так же как кризис перехода к зрелости, может быть не слишком ярко выражен и внешне не всегда заметен. Как и все возрастные кризисы, он строго не привязан к календарному возрасту, поэтому его название довольно условно. Он может начаться и в 28 лет, и после 30. Однако как первый кризис зрелого возраста он довольно важен.

Каковы его причины?

Начнем рассмотрение кризиса 30 лет с обсуждения социальных факторов, влияющих на его появление.

Среди основных стоит назвать наличие в обществе стереотипов возрастных достижений или стереотипов успеха. Так, с точки зрения житейской психологии, успешный мужчина к 30-33 годам должен реализоваться профессионально, более того, приобрести не только устойчивое материальное положение, но и некоторый статус. Для современной женщины желательно также иметь профессиональный статус, но это не так важно, как создание семьи и рождение ребенка.

Примерно в этом возрасте происходит первое подведение жизненных итогов и сопоставление их с собственными мечтами и планами, с одной стороны, и общепринятыми стереотипами достижений - с другой. Как следствие, женщина торопится родить ребенка, если это не случилось ранее. Мужчина пытается успеть сделать желаемую карьеру.

Примеры.

Женщина, 29 лет: "Ты молод, строишь разные планы на будущее, учишься, работаешь, дружишь - живешь, в общем. И как-то сваливается на тебя неожиданно осознание того, что 30 лет уже за плечами. Прошло неизбежно, безвозвратно 30 прекрасных бесценных лет твоей и без того недолгой жизни. А достиг ли ты, чего хотел? И соответствует ли то, чего ты достиг, тем планам, которые строил? А твои ровесники того же достигли, или, может, большего? Оглядываешься вокруг, оборачиваешься назад, сравниваешь, измеряешь. Вроде бы все устраивает, но хочется лучше, хочется, чтобы заметили, оценили. И даже страшновато, как дальше будет".

По-иному начинает ощущаться время, темп его субъективно ускоряется, поэтому достаточно часто возникает страх "не успеть, не догнать, не обогнать". Могут появиться первые сожаления, что надо было строить свою жизнь иначе.

Мужчина, 31 год: "Мой друг, приближаясь к своему тридцатилетию, говорил, что если до 33 лет ничего не добился, то все кончено. Он всячески пытался найти себе достойную цель. Но до сих пор не нашел, хотя и перешагнул этот возрастной рубеж. Теперь он все время пребывает в дурном расположении духа. Недоволен семьей, работой, начальством и правительством - все они мешают ему раскрыться".

Однако не только стереотип успеха заставляет человека подводить первые итоги, но и имеющаяся в обществе тенденция соотносить свои успехи с достижениями окружающих людей своей возрастной референтной группы - друзей, школьных товарищей, родственников. Если человеком собственные достижения оцениваются как меньшие в сравнении с людьми его группы, то это вызывает глубокое переживание своего "неуспеха".

Мужчина, 32 года: "Сравнивая себя со сверстниками, понимаю, что мог бы добиться большего. Мне от этого становится грустно".

Мужчина, 33 года: "Большинство людей моего возраста женаты. У них есть семья. Я чувствую, что не соответствую этому стандарту".

Женщина, 27 лет: "Мне уже почти 30 лет. А у меня ничего нет за плечами: ни семьи, ни высшего образования. Надо было все делать в свое время. И учиться, и замуж выходить".

Усилить переживания могут члены более взрослой референтной группы - родители, старшие братья и сестры, если будут сравнивать успехи молодого человека со своими собственными достижениями в этом возрасте, укорять его за их недостаток. Подливают масла в огонь и средства массовой информации, которые пестрят сообщениями о юных гениях и всячески подчеркивают достижения совсем молодых людей.

Но основное влияние на возникновение кризиса тридцати лет оказывает, как нам представляется, не сам стереотип успеха, а стереотипное понимание материально и социально успешной жизни как счастливой, стереотипное позиционирование человека, достигшего этого, как удовлетворенного собой и окружением.

На появление кризиса тридцати лет, помимо социальных причин, влияют и внутриличностные.

Уже заметны изменения во внешности, свидетельствующие о том, что молодость проходит. Можно сказать, что кризис тридцати лет - это первая реальная встреча человека с ограниченностью времени жизни. Поэтому тревоги этого периода концентрируются вокруг окончательного ухода молодости, традиционно считающейся самой лучшей порой.

Мужчина, 30 лет: "Вот так ходишь в школу, ходишь, а потом... бац - вторая смена. В смысле живешь себе, никого не трогаешь, и все у тебя в жизни вроде хорошо, размеренно, спокойно. А потом вдруг в очередной твой день рождения приходят друзья (милейшие люди, между прочим) и начинают произносить пафосные тосты про юбилей, про солидный возраст, мол, 30 лет - это не шутки... Твой утомленный мозг это впитывает, переосмысливает еще раз... и вдруг... совсем невзначай приходит осознание того, что все эти красивые и замечательные слова адресованы тебе, не соседу Пашке и не другу Ваське, а именно тебе! Тебе сегодня исполняется 30 лет! Это у тебя юбилей! Не верится..."

Если в юности казалось, что молодость со всеми ее преимуществами вечна (а старость вообще не грозит), то теперь человек находится перед неизбежностью своего уже не взросления, но постепенного старения. Меняется форма обращения к человеку, например, посторонние люди все чаще вместо "девушка" уже говорят "женщина". Это влияет на самоощущение. Некоторые женщины в этот период начинают остро чувствовать снижение сексуальной привлекательности, у них может появиться ревность к более молодым, стремление всеми силами скрыть свой возраст. Спрашивать у женщин о том, сколько им лет, становится неудобным. Интересно, что происходит расширение понятия "сверстники". Теперь таковыми считаются даже те, кто старше или младше на 7-8 лет.

Еще один внутриличностный фактор кризиса - реальное осознание последствий своего выбора жизненной стези. В юности, определяя семейные или профессиональные пути своего развития, человек в определенной степени рискует, поскольку не имеет личного жизненного опыта успехов и неудач в этих сферах. Теперь опыт накоплен. Анализируя его, человек размышляет, хотел ли он достичь именно того, что имеет. В обществе, в котором нет четкой общепринятой системы ценностей, выбор жизненного пути осложняется. Человек сам формирует свою систему ценностей в процессе приобретения жизненного опыта. Иногда переосмысление ценностей заставляет человека пересмотреть выбор жизненного пути.

Главные вопросы кризиса тридцати лет: чего я достиг? Этого ли я хотел? Можно ли что-нибудь изменить? Чего еще я смогу достигнуть? Что для меня важно? За что это мне? Кто я по сравнению с другими? Что мне светит в будущем?

Метафорически кризис можно описать по-разному. Для этого подойдет, к примеру, такая картина: "Лодка, которая плывет по реке с сильным течением: человек либо успел уже приделать к ней мотор и может ехать туда, куда захочет, либо вообще потерял управление судном и несется по течению". Другой вариант: "Игра в дартс. Попал - не попал? Куда попал? Что мне помешало? Куда я хотел попасть?" Возможна и такая ассоциация: "Скалолаз на середине горы: карабкаться вверх или спуститься и поискать новую вершину для восхождения?"

Предвестники кризиса. Все чаще и чаще ощущая себя несоответствующим внутренним и внешним ожиданиям, человек начинает прибегать к самоуничижению (например: "Я не хватаю звезд с неба"), но при этом в своих трудностях винит окружение.

Мужчина, 31 год: "Конечно, я раньше мог бы жениться. По я молодой был, не думал об этом. Я тогда был красивым, стройным и спортивным. А сейчас нет таких женщин, с которыми я мог бы жить".

В другом случае человек может активно демонстрировать самому себе и окружающим, что он еще молод, продолжая развлекаться, часто менять партнеров, посещать клубы и вечеринки без каких-либо попыток реального профессионального роста или налаживания семейных отношений.

Мужчина, 30 лет: "Я независим ни от кого. У меня есть свобода. Лечу, куда захочу. Делаю, что вздумается. Никому ничего не должен. А связать себя семейными узами еще успею. Это не горит. Да вообще я счастливый человек. Есть друзья. Вместе нам хорошо и весело. Развлекаемся. Мой девиз: "Танцуй, пока молодой!"".

Достаточно распространено и явление, которое можно назвать "Я еще успею". В этом случае человек знает, что ему нужно что-то менять в своей жизни - работу или личные отношения, но не прикладывает к этому никаких усилий, ожидая, что изменения наступят сами собой или рассчитывая вернуться к этому вопросу позже. И только какой-то толчок извне, к примеру внезапная потеря работы, заставляет его осознать ситуацию и проявить решимость.

Иногда наоборот: хаотичной сменой чего-либо - работ, половых партнеров - человек защищается от мыслей о внутреннем неблагополучии.

