Высшие формы психического отражения в структуре личности субъектов уголовного, гражданского процесса

В предыдущей главе мы рассмотрели индивидуально-психологические особенности личности: темперамент, характер, направленность, мотивационную сферу и т.д. Понятно, что остановиться только на этих вопросах при раскрытии столь многогранного понятия, как личность, нельзя. Нам важно также проанализировать ведущие формы психического отражения: сознание, правосознание, понимание, мышление, причем как в сфере уголовного, так и гражданского права. Это имеет существенное значение при решении правовых вопросов, относящихся к признанию субъектов правоотношений вменяемыми (невменяемыми), ограниченно вменяемыми - в уголовном процессе и дееспособными (недееспособными), не полностью, ограниченно дееспособными - при рассмотрении гражданско-правовых споров.

Сознание, понимание, их психолого-правовая оценка в уголовном и гражданском праве

Сознание. В научный оборот данное понятие введено в середине XIX столетия, в период становления психологии в качестве самостоятельной науки о сознании. В настоящее время понятие сознания широко используется в различных областях научных знаний: в философии, логике, психологии, психолингвистике, нейропсихологии, психиатрии и т.д. Не является исключением и правовая наука.

В юридической психологии понятие "сознание" и производное от него "осознание" как процесс психического отражения окружающей действительности в сознании человека рассматриваются в качестве центральных, фундаментальных понятий. Это обусловлено прежде всего тесными связями юридической психологии с такими основополагающими правовыми институтами и понятиями, как противоправная деятельность, вина, виновность, вменяемость (так называемая ограниченная или уменьшенная вменяемость).

Особенно видна эта связь в уголовном праве, где провозглашен очень важный принцип, согласно которому уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, способное осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Иначе говоря, чтобы быть способным отвечать за свои поступки и нести уголовную ответственность, "лицо должно иметь определенный уровень сознания". Разумеется, что оценивать этот уровень необходимо не только по возрастным и медицинским показателям, но и с учетом психологических критериев, недооценка которых может привести к принятию ошибочных решений в судопроизводстве по уголовным делам.

В УК и УПК в целом ряде статей содержится требование законодателя к правоприменителям оценивать сознание лиц, виновно либо невиновно совершивших те или иные правонарушения, в производных от термина "сознание" глагольных формах: [несовершеннолетний! <<нс мог в полной мере осознавать" (ч. 3 ст. 20 УК), [лицо] "не могло осознавать" (ч. 1 ст. 21 УК), "не могло в полной мере осознавать" (ч. 1 ст. 22 УК), "осознавало" (ч. 2, 3 ст. 25 УК), "лицо... не осознавало", "не могло осознавать" (ч. 1 ст. 28 УК), "мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать..." (ч. 2 ст. 421 УПК) и т.д.

В психологии сознание рассматривается как высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий только человеку. "Сознание выступает как непрерывно меняющаяся совокупность чувственных и умственных образов, непосредственно предстающих перед субъектом в его внутреннем опыте" и предвосхищающих его практическую деятельность". По Л. С. Выготскому, в сознании отражаются смысл, движение смыслов, значение происходящих вокруг человека явлений, без которых не может быть полноценного смыслового восприятия событий (тем более событий противоправного характера. - Авт.), "смыслового строения сознания".

Сознание возникает и начинает функционировать в различных видах предметно-практической деятельности человека, в процессе усвоения им достижений цивилизации, приобретения собственного опыта. Оно также тесно связано с языком, речью, благодаря которым человек получает "возможность анализировать свое сознание по его проявлениям не только в деятельности, но и в словах, в языковых, знаковых системах, в которых также объективируется сознание". О появлении у человека сознания, пробуждении у него способности осознавать свои действия и поступки свидетельствуют такие признаки, как способность к самонаблюдению, рефлексии, своеобразный внутренний биологизм с самим собой, прогностические способности, которые выражаются в виде предвидения, предвосхищения результатов действий (бездействия) и поведения.

Таким образом, на стадии формирования, становления личности субъекта происходит очень важный процесс осознания им самого сознания, своего рода самоосознание, завершающееся формированием самосознания, т.е. того, как человек сам оценивает себя, свое сознание, свои собственные переживания, состояния, действия, поступки. Оценка уровня развития самосознания субъекта подводит нас к ответу на вопросы о том, в какой мере он может отдавать отчет себе в своих действиях, поступках, какой личностный смысл он вкладывает в них. И здесь мы можем видеть, насколько глубоко он в состоянии осознавать "фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)", и в конечном итоге, через исследование психологических критериев, подойти к правовой оценке его состояния вменяемости (невменяемости) или того, что называют ограниченной вменяемостью.

В повседневной жизни нередко случается, особенно в экстремальных ситуациях, что психика человека, его сознание могут оказаться под воздействием:

  • а) устойчивых индивидуально-психологических личностных особенностей (повышенной внушаемости, импульсивности, эмоциональной неустойчивости, психопатических черт характера, различных видов неврозов, алкоголизма, ярко выраженных акцентуированных свойств характера и т.д.);
  • б) периодически возникающих психических, эмоциональных состояний, например физиологического аффекта, одним из диагностических признаков которого является сужение ("суженность") поля сознания; тяжелых депрессивных состояний, сопровождаемых "оглушенностью" сознания и т.п.;
  • в) сниженного уровня интеллектуального развития, умственной отсталости, негативным образом воздействующих на самооценку, самоконтроль, прогностические возможности субъекта, выбор им наиболее оптимальных стратегий поведения;
  • г) отставания в психическом, интеллектуальном развитии, инфантилизма, обусловленных педагогической запущенностью, отсутствием должного воспитания и внимания в семье, школе в период формирования его личности;
  • д) экстремальных психотравмирующих условий, "нервно-психических перегрузок" (ч. 2 ст. 28 УК), превышающих по силе своего воздействия адаптивные возможности человека, его внутренние ресурсы адекватного реагирования; приводящих к утрате им социальной ориентации, растерянности; несоответствующих его возможностям осуществлять самоконтроль и адекватно реагировать на неожиданно возникшую для него опасность, например, при управлении транспортным средством, в ситуации необходимой обороны и т.п.1