Мужчина, 32 года: "Какая разница, где работать, суть от этого не меняется. График везде практически один, зарплата тоже не бог весть какая. А перехожу, чтоб не скучно было. В магазине - кассирши, в ресторане - официантки. Мог бы принципиально другое место найти, но поздно уже менять что-то".

Протекание кризиса. Период разрушения обычно начинается с появления сомнений - в работе, партнере или ранее составленных планах на жизнь. При этом жизнь может быть достаточно успешной и в семейном, и в профессиональном плане. Причина сомнений неясна, поэтому подобные мысли человек отгоняет от себя и, конечно, не признается в них окружающим.

Мужчина, 30 лет: "Мне ужасно тяжело. Моя жизнь - просто кошмар. Все тянется и тянется. Я очень устал, но ничего не могу с собой поделать. Ночью лежу, и мне не спится. Могу 3 часа валяться и думать о всякой ерунде - от красивых машин до смысла жизни, хотя в чем он, я лично не понимаю. Я не знаю, зачем живу и как мне жить дальше? Если разбираться с самого начала, то я хотел стать рок-звездой. А сейчас я кто? Сейчас я - официант. А этим летом я понял, что хочу быть летчиком. Побывал на аэродроме, полетал на самолете. Но надо учиться, а это очень дорого. Что делать?"

Многие говорят о переживании эмоционально приглушенных чувств - грусти, тоски, иногда обеспокоенности. Некоторые испытывают скуку от жизни, желают перемен.

Женщина, 32 года: "Все надоело и хочется резких перемен. Иногда кажется, что все уже позади. Ничего нового в жизни не будет. Все знаешь, все умеешь, все налажено. Один день похож на другой. Еще понимаешь, что время начинает бежать очень быстро. Летят недели, месяцы, годы, и ничего не успеваешь сделать".

Затем могут появиться острые негативные чувства - страх физического увядания, боязнь будущего.

Женщина, 29 лет: "Сейчас, когда мне скоро исполнится 30, кажется, что молодость кончилась. Появились физиологические проблемы - кожа, сон, восстановление после стрессов. Боюсь, если возникнут проблемы в личной жизни, уже трудно будет найти себе партнера. У моих подруг похожие страхи".

Периодически появляются мысли о смерти или о времени, отпущенном для жизни, и старении.

Женщина, 28 лет: "Впервые в этом возрасте задумалась о смерти. Раньше могла рассуждать о чем угодно, но серьезно не верила в то, что умру. А сейчас кажется, что не так много осталось. Создается впечатление, что какой-то "багаж" уже накоплен и дальше остается только его реализовать. Но совершенно непонятно, как это сделать. Да и зачем, собственно говоря? Складывается ощущение, что дальше уже не будет никакого роста, а если и будет, то для этого нужно биться головой о стенку, нарушать все культурные и социальные нормы. Но тут опять встает вопрос "А зачем? И стоит ли?""

Мужчина, 31 год: "Приходит ощущение, что жизнь потихоньку убегает от меня. Все меньше и меньше времени остается для достижения моих целей. Можно сказать, что практически прошла половина жизни, отведенной мне. Создается впечатление, что с возрастом количество друзей уменьшается, а это ведет к не очень радостным мыслям об одиночестве и старении".

Кризис 30 лет острее переживается женщинами, не имеющими детей, потому что способность к деторождению постепенно снижается.

Нередко этот кризис дополнятся и кризисом супружеских отношений.

Женщина, 32 года: "Я полгода назад ушла из семьи. Моя семейная жизнь была сценарием: "У женщины должен быть муж, ребенок", а сама я выступала в качестве режиссера. Любила ли я мужа? Нет, не могу этого сказать. Теперь полгода живу одна. Мне нравится, мне хорошо. Я иногда думаю о смерти. Я не боюсь смерти, боюсь мук, которые я могу испытать. Если кто-то рождается, что-то должно умереть".

Пути выхода. Разрешение кризиса обычно происходит через принятие своего возраста, а затем переоценку ценностей или осознание их верности, расстановку новых приоритетов, выделение главных жизненных целей на ближайшее время.

Это обычно ведет к возрастанию самодисциплины, организованности, концентрации усилий вокруг желаемых изменений. Многие стремятся повысить уровень своего образования. Сейчас распространено получение второго высшего образования.

Очень важно, чтобы помимо этого человек осознал свое "невсемогущество", т.е. роль объективных трудностей, случайностей, ограничений, которые не позволят ему строить жизнь исключительно в соответствии с юношескими иллюзиями. Принятие этих трудностей как обязательных на своем жизненном пути, без самосожаления - важный шаг в разрешении кризиса.

Мужчина, 32 года: "Очень тяжелым моментом был день рождения, когда исполнилось 30. Появилось осознание того, что молодость прошла, и вместе с ней за спиной осталось множество чудесных вещей, которые теперь называются "воспоминания". На макушке образовалась маленькая ужасная проплешинка, она всем своим коварным видом давала попять, что наступил новый этап моей жизни. Но сейчас все встает на свои места. Я понимаю, что не стар, что у меня еще много времени впереди, чтобы закончить начатое, да и неначатое тоже".

Иногда человек настолько кардинально переосмысливает свою жизнь, что практически "начинает ее с нуля".

Женщина, 31 год: "Я жить совсем недавно начала. Я отчасти завидую тем, кто уже в 18-20 встает на свой путь. Мне его пришлось долго и болезненно искать, но я не жалею. Этот опыт дорогого стоит. Однако повторять его не хочется. Молодость моя, моя чужая. Тогда была другая жизнь, совсем другая. А теперь все строится заново и так, как надо".

Насколько кризис 30 лет осознается человеком, и влияет ли уровень его осознания на благополучность разрешения?

Как представляется, необходимо, чтобы человек осознавал не только наличие или отсутствие кризисного периода в своей жизни, а принимал уже произошедшие изменения или понимал их необходимость, а также избегал проецирования собственного неблагополучия на окружение.

Мужчина, 34 года: "Это рубеж, когда природа намекает человеку: пора подвести предварительные итоги. Но помнится, еще в школе, если меня призывали взяться за ум, результат был прямо противоположный. Эти ситуации похожи. Мне совершенно не хочется образумиться и в срочном порядке начать что-то менять. Но я все чаще задумываюсь о необходимости неких действий".

И тогда по прошествии времени, человек ретроспективно будет вспоминать эту часть своей жизни не как череду неудовлетворенности, депрессий и самообвинений, а как период изменения взглядов, ценностей, образа жизни и т.п.

Мужчина, 39 лет: "Я для своего возраста нахожусь в прекрасной физической форме. Духовность тоже на высоком уровне. Раньше было так - отсутствие цели, беззаботность, желание погулять, отдохнуть. Потом стало доходить, что в жизни надо что-то сделать. После 30 лет в сознании что-то перевернулось, и я начал думать: "Зачем я живу?" Это происходило постепенно. До тех же 30, ну, может, чуть раньше все текло само собой, плавно, как течет река, я жил по принципу, куда кривая выведет. А потом я понял, что человек должен совершенствоваться, развиваться в разных направлениях. Не только работа. Я понял, что должна быть цель. Без цели ты стоишь на месте. Достиг цели - ставить другую".

Безусловно, понимание природы кризиса и осознавание индивидуальных особенностей его протекания дает возможность подойти к проживанию кризиса более осознанно и без каких-либо осложнений.

Мужчина, 32 года: "Мне 32 года, и я считаю, что кризис среднего возраста я уже прошел, потому как любимая жена у меня уже есть, в браке я счастлив. Любимый ребенок - продолжатель рода - у меня тоже есть. И с любимой работой у меня все в порядке так же, как с любимым хобби. Любимой жены я добивался 6 лет, любимой работы - 3 года. В любимом хобби, которым я занимаюсь с детства, я достиг достаточно больших высот. Я не собираюсь останавливаться в моих начинаниях. Любимая жена будет оставаться таковой. Любимый ребенок будет расти, а возможно, их станет двое или трое. В любимой работе планируется карьерный рост".

Мужчина, 35 лет: "Я не ожидал, что так получится, но кризис обрушился именно в те самые классические сроки - в 30 лет. Даже не знаю, как описать мое тогдашнее состояние... Это когда ты на полном серьезе вдруг задумываешься: "Господи! Вся жизнь прошла! Ничего не изменить! Тем ли я занимался?" Следом приходят мысли: "Неужели я об этом думаю? Неужели действительно испытываю страх перед тем, что мало сделал? И больше не будет этого чудесного запаха весны на улице Неждановой? И я буду смотреть в зеркало и радоваться не тому, что наконец пробилась щетина, а тому, что она еще растет и седых волос пока не прибавляется?" Мне кажется, кризис среднего возраста особенно сильно накатывает на тех мужчин, которые активны. Именно в это время они подводят некую черту под сделанным, ищут свое предназначение. Предназначение, может быть, звучит несколько пафосно. Скорее, они ощущают свой потенциал и уверяются в нем".

Подводя итог обсуждению кризиса "первой четверти жизни", можно выделить основные новообразования, которые возникают при его прохождении. Это прежде всего понимание условий, которые необходимы человеку для его собственного, индивидуального счастья, на этой основе конкретизация общих жизненных целей, а также принятие (без самосожаления) жизненных ограничений как данных.

Еще один вопрос, на котором в заключение стоит остановиться: все ли люди успешно завершают данный кризис? Как представляется, практически все, задавшие себе вопросы о том, как они живут и удовлетворены ли своей жизнью, получают на них те или иные ответы и выходят из кризиса повзрослевшими. Однако достаточно много людей, которые не вступают в этот кризис, а потому и не имеют возможности его завершить. Зато им предстоит достаточно острое проживание следующих возрастных кризисов.

Кризис середины жизни

Какова специфика кризиса середины жизни?

Как считал К. Юнг, чем ближе середина жизни, тем больше уверенность, что найдены правильные идеалы, принципы поведения. Однако слишком часто социальное утверждение происходит за счет потери целостности личности, гипертрофированного развития той или иной ее стороны. Кроме того, многие пытаются перенести психологию фазы молодости через порог зрелости. Если, к примеру, вечер встречи старых друзей превращается лишь в вечер воспоминаний о том, как раньше было хорошо, можно вспомнить слова К. Юнга: "Только возвращаясь в прошлое, к своему героическому студенческому времени они способны разжечь пламя жизни".

Поэтому в возрасте 35-40 лет учащаются депрессии, те или иные невротические расстройства, которые и свидетельствуют о наступлении кризиса. По мнению К. Юнга, основным содержанием этого кризиса является встреча человека со своим бессознательным. Юнг очень ярко описывает свою собственную встречу с ним, когда он предоставил полную свободу своим бессознательным импульсам, а затем вспомнил свои детские ощущения от игры в кубики, построения замков и домиков из бутылок. Наконец, после длительного внутреннего сопротивления, сам стал играть: выстроил из камней несколько домиков и замок - маленькую деревню. И так он начинал играть всякий раз, когда перед ним возникало затруднение. К. Юнг писал, что все ценное, что он сделал в тот период, было благодаря его работе с камнем.

Но для того, чтобы человек мог встретиться со своим бессознательным, он должен осуществить переход от экстенсивной к интенсивной позиции, от стремления к расширению и завоеванию жизненного пространства к концентрации внимания на своей самости. И тогда вторая половина жизни послужит для достижения мудрости, кульминации творчества, а не невроза и отчаяния. Следует особо подчеркнуть слова К. Юнга о том, что душа человека второй половины жизни глубинно, удивительно изменяется. Она именно удивительно изменяется. Но, к сожалению, пишет К. Юнг, большинство умных и образованных людей живут, не подозревая о возможности этих изменений. И вследствие этого вступают неподготовленными во вторую половину жизни.

Близкие взгляды на содержание кризиса середины жизни высказывал Б. Ливехуд. Он называл возраст 35-45 лет своеобразной точкой расходящихся путей. Один из путей - это постепенная психическая инволюция человека в соответствии с его физической инволюцией. Другой путь - продолжение психической эволюции несмотря на физическую инволюцию. Следование первому или второму пути определяется, согласно Б. Ливехуду, степенью развитости в человеке духовного начала. Поэтому итогом кризиса должно стать обращение человека к своему духовному развитию, и тогда по ту сторону кризиса он будет продолжать интенсивно развиваться, черпая силы из духовного источника. В противном случае он становится к 55 годам трагической личностью, испытывающей грусть по старым добрым временам, чувствующей угрозу для себя во всем новом.

Большое значение кризису середины жизни придавал Э. Эриксон. Возраст 30-40 лет он называл "десятилетием роковой черты", главными проблемами которого являются убывание физических сил, жизненной энергии и уменьшение сексуальной привлекательности. К этому возрасту, как правило, появляется осознание расхождения между мечтами, жизненными целями человека и его реальным положением. И если 20-летний человек рассматривается как подающий надежды, то 40 лет - это время исполнения взятых когда-то обещаний. Успешное разрешение кризиса, по Э. Эриксону, приводит к формированию у человека генеративности (продуктивности, неуспокоенности), которое включает стремление человека к росту, заботе о следующем поколении и собственном вкладе в развитие жизни на земле. В противном случае формируется застой, которому могут соответствовать чувство опустошения, регрессия. Человек может начать потакать собственным желаниям и удовольствиям, как если бы был собственным ребенком.

Особое внимание на болезненность перехода от одной жизненной стадии к другой обращает М. С. Пек. Причину этого он видит в трудности человека расставаться с выношенными идеями, привычными методами работы, ракурсами, в которых привычно видеть мир. Многие люди, по мнению М. С. Пека, не хотят или неспособны выдерживать душевную боль, связанную с процессом отказа от того, что они переросли. Поэтому они цепляются за старые стереотипы мышления и поведения, отказываясь разрешать кризис. Можно сказать, что страх изменений, распространенный сегодня достаточно широко, затрудняет или даже делает невозможным успешное разрешение этого кризиса.

Далее будут описаны типичные проявления кризиса середины жизни в нашей стране, проиллюстрированные выдержками из исследований Н. Орешкиной.

Кризис середины жизни, как и другие возрастные кризисы, сопровождают те или иные депрессивные переживания. Это может быть снижение интереса ко всем событиям или удовольствия от их переживания, апатия. Или же человек может чувствовать систематическое отсутствие или снижение энергии, так что приходится заставлять себя ходить на работу или выполнять домашние дела. Нередко встречаются переживания по поводу собственной никчемности, беспомощности. Особое место в депрессивных переживаниях занимает тревога в отношении своего будущего, которая зачастую маскируется тревогой за детей или даже за страну в целом.

"Будущее в черном цвете. Не знаю, чего ждать. Но если до сих пор ничего не добился, то уже ничего не добьюсь".

Но нередко депрессивные переживания концентрируются вокруг потери смысла и интереса к жизни.

"Мы как-то вдруг разбогатели, богатство свалилось сверху. Борьба за жизнь закончилась, наступило пресыщение. Потерялся смысл жизни. Наступила жуткая усталость от ничегонеделанья, от жизни без смысла, ненужности, однообразия. Ничего не греет. А завтра опять то же самое".

Часто можно встретить проекцию внутриличностного кризиса на свое окружение: социальную обстановку в стране, семейную ситуацию.

"Во всем виноват кризис в стране...", "государство сбросило нас в яму...", "в стране кризис, уберите его и у людей кризиса не будет", "из-за жены я сломал свою жизнь...", "во всем виноват сын - не такой, каким бы я хотела его видеть, он разбил все надежды".

Естественно, что проекция кризиса на окружение приводит к попыткам, часто хаотичным, изменить именно окружение: страну, семью, работу. Некоторые женщины в этот период заполняют внутреннюю пустоту рождением еще одного ребенка. И психологическая поддержка в этом случае затруднена, поскольку наличие причин трудностей в самом себе категорически отрицается.

Отдельно следует остановиться на осложнении у значительной части людей кризиса середины жизни кризисом идентичности. Несмотря на негативное значение проецирования внутреннего конфликта при кризисе на внешнее окружение, следует отметить, что быстрое изменение социально-политической и идеологической обстановки в стране является для многих настолько стрессогенным фактором, что приводит к распаду существовавшей ранее эго-идентичности. Э. Эриксон относил формирование эго-идентичности через нормативный кризис к подростковому возрасту. Однако справедливо замечал, что кризис идентичности присущ не только подростковому возрасту, а происходит всегда, когда сильные внешние воздействия разрушают старую идентичность, когда испытывается состояние эго-тревоги, задерживается формирование новой идентичности. Некоторые исследователи полагают, что кризис идентичности взрослых определяется противоречием между требованиями резко изменяющихся общественных и экономических отношений и ригидностью личностных установок и стереотипов, т.е. снижением приспособляемости, переключаемости психических процессов к меняющимся требованиям среды.

Ригидность же установок стереотипов, как известно, с возрастом чаще всего возрастает, поэтому кризис идентичности и переживается людьми зрелого, и как далее будет показано, пожилого возраста.

"Потерял сам себя. Не знаю, что мне делать, как быть. Потерял друзей, работа не интересная, жену не люблю, мне тяжело. От старых идеалов отошел, а новых не нашел".

"Потерялась в этой жизни. Я - часть каждого, а где же я сама? Все сидят на моей шее, зачем все? Зачем жить?"