Психолого-правовая оценка сознания. С принятием нового УК особую актуальность приобрели вопросы использования психологических критериев (разумеется, наряду с медицинскими) при определении ограниченной способности субъекта к произвольной регуляции им своего поведения, когда возникают сомнения относительно того, мог ли он "в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий", т.е. когда возникает правовая проблема ограниченной вменяемости. В настоящее время разработаны психологические экспертные критерии оценки способности субъектов к осознанию ими своих действий и их произвольной регуляции в момент правонарушения путем исследования особенностей познавательной сферы (внимания, смыслового восприятия, мышления, мнестических возможностей), мотивационно-смысловых образований, эмоционально-волевой сферы и т.д.2 По мнению авторов, психологические критерии позволяют "определять степень ограничения возможности лица с психологическими расстройствами к осознанию значения своих действий и их произвольной регуляции в зависимости от влияния ситуационных факторов, личностных особенностей, эмоционального состояния и особенностей формирования психики в онтогенезе".

Учеными было описано три наиболее типичных варианта нарушений произвольной регуляции поведения у правонарушителей, неспособных "в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий" (ч. 1 ст. 22 УК).

При первом варианте у таких лиц ведущими становились нарушения эмоционально-волевой сферы по возбудимому типу. Лица данной группы отличались агрессивно-насильственной направленностью своих действий в условиях фрустрирующих ситуаций при низком уровне интеллектуального, волевого самоконтроля, эмоциональной устойчивости, сниженных прогностических возможностях.

При втором варианте у совершавших правонарушения в качестве доминирующей особенности отмечена личностная дисгармония при активной демонстративности, зависимости от внешних оценок, потребности в самоутверждении. В структуре их личности были выявлены "своеобразие восприятия и мышления, ориентация на субъективные критерии, эгоцентричность с сосредоточенностью на собственных проблемах, склонность к фантазированию... пониженная реалистичность оценок, недостаточность разведения личностно и социально значимого, объективного и желаемого... трудности целостного критического осмысления ситуации правонарушения и ее возможных последствий, инфантильный характер мотивации".

При третьем варианте определяющим фактором поведения выступала сама конфликтная фрустрирующая ситуация, препятствующая таким лицам адекватно реагировать на нее, с "застреванием" на отрицательных переживаниях при невысоком уровне интеллектуально-волевого самоконтроля, с элементами самовзвинчивания, суженным восприятием ситуации, сниженной способностью ее осмысления.

Все эти и близкие к ним особенности обследованных лиц, по мнению ученых, определяют "недостаточность адекватного личностного функционирования... инфантильный характер поведения и неустойчивость мотивации" правонарушителей, что нередко во всех трех вариантах является фактором, снижающим их способность осознавать в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

В тех же случаях, когда имеет место болезненное расстройство психики, мы можем столкнуться с помрачением, сумеречным состоянием сознания (как это, например, бывает при патологическом аффекте), исключающим всякую способность субъекта осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими, что позволяет суду признавать его невменяемым (ст. 21 УК).

Правосознание как особая форма сознания.

Помимо собственно сознания в юридической психологии, в уголовном праве, криминологии широко используется понятие правосознания как особой формы индивидуального, группового, общественного сознания, в котором отражается оценочное отношение в целом к праву, к его отдельным институтам, правовым нормам, регулирующий различные правоотношения между людьми, со стороны отдельных граждан, социальных групп и населения в целом. В правосознании людей отражается их отношение к тому, насколько соответствуют действующие правовые нормы, институты существующим реалиям; отвечают ли они потребностям тех или иных социальных групп, слоев участников правоотношений; следует ли соблюдать те или иные правовые нормы и т.п. В правосознании граждан отражается авторитет государственной власти, представителей правоохранительных органов, либо, напротив, в нем может выражаться негативное отношение к ним. Правосознание как общества в целом, так и отдельных лиц может подвергаться деформации: от равнодушного (индифферентного) отношения к соблюдению правовых норм до выраженного правового нигилизма, что нередко является одной из предпосылок противоправного поведения.

Понимание.

Особым состоянием сознания является понимание, выражающее способность человека постигать, распознавать смысл (осмысливать) содержание и значение каких-либо явлений, событий, поведения людей, их поступков, различных текстов, которыми могут быть, в том числе, и тексты правового характера в виде, например, действующих законодательных актов, комментариев к ним, а также различные документы, в которых фиксируются договорные обязательства сторон и т.п. При этом все, что имеет для субъекта личностный смысл, проходит как бы сквозь призму его смыслового восприятия, осмысления, иначе говоря, понимания им тех или иных реалий.

С общеметодологической точки зрения под пониманием подразумевается мыслительный процесс истолкования изучаемого объекта, его интерпретации, осмысления посредством специальных правил, алгоритмов, используемых в данной научной обмети. Понимание предполагает включение субъектом познания новых знании в его прошлый опыт, введение их в непротиворечивую логическую