Понятно, что человек не может не пытаться тем или иным способом выйти из кризисной ситуации. При этом значительная часть людей выбирает неконструктивные формы разрешения внутреннего конфликта. Как уже говорилось, одним из вариантов является стремление человека менять внешнее окружение. И действительно, в этом возрасте часто рушатся семьи, наблюдаются хаотические попытки поменять работу. Еще один вариант - это обращение к религии. Как показали исследования, причиной обращения к религии в современной России для многих людей является отнюдь не религиозная потребность, а желание восполнить одиночество, получить поддержку, утешение, уйти от ответственности или решить какие-либо другие нерелигиозные проблемы. Вполне вероятной реакцией на кризис может быть психосоматическое заболевание, которое, с одной стороны, снимает с человека ответственность за несложившуюся, по его мнению, жизнь, с другой - обеспечивает ему внимание и поддержку окружения. Интересную мысль по этому поводу высказал А. Адлер. "Наша культура, - писал он, - сродни детской комнате: она предоставляет слабому особые привилегии".

Таким образом, можно констатировать, что многим довольно трудно самостоятельно преодолеть кризис середины жизни.

Стратегия психологической поддержки людей в кризисный период с позиции сохранения их психологического здоровья.

Самая большая сложность в организации психологической поддержки - осуществить мотивацию человека на работу с самим собой. Как уже говорилось, достаточно часто наблюдается проекция кризиса на окружение, и в этом случае человек приходит на консультацию с запросом, совершенно не адекватным реальной ситуации. Например, он может попросить разобраться с его семейными проблемами, взаимоотношениями с начальником и т.п. Поэтому первое, что необходимо сделать, - это подойти к обсуждению собственных трудностей, т.е. помочь человеку признать наличие у него самого эмоциональных проблем. Можно использовать для этого следующий прием, предложенный Н. Орешкиной.

Психолог рассказывает клиенту историю, представленную далее в варианте для женщин и для мужчин, и просит ответить, что показалось в ней интересным или близким.

"В некотором царстве, некотором государстве жила-была женщина. Жила она счастливо, все у нее было хорошо. Как вдруг... однажды... все кругом ополчились на нее, судьба перестала быть к ней благосклонной. Она вдруг поняла, что потеряла самое себя. Все жутко надоело, стало казаться чужим. Будущее стало казаться серым, все в сером густом тумане, потому что перспектив нет и не видно. Начались проблемы с работой и на работе. Частая смена настроения: хочется то ругаться, то плакать. Смеешься почему-то редко. Мало что радует в жизни, да ничего и не хочется. Иногда кажется, что совсем не осталось сил и не знаешь, где их взять. Боишься не успеть чего-то в жизни, года уходят. Хочется все изменить, но не знаешь как. Но одновременно и боишься изменений: лучше пусть так, лишь бы хуже не было. Иногда хочется залезть под одеяло с головой и ничего не видеть и не слышать. Начала уже ощущать дуновение старости, в зеркало меньше хочется смотреться: морщины, седые волосы. Чувствуется уменьшение жизненных сил".

"В некотором царстве, некотором государстве жил-был мужчина. Жил он счастливо, все у него было хорошо. Как вдруг... однажды... все кругом ополчились на него, судьба перестала быть к нему благосклонной. Он вдруг понял, что потерял сам себя. Все жутко надоело, стало казаться чужим. Будущее стало казаться серым, все в сером густом тумане, потому что перспектив нет и не видно. Вся жизнь сводится только к добыванию денег, выживанию. Начались проблемы с работой и на работе. Частая смена настроения: все раздражает. Смеешься почему-то редко. Мало что радует в жизни, да ничего и не хочется. Даже женщины перестали интересовать. Иногда кажется, что совсем не осталось сил и не знаешь, где их взять. Боишься не успеть чего-то в жизни, года уходят. Хочется все изменить, но не знаешь как. Но одновременно и боишься изменений: лучше пусть так, лишь бы хуже не было. Начал уже ощущать дуновение старости: морщины, седые волосы. Чувствуется уменьшение жизненных сил".

Как правило, услышав эту историю, люди рассказывают о том, чем она им близка. Иногда говорят, что эта история прямо с них списана. И тогда с обсуждения этой истории начинается рассказ клиента уже о самом себе. Как легко заметить, психологическая поддержка здесь осуществляется так же, как это описано выше применительно к кризису в молодости - первым этапом является признание самим человеком факта вступления в трудную ситуацию. Соответственно, следующим этапом может быть присвоение этой ситуации имени - кризиса середины жизни. Для этого консультант может рассказать человеку о специфике и типичных проявлениях этого кризиса, о подведении итогов и корректировке своего дальнейшего пути, а главное - о необходимости смены внешней позиции на внутреннюю: переход от завоевания внешнего мира к завоеванию самого себя, от поисков пути во внешнем мире к поискам пути к самому себе. Естественно, этот рассказ должен сопровождаться примерами конкретных людей, которые не просто преодолели этот кризис, а вышли на новый уровень своего развития.

Иногда человеку бывает достаточно узнать, что происходящее с ним абсолютно нормально, даже более того - закономерно. И дальнейшую внутреннюю работу он может осуществить самостоятельно.

Пример. Рассказ одной из студенток, получавшей второе высшее образование, которая после лекции о кризисе середины жизни поделилась своими знаниями с мужем.

"Сейчас этот кризис переживает самый близкий мне человек - мой муж. Это типичный кризис. Успешный в начале своего профессионального пути, в ходе перестройки муж занял совсем другую нишу. Сейчас он стыдится своей работы, она ему в тягость. Осознавая изменения своей внешности, грустно над этим подшучивает. Стали появляться разговоры о смерти, о том, что он не знает, сколько ему осталось жить и как он хочет нас с сыном поставить на ноги. Он поставил на себе крест. Моих слов он не слышит. Он весь в себе.

Но вот я рассказала ему о существовании кризиса, о том, что его все проходят и что впереди его ждет подъем. Ведь многие великие начинали творить именно в этом возрасте. И он впервые за последнее время услышал мои слова. В его глазах загорелся огонек - ведь это не я его успокаиваю. А это говорят и древние римляне, и ученые из глубины веков и до наших дней. Теперь муж долго будет все это обдумывать, переваривать, но, мне кажется, что-то важное в нем уже стронулось с мертвой точки".

Но далеко не всегда рассказа о кризисе бывает достаточно. Некоторым требуется более длительная и глубокая поддержка. Как уже говорилось, нередко человек страдает от того, что, как ему кажется, он ничего не достиг в жизни. А времени на новые достижения уже не осталось. Этому способствует и стремительное возрастание в нашей стране в последнее время ценностей внешнего благополучия и успеха. Помочь человеку подвести итоги прожитого, осознать то важное и ценное, что он уже осуществил, можно с помощью упражнения "Похвальное слово самому себе" Дж. Рейнуотер, которое лучше проводить в группе, но возможно и индивидуально:

"В течение 10 мин с закрытыми глазами вспоминайте свою жизнь.

Начните с самых ранних детских воспоминаний.

Вспомните каждое ваше достижение, каждую заслугу, каждое совершенное дело, которым вы можете гордиться.

Откажитесь от любых скромных и снижающих ваши достоинства замечаний (например, в фразе: "В институте я был первым в группе. Правда, в ней было всего десять человек" - отбросьте второе предложение и оставьте только первое).

Обратите особое внимание на те события, которые без вашего участия приняли бы совсем другой оборот (например, случай, когда вы выступили и защитили вашего товарища по работе или когда вы опоздали на назначенную встречу, потому что помогали потерявшемуся ребенку добраться до дома).

И не забудьте поступки, которые кому-то могут показаться легкими, но для вас были трудны (например, когда вы выступили против хулигана, хотя у вас и дрожали колени; или тот случай, когда вы, человек не очень способный к языкам, решили все-таки улучшить ваш французский со степени В до степени А и преуспели в этом)".

Авторы использовали это упражнение в работе с группой воспитателей детских садов и учителей средних школ. Было удивительно наблюдать изменения в педагогах, когда они осознавали, сколько детей прошло через их руки, сколько выпусков они сделали, и т.д.

Ранее уже отмечалось, что типичными проявлениями кризиса являются депрессивные переживания; отсутствие радости от жизни в настоящем, страх перед будущим. Поэтому очень важно помочь человеку увидеть те существующие источники радости, которых он не замечает, показать, что счастье - это состояние души, и оно не определяется немедленным удовлетворением всех желаний или уровнем материального благосостояния. Здесь также можно в качестве отправной точки использовать упражнение "Уровень счастья", предложенное Дж. Рейнуотер.

Составьте список всего того, за что вы можете быть благодарны судьбе в настоящий момент. Проследите, чтобы в ваш список было включено все, что стоит благодарности: солнечный день, сбережения (даже если сумма не очень велика), свое здоровье, здоровье членов семьи, жилье, пища, красота, любовь, мир.

Если работа по подведению итогов и нахождению источников радости, счастья в настоящем проведена достаточно тщательно, можно перейти к поиску новых возможностей, новых путей, предоставляемых кризисом. Здесь требуется большая тонкость консультанта в понимании индивидуальных особенностей клиента, поэтому трудно давать универсальные рекомендации. В качестве одного из возможных вариантов, который использовался авторами, можно предложить обсуждение сказки, составленной М. Чибисовой.

"Жил-был молодой и сильный бог. Казалось, нет ничего, что ему не под силу: если уж он брался за дело, то горы сворачивал, сопровождая свою работу громом и молниями. Бегал он быстро, говорил громко, ему ничего не стоило не спать ночью или поднять тяжелый камень. Денег у него было много, а планов - еще больше. Он собирался в один прекрасный день перестроить весь мир заново. Наличие других богов совершенно не мешало ему периодически поднимать шум-гам. Если ему мешали реки, он их просто поворачивал, а если горы - разрушал, и его не очень беспокоило, куда летят обломки.

Жил он так долго и радостно, пока в один прекрасный день (именно тогда он собирался взглянуть на перестроенный мир) он проснулся со страшной головной болью. А когда он захотел, как обычно, сдвинуть гору, это почему-то не получилось. Тогда он взобрался на вершину горы и задумайся. Перед ним лежал тот мир, который он старался изменить. А что в итоге? Кое-где были разрушены горы и реки изменили течение, все же остальное было по-прежнему.

С тяжелым сердцем бог возвращался домой. "Неужели я неудачник? Неужели я совсем ни на что не способен?" - думал он. С каждым днем он становился все мрачнее и мрачнее. Ему становилось тяжело быстро бегать, а однажды утром он нашел у себя несколько седых волос. А вокруг суетились молодые боги, полные честолюбивых планов.

И тогда бог решил уехать куда-нибудь далеко-далеко. "Жаль, что боги бессмертны, - думал он, - делать мне нечего в этой жизни". С этими мыслями он поднялся в воздух и полетел, куда глаза глядят. В пути он был поглощен мрачными мыслями и не сразу заметил, куда попал. Вокруг него не было ни единой звезды, только сплошной мрак. Не было слышно ни звука, и сколько бы бог ни шарил вокруг себя руками, он ничего не нашел. Он понял, что попал туда, где заканчивается мир и начинается хаос. Это было именно то место, где он мог спокойно предаваться печальным раздумьям. Казалось бы, все сложилось как надо, но очень скоро богу захотелось увидеть хоть лучик света, так как ни передвигать, ни разрушить богу было нечего, нужно было действовать иначе. Тогда он вспомнил о своих возможностях (все-таки, он был богом) и сотворил звезду. Она ярко загорелась, мрак пропал. Бог зааплодировал сам себе и подумал: "Надо же, во мне столько сил. Я даже не подозревал, что я умею делать такие вещи". И немедленно сотворил несколько планет, которые тут же завертелись по своим орбитам.

Бог посмотрел вокруг и задумался. Теперь он должен был отвечать за то, что сотворил. Он как будто заново родился. Ему уже не хотелось совершать глобальные катастрофы, он действовал осторожно и мудро.

Через какое-то время его новый мир показался ему пустым, и тогда он на каждой планете сотворил жизнь. Теперь он уже не рушил горы и не передвигал реки, он заботился о своих творениях. Созданные им существа развивались, и сердце бога наполнялось гордостью.

"Да, - думал он, - как хорошо, что все получилось именно так. Вот в чем настоящее счастье - быть созидателем и нести ответственность за то, что создал." Иногда он вспоминал свою прежнюю жизнь, но ему не хотелось вернуться туда. У него был мир, который нуждался в мудром, добром и справедливом друге".

Кризис "встречи со старостью"

Согласно теории Э. Эриксона конечной стадией жизненного цикла является психосоциальный конфликт "целостность против отчаяния". Основная задача в этом периоде - убедиться в ценности прожитой жизни. Люди должны оглянуться назад и пересмотреть свои достижения и неудачи. Соответственно фокус внимания должен сдвинуться от будущего к прошлому опыту. Это становится возможным только тогда, когда успешно завершились предыдущие стадии. И если жизнь человека была пронизана заботой об окружающих людях, творческими взлетами и падениями, то теперь человек может спокойно и смиренно оглянуться на свою прошлую жизнь и твердо сказать: "Я доволен". Э. Эриксон отмечает несколько составляющих такого состояния - это принятие своего жизненного пути как единственно должного без порицания жизненного пути других, это ощущение "вселенского" единства с людьми разных времен и народов, когда каждый из встреченных людей кажется родным и чем-то близким. Только тогда формой активного взаимоотношения человека с ограниченностью жизни станет мудрость "со многими оттенками значения от зрелости "ума" до сосредоточения знания, - тщательно обдуманными суждениями и глубоким всеобъемлющим пониманием".

На противоположном полюсе находятся люди, относящиеся к своей жизни как к череде нереализованных возможностей и ошибок. Недостаток или отсутствие целостности проявляются у них в скрытом страхе смерти, чувстве безысходности, отчаяния от невозможности что-либо изменить. Это может прикрываться отвращением к себе самому или недовольством социальными институтами или отдельными людьми.

Работающий в русле теории Э. Эриксона Дж. Пек считает необходимым выделить подкризисы данного периода. Первый подкризис - это переоценка своего "Я", а точнее сказать, деролеизация "Я". После выхода на пенсию и утраты социальных ролей человеку нужно увидеть свое "Я", очищенное от каких бы то ни было ролей. Второй подкризис предполагает принятие ухудшения здоровья и старения. Пожилому человеку необходимо примириться с некоторым нездоровьем и приспособить свою жизнь к наступившим изменениям. Третий подкризис заставляет человека подойти к размышлениям о собственном уходе из этой жизни.

Эриксон и его последователи полагают, что описанный ими психосоциальный конфликт - последний в жизненном цикле человека и ничего не говорят о последующем периоде. Поэтому стоит согласиться с Л. И. Анцыферовой, которая отмечает некоторую парадоксальность позиции Э. Эриксона. В личности произошла интеграция позитивных свойств, каждое из них усилилось за счет связи с остальными, возрос мотивационный потенциал человека. Таким образом, он оказывается подготовленным к дальнейшему поступательному развитию. А для Э. Эриксона - это характеристики конечного этапа жизни. Л. И. Анцыферова предполагает наличие особой программы для старости - это завершение прежних жизненных программ и основание для выработки новой программы и дальнейшего роста личности. Из этого можно сделать важное заключение, что старость имеет свои задачи развития.

Достаточно важную мысль о задачах развития в старости формулирует В. И. Слободчиков. По его мнению, с одной стороны, очень важно осознать необходимость работы по завершению того, что может быть завершено, а с другой - ощутить границы возможного и принять несовершенство как самого себя, так и окружающего мира. Кроме того, в качестве, может быть, самой важной задачи развития в старости можно назвать сам процесс умирания. Умирание как важнейшую жизненную задачу, правда не только в старости, предлагает рассматривать В. Франкл (1905-1997, австрийский психиатр, психолог и невролог, узник нацистского концентрационного лагеря, создатель логотерапии - метода экзистенциального психоанализа).

Можно согласиться с тем, что старость так же, как и другие жизненные периоды, имеет свои возрастные задачи развития. В свете этого особо следует отметить мнение Уотеринга о том, что за периодом мудрости становится возможным не просто продолжение развития, но новая творческая кульминация в возрасте 63-70 лет. Собственные наблюдения во многом подтверждают данное мнение. Некоторые авторы расширяют период возможной кульминации. Б. Ливехуд в связи с этим приводит интересные факты. Так, художница Гранда Модес начала рисовать в 80 лет. Известный японский художник, иллюстратор, гравер Кацусика Хокусаи отмечал, что все созданное им до 73 лет ничего не стоит. Можно привести примеры и наших соотечественников: 27 ноября 2000 г. в Санкт-Петербурге праздновалось 100-летие доктора геолого-минералогических наук З. И. Мишуниной, которая незадолго до этого закончила одну из своих книг. А в г. Армавире широко известен 93-летний В. И. Рогачев, являющийся главным научным сотрудником ВНИИ консервной и овощесушильной промышленности. Но факты утверждают, что кульминация возможна не только в профессиональной сфере. В качестве примера можно привести выдержки из дневника 64-летнего Г. А. Мельникова о начале его романа, который продолжался 15 лет и завершился только с уходом его из жизни (дневники были любезно предоставлены его дочерью).

"Днем я показывал ей свой сад, посаженный моими руками: молодые яблони, кусты сирени, распускающиеся пионы. На грядке выросла роскошная лилия с тремя цветками.

А вечером мы сидели на крылечке и слушали соловьев. И я почувствовал себя не одиноким. Я проводил ее к дому, но спать в ту ночь я не мог. Всю ночь пели соловьи. И мне хотелось верить, что эти дивные звуки звучали в душе той, которую я полюбил".

А дальше - стихи, где есть такие слова: "Вдруг в нашей душе расцветают фиалки. Приходит весна..."

В содержании кризиса "встречи со старостью" можно выделить две основные линии. Первая - это необходимость принятия конечности собственного существования. Вторая - принятие необходимости выполнить те жизненные задачи, которые не были решены в течение предыдущей жизни.

В случае успешного разрешения кризиса у пожилых меняется установка на собственную жизнь в период старости. Пропадает установка на старость как на период покоя и отдыха. Старость начинает восприниматься как период серьезной внутренней работы и внутреннего движения. Можно предположить, что вынужденное снижение внешней активности человека в старости необходимо рассматривать как возможность расширения и углубления сферы внутренней активности.

Рассмотрим подробнее, как может проявляться кризисное состояние у пожилых. Труднее всего допустить в сознание мысль о конечности своей жизни на земле. Поэтому столь часто можно наблюдать неприятие самой старости. Проявления старения многие стремятся рассматривать как симптомы болезни, которые, как и всякая болезнь, могут уйти. Поэтому столь много времени тратится на лечение, соблюдение предписаний врачей. Иногда борьба со старением становится основным занятием пенсионера. В этом случае возможно сверхценное отношение к медицинским препаратам и ипохондрическая фиксация на своих болезненных ощущениях.

У некоторых пожилых людей может несколько снизиться общий фон настроения. К примеру, на вопрос: "Ну, как ваше настроение?" пожилой человек может отвечать: "Нормальное, как всегда. Особо хорошее у меня никогда не бывает". Становится все более частым подавленное, грустное настроение без наличия для этого объективных оснований. Возрастают обидчивость и тревожная мнительность, а отрицательные эмоциональные реакции на те или иные неприятности становятся довольно затяжными.

Η. Ф. Шахматов полагает, что в этом периоде почти половина стариков испытывают специфическое депрессивное расстройство настроения - возрастно-ситуационную депрессию - для которого характерны ощущение чувства пустоты, ненужности, отсутствие интереса к чему-либо. Остро переживается одиночество, которое может быть только переживанием, а не фактическим одиночеством. И в этом случае образ жизни, разговоры членов семьи кажутся пустыми и скучными. Такое тягостное настроение может оставаться до конца жизни. При этом самому пожилому человеку оно кажется нормальным, и предложенная помощь, как правило, отвергается. Иными словами, человек живет с мыслью "У меня все плохо, у них все плохо, в стране все плохо, все плохо везде".

Отдельно следует остановиться на страхах пожилых. Исследователи описывают усиление страхов биологического типа, связанных с нарастающей беспомощностью и процессами увядания функций собственного организма. Кроме того, проявляются иррациональные страхи (например, страхи перед нападением, преследованием), моральные страхи (дать отчет о смысле собственной жизни). Можно сказать, что общий уровень страха значительно возрастает. Некоторые исследователи полагают, что многие формы поведения, традиционно приписываемые старым людям: резкие реакции, склонность к размышлениям, замкнутость, склонность к критике окружения - можно трактовать как способы собственной борьбы со страхами и беспокойством.

Следующее, что можно отметить, это либо категорическое избегание пожилыми темы смерти, либо постоянное обращение к ней в форме "Скорей бы умереть, уже надоело жить, зажилась и т.п.".

Существенным аспектом кризиса является депривация притязания на признание у многих пожилых. Это является следствием того, что теряются основы внешнего признания: статус, материальный достаток, внешний вид. У тех людей, для которых значимость внешних показателей признания выше, чем внутренних, возникает угроза разрушения "Я", снижения самооценки.

Необходимо отметить и то, что пожилой человек встречается с необходимостью по-новому организовывать свое время. Раньше жизнь регламентировалась во многом внешними обстоятельствами, особенно работой. Теперь человек остается наедине с самим собой, что для многих тяжело и непривычно.

Новые проблемы встают в общении пожилых. Среди пожилых супругов может возрастать конфликтность общения из-за заострения их собственных личностных черт в старости, различного отношения к молодым членам семьи. Кроме того, некоторые пожилые супруги только лишь в старости встречаются друг с другом "лицом к лицу", когда появляется много свободного времени и сняты социальные роли. Американский психолог Вирджиния Сатир (1916-1988) по этому поводу приводит яркий пример. Супружеская пара Генри и Элен всю жизнь мечтали о совместном путешествии. Генри для этого усердно работал, заранее купил автомобиль. И вот, наконец, он вышел на пенсию, и они отправились навстречу мечте. Через два месяца они перестали разговаривать, через шесть месяцев Генри заболел и через год умер.

Но наиболее распространенными становятся конфликты между поколениями. В тех семьях, где родители всегда были только в родительской роли, не позволяли себе никогда выйти из нее, может произойти смена ролей: дети займут родительскую опекающе-запретительную роль. Как пишет В. Сатир: "Многие пожилые обращаются с просьбой избежать диктата выросших детей". А некоторые взрослые дети с удивлением узнают, что их родители вовсе не желают следовать их советам.

Могут активно проявляться и конфликты между бабушками, дедушками и их внуками. Особенно это характерно для тех пожилых, которые не реализовали по тем или иным причинам себя в родительстве, не сумели уделить своим детям достаточно любви и внимания. Теперь же они окружают внуков такой любовью, которая скорее носит характер гиперопеки. Внуки, как правило, протестуют, что и служит началом конфликта.

Многих пожилых спасает общение со своей возрастной группой. Но некоторые не умеют делать и этого. Причины такого положения анализирует Э. Берн. У многих пожилых, в молодости четко следовавших родительским сценариям, наблюдается утрата активности. Дело в том, что родители не предусмотрели сценарии для старости. Человек теперь волен выбирать их сам. Но сам он этого делать не умеет, самому выбирать опасно, поэтому прекращаются всякие формы активности, в том числе ведущие к общению.

Теми же людьми, которые привыкли жить будущим с "отсроченной радостью", откладывать получение удовольствия "на потом", остро переживается краткость будущего. Получается парадоксальная ситуация: всю жизнь усердно работал, к чему-то стремился ради будущего, а когда оно наступает, то оказывается не таким приятным. Кроме того, неумение жить "здесь и сейчас", чувствовать радость от настоящего момента еще больше подчеркивает ограниченность будущей жизни.

Усугубляет кризис и десексуализация пожилых. Стираются половые отличия в одежде, поведении. Всякие разговоры на сексуальную тему резко, иногда агрессивно отвергаются. Многие недооценивают важность сексуальной жизни как для психологического, так и для физического здоровья. И. Кемпер приводит интересные факты, выявленные в австрийских домах престарелых. Расходы на медикаменты в домах престарелых, где запрещено хождение друг другу людей разного пола, на 30% выше, чем в тех, где такое хождение разрешено. В последних, кроме того, на семь лет выше продолжительность жизни. Оказывается, многие психосоматические заболевания пожилых пропадают сами собой, если человек женится или находит подходящего партнера.

Необходимость изменения своей жизненной позиции, ценностей, установок, поведенческих стереотипов осознается пожилыми с еще большим трудом. Ряд авторов вообще вопрос о способности к изменениям людей после 45 лет считает дискуссионным. По мнению И. Кемпера, изменения все-таки возможны. Но готовность к изменениям у пожилых действительно сильно снижается по ряду причин. Растет общая ригидность. Становится трудным пробиться к ядру личности, которое становится неразличимым за множеством жизненных ситуаций. Формы преодоления жизненных проблем нередко становятся второй натурой. Мешает скептицизм пожилых, который нередко формируется в процессе жизненного опыта. Несмотря на присущее пожилым желание поговорить, они, как правило, менее откровенны и склонны цепляться за житейскую ложь. Ниже будут рассмотрены трудности отказа в пожилом возрасте от идеализированного представления о себе. Конечно, мешает присущее не только пожилым неумение увидеть в болезни следствие собственного жизненного пути, за который прежде всего сам человек несет ответственность. Вместо этого наблюдается стремление видеть в болезни чисто телесные причины и обращаться только к медикаментозному лечению.

Однако существуют и объективные предпосылки трудностей изменений в старости.

Во-первых, в старости возникает необходимость поисков и опробования новых жизненных ролей. У людей, которые ранее отождествляли себя с семейными или социальными ролями, может наблюдаться потеря "Я" или же ролевое смешение.

Во-вторых, происходит разрыхление связи между человеком и обществом через собственный уход с работы, уход из жизни друзей и близких, ограничение физической активности. И если предыдущим жизненным рубежам соответствовало постепенное расширение круга общения (детский сад, школа, вуз, работа), то в старости, наоборот, наблюдается его сужение.

В-третьих, динамике предыдущего жизненного пути было присуще постоянное расширение круга обязанностей человека перед обществом. Теперь же общество ставится в позицию должного человеку. Возникает опасность переложить на общество ответственность за свою жизнь.

В-четвертых, в обществе существует взгляд на старость как на период "заслуженного отдыха" и покоя. Однако исследования показывают, что старость - период наибольшей эмоциональной насыщенности стрессогенными ситуациями. Оказалось, что пять из 10 наиболее стрессовых жизненных ситуаций (выход на пенсию, смерть близких родственников, потеря работы и т.д.) приходятся чаще всего на период старости. Получается, что пожилой человек психологически не готов к переживанию такого рода стрессов и не обучен этому.

В-пятых, (наверное, самое важное) большинство людей ожидают от собственной старости слабости, дряхлости, социальной бесполезности. Многие испытывают страх перед собственной беспомощностью. Как считает всемирно известный лидер в области психотелесной медицины и человеческих возможностей Д. Чопра, то, что обычно называют нормальным старением, - это сочетание симптомов, порожденных ненормальными убеждениями. Д. Чопра активно отстаивает тезис о том, что вера творит биологию. Следовательно, что человек ждет от старости, то он и получает.

Стратегии психологической поддержки пожилых. Начать процесс консультирования можно, предложив клиентам несколько диагностических методик, которые, с одной стороны, позволят получить сведения о жизни испытуемых, с другой - позволят установить контакт. Для этого удобно использовать методику "автопортрета" П. Ржичана и шкалу самооценки Ч. Д. Спилбергера, Ю. Л. Ханина. Рассмотрим последовательно их возможное применение.

Прием автопортрета П. Ржичана направлен на получение информации о жизни испытуемых, особенностях самооценки жизненной ретроспективы.

Испытуемому предлагают начертить горизонтальный отрезок прямой, где крайние точки обозначают рождение и завершение жизни. После этого испытуемый выбирает промежуточную точку, чтобы отношение полученных отрезков отвечало ожидаемому отношению между продолжительностью предшествующей и последующей жизни. На отрезке, представляющем прожитую жизнь, отмечаются наиболее важные события, оценивается степень удовлетворенности ими. На основании этого строится кривая удовлетворенности жизнью. Эта кривая может быть использована в качестве отправной точки для дальнейшей беседы с клиентом.

Шкала самооценки (Ч. Д. Спилбергера, Ю. Л. Ханина) используется для выявления самооценки в настоящем. Кроме того, у пожилых выявлена корреляция между личностной тревожностью и их отношением к своему прошлому и будущему. Высокой тревожности, выявленной по данной шкале, соответствует негативное восприятие прошлого (воспринимается в основном как состоящее из неприятных событий), низкая удовлетворенность настоящим и оценка будущего как неизвестного или неприятного, низкому или умеренному значению показателя - удовлетворенность прошлым и настоящим, позитивная оценка будущего (например, как времени для занятия с детьми и внуками).

Процесс самой консультативной беседы заключается в следующем. Первое, что необходимо сделать - это по возможности повысить общий фон настроения человека. Понижение настроения - достаточно распространенное явление в старости. Для этого можно предложить пожилому человеку принести альбом своих фотографий. Как известно, у пожилых людей наблюдается особая позитивная окрашенность воспоминаний прошлого. Поэтому рассматривание фотографий, рассказы о событиях, запечатленных на фотографиях, не только поднимут настроение, но и позволят консультанту довольно быстро установить контакт. Кроме того, при правильно расставленных акцентах консультант может подвести человека к осознанию значимости прожитого, важности сделанного, ценности достигнутого.

Иногда пожилой человек может и поплакать над фотографиями близких, ушедших из жизни, но, как известно, слезы - это уже проявление сильного чувства. Но в целом, как показывает практика, так называемая альбомная терапия приносит положительный эффект.

Пример из беседы с женщиной 72 лет.

"А хотите, я покажу вам фотографии. На них я еще совсем молодая, ну прямо как вы, - спросила Η. Н.

Я согласилась, и мы, сев на диван, стали рассматривать альбом с фотографиями. На первой странице была фотография маленького ребенка, глазки которого так напоминали глаза Η. Н. Я спросила: "Не вы ли это?" Она с восторгом ответила, что этот ангелочек на фотографии - действительно она сама".

Далее необходимо содействовать повышению самооценки пожилого человека. Ранее отмечалось, что самооценка в пожилом возрасте имеет тенденцию к снижению за счет уменьшения внешних факторов получения признания. Для ее повышения можно опираться на достижения детей и внуков. Необходимо подробно рассмотреть социальные, семейные достижения детей и внуков, подвести пожилого человека к принятию мысли о том, что достижения детей и внуков не были бы возможны без его участия. Это особенно необходимо, если пожилой человек страдает от того, что он не успел что-либо сделать сам по объективной причине. Например, не успел защитить диссертацию потому, что помешала война. Или же ребенок родился больным, и необходимо было посвятить жизнь его лечению.

Иногда более быстрым способом повышения самооценки является так называемая идентификация со своим поколением. Необходимо вместе с пожилым человеком рассмотреть достоинства его поколения, которое, к примеру, сумело пережить голод, прославить страну достижениями в области космонавтики. И теперь это поколение с достоинством переживает трудности низкой пенсии и т.п. Как правило, пожилой человек о достоинствах своего поколения может говорить с удовольствием и довольно долго. Здесь также может встать вопрос о том, необходима ли такая работа, если пожилые и так хвалят только свое поколение и постоянно ругают молодых. Но на самом деле, пожилые рассматривают свое поколение несколько односторонне и чаще фиксируют внимание на его униженности, малых пенсиях и т.п. Поэтому как раз необходимо вспомнить о силе того поколения - о прошлой силе и достижениях и о настоящей силе - возможности приспособиться к столь трудным условиям, сохранить светлый ум, стремление помогать окружающим и т.п.

Когда консультант решит, что пожилой человек имеет уже некоторую энергию для изменений, можно перейти к формированию у пего позитивного образа старости как времени для счастья, развития, внутреннего покоя. Это осуществляется через обсуждение писем, дневников, рассказов о пожилых людях, удовлетворенных своей жизнью. Это очень важный этап, поскольку он должен изменить взгляд человека на старение, который сформировался в течение его всей прошлой жизни. Необходимо иметь в виду, что во многом взгляд человека на собственное старение определяется наблюдением за тем, как старели его родители. Поэтому при наличии тех или иных патологий старения у родителей можно предположить не всегда осознанную установку на подобное старение у самого пожилого человека. Консультанту же нужно по возможности освободить человека от старых схем, что уже само по себе может изменить процесс старения.

Это положение прекрасно описано в работе Д. Чопры. Он рассказывает об эксперименте с группой мужчин старше 75 лет, которые были помещены в загородный коттедж и погружены в условия их молодости. Оборудование коттеджа соответствовало их молодости. Музыка, газеты и другие детали жизни были подобраны так, чтобы мужчины чувствовали себя 50-летними. По сравнению с другой группой стариков, живших в аналогичных условиях, но без такого погружения, психологами были отмечены положительные изменения. Были замечены значительные улучшения в памяти, ловкости рук, активности. Изменились в лучшую сторону внешность, осанка. Обострились зрение и слух. Увеличилась мускульная сила.

К сожалению, в нашем обществе существует установка на старость как на период увядания. Поэтому особую важность приобретает дискуссия на тему счастья в старости. Ниже для возможности начать такую дискуссию приведены записи из размышлений на тему счастья самих пожилых людей, а также молодых - студентов педагогического университета.

Примеры.

Г. И., 83 лет, в прошлом преподаватель педагогического института, сейчас - мастер производственного обучения в школе.

"Шла сегодня утром в школу, дорогой ко мне пристроился мужчина лет 35 и сообщил, что он первый раз идет пешком до музыкальной школы без палочки, что у него была поломана нога. Чувствовалось, что ему трудно идти, что он преодолевает усталость, и ему необходимо было поделиться. Согласно киваю его словам. Он обрадовался и тут же рассказал, что дома у него чудесный годовалый малыш, который начинает ходить. Пишу как о примере ниточки счастья - это когда к тебе могут так доверительно обратиться люди.

А вообще счастье - понятие глобальное. Вот идешь и радуешься готовой раскрыться почке, затейливой формы облачку, радужным разводам на обыкновенной луже.

Или вот подошел первоклассник и доверительно сказал: "Г.И., я уже стал чуть-чуть лучше". Это еще одна бусинка счастья - слышать этого сорванца.

Если же рассмотреть формулу счастья, то в нее обязательно входят:

а) внутренняя выносливость, т.е. реакция на "Что же теперь будет? А что я теперь буду? Как это преодолеть? Как поступить?"; б) излучение того, что теперь называют положительной энергией".

В. А., 87 лет, в прошлом инженер, прошел сталинские лагеря, сейчас не работает.

"В первую очередь счастье пожилых складывается из счастья детей и внуков. Важна и собственная материальная обеспеченность (жилье, обстановка, питание, возможность ездить, общаться, делать подарки, хотя бы небольшие). Голодная или холодная старость - это, конечно, кошмар. В счастье входит и здоровье. В старости оно не бывает 100-процентным, но возникают способы управлять здоровьем. Конечно, болеть в старости плоховато. Но надо уметь делать и это! Тогда тоже хорошо! Ну и, наконец, конечно, творчество - уметь творить или участвовать в коллективном творчестве, видеть завтрашний день всей страны, всех людей на Земле и в чем-то, хотя бы в малом, делать завтрашний день лучше, чем вчерашний".

"Старый человек счастлив тем, что отдал все долги жизни (вырастил детей, внуков, поработал на благо общества), и теперь сам может решить, что и кому он должен сейчас. Он может засесть за мемуары, может нянчить внуков. В нем имеют право нуждаться его близкие. И старый человек счастлив, когда он нужен. Нужный - но свободный, активный - но не беспокойный, мудрый - без занудства и навязчивости, заботящийся о себе и других, дающий помощь и принимающий ее без ложного стеснения и ложной стыдливости - вот гак выглядит счастливый пожилой человек".

"Понятие счастливой старости ассоциируется у меня с такими состояниями, как умиротворение, гармония. Гармония с собой, с окружающим миром. Со смертью, когда человек не боится предстоящего пути, не боится оставить эту жизнь. При этом он продолжает любить эту жизнь и наслаждаться каждой отпущенной минутой. Умеет наслаждаться по мелочам. Мне кажется, что счастливая старость - это состояние души, это ровный теплый свет, в который человек входит, чтобы согреться после всех жизненных невзгод и переживаний, и постепенно растворяется в этом сиянии".

"Мне повезло. Я живу со счастливым пожилым человеком. Это моя бабушка. Жизнь ее мало чем отличалась от жизни других: детство в деревне, многодетная семья, репрессированный отец, дальневосточная стройка. Потом завод, работа инженера-экономиста. Народный театр. Муж, сын, дочь. Сноха, зять, внуки.

И, наконец, пенсия.

Бабушка очень гордится своими детьми и внуками. Едва ли не самая большая ценность в доме - юмор. Бабушка любит говорить, что у нас "юморная" семья и что с нами не соскучишься. Она любит шутки и розыгрыши, анекдоты, выступления сатириков. Смеется громко, до слез. До слез доводит нас фразами типа: "Достань чайник из-под воды и сделай его горячим".

Еще одна ценность - статус. Бабушка - староста в своем народном хоре. Здесь ее отличают тс же качества, что отличали когда-то на заводе: активность, деловитость, аккуратность.

Бабушка привлекательна. Она стройна, но не худа. У нее блестящие карие глаза. Недавно со смехом рассказывала, как к ней "клеился" после концерта какой-то зритель. Иногда она шутливо заигрывает с дедом.

Бабушка живет сейчас и с удовольствием. Она любит современную музыку, уважает хороший рок. Она не заигрывает с 90-ми годами, она просто не застревает в 60-х. Она не приемлет "металл". Но ей правится слушать песни Цоя так же, как и Бернеса. Я могу поговорить с ней обо всем; рассказать теорию Фрейда (она ее выслушает), о последнем конфликте с кем-либо (она его обсудит), описать цвет, в который хочу покрасить свои волосы (она скажет, что терпеть его не может, но "когда ты меня слушала...").

И при все при этом моя бабушка мудра. Рядом с ней понимаешь, что опыт пожилого человека может быть ценностью или послужить советом для тебя самого.

Мы с ней думаем, что это и есть счастливая старость".

Следующим этапом может стать обсуждение всего того хорошего, что имеется в актуальной жизненной ситуации пожилого человека: возможность общаться с друзьями по телефону, наличие квартиры и т.п. Здесь важно ничего не забыть, потому что человек быстро привыкает к хорошему, оно кажется ему само собой разумеющимся. Поэтому необходимо вспомнить и проговорить все, что имеет пожилой человек. В работе с пожилым человеком особо следует остановиться на радости как источнике здоровой нормальной старости. Можно привести старое двустишие, восходящее к временам царя Соломона:

Радость сердца - вот жизнь человека.

Только она даст продление века.

Для пожилых людей очень важно ощущение собственной нужности, поэтому проговаривание этой позиции особенно необходимо. Недаром в большинстве жалоб пожилых людей сквозят сетования на то, что теперь они никому не нужны.

Пример из беседы с женщиной 67 лет.

"Совсем никому не нужна стала. Ездят в свою Анталию, а обо мне и забыли. Им до меня дела нет. Так вот помру, а они не узнают даже".

Здесь требуется тонкость и изобретательность консультанта, чтобы оттолкнуться от реальной жизненной ситуации человека. Например, показать нужность, необходимость пожилого человека для его уже давно ставших самостоятельными детей. При этом акцентируется внимание, что нужность пожилых отличается от нужности молодых. Не следует проявлять свою нужность привычными способами. Лучше поискать новые, например, сочинять сказки для внуков и т.п.

Специфика взаимоотношений консультанта и пожилого клиента в некоторых ситуациях может затруднить процесс консультирования.

В отношении консультанта может наблюдаться полная идеализация его клиентом вплоть до обожествления. За этим может стоять тоска по зависимости от доброго, исполняющего желания защитника или же представление о том, что консультант может решить все проблемы за него. Возможен перенос на консультанта роли сына (дочери). При этом такие представления возможны и у бездетных, имеющих фантазии о ребенке. Иногда встречается агрессия клиента в отношении консультанта, за которой может стоять сильный страх смерти.

Консультант тоже может испытывать противоречивые чувства. Он может ощущать неуверенность и зависимость от клиента как от лица более старшего. Но чаще он будет тратить много энергии на сопротивление естественным эмоциональным реакциям, которые вызывает клиент. Для многих клиент является призраком собственного будущего и настолько пугает, что включает архаические формы защиты - уничтожить угрожающее. Заметим, что не только консультирование пожилых, а даже теоретическое изучение геронтопсихологии нередко вызывает у студентов отторжение, поэтому кажется скучным и неинтересным. Можно сделать вывод, что работа с пожилыми предъявляет особые требования к психологическому здоровью консультанта. Только психологически здоровый человек, обладающий прежде всего чувством юмора и оптимизмом, а также имеющий выраженную духовную позицию, способен установить контакт с пожилым, добиться успехов в работе.

Таким образом, в основе психологической поддержки пожилых - преобразование негативного образа старости в позитивный. Новые представления о старости должны выглядеть так: "Чем старше я буду, тем больше времени смогу уделять своему здоровью. Я стану мудрее. Имея время и желание, я создам себе радостную, творческую жизнь. Я смогу попробовать много нового. Я научусь радоваться одиночеству, но я смогу общаться, если захочу, с окружающими людьми. Я буду заниматься спортом, тело мое станет стройным и гибким. Я буду модно одеваться и хорошо выглядеть" (В. Сатир). Старость - это продолжение путешествия по жизни, причем путешествие в неизведанное. Но таких путешествий в жизни было немало - поступление в школу, супружество и т.п. Все они имели смысл, поэтому необходимо отыскать смысл и в этом путешествии по старости.

Пример. Выдержки из беседы с женщиной 74 лет в очереди в поликлинике.

"Я всегда, когда жду чего-то, стою в очереди, еду в транспорте, нахожу какое-нибудь длинное слово и пытаюсь составить из него как можно больше маленьких. И еще я решила не упустить возможность поговорить с вами. Я всегда стараюсь держаться поближе к молодым. Я считаю, что сегодняшние молодые люди очень хорошие и добрые. Не согласна с теми, кто ругает молодое поколение. Вот, например, обвиняют их, что они не уступают место пожилым. Но ведь не все. А потом я смотрю на них. Они сами такие уставшие, замученные. К тому же сесть ты сядешь, а поднимать тебя кто будет?

А вообще нужно все время двигаться. Я каждое утро делаю зарядку. А потом нужно и в магазин сходить, и подруг навестить, и внуки могут зайти.

Еще очень люблю музыку. Всегда просыпаюсь с музыкой в голове и пою целый день. А вообще, как день начнешь, так он и пойдет. Главное - положительно настроиться. Мне через пару недель операция предстоит. Я и говорю себе - надо так надо. Главное относиться ко всему с юмором, а все остальное придет. Вот сейчас я попытаюсь встать. Раз, два, три, потихоньку. Ну вот, вроде встала, спину прямо, прическу поправлю и готово".

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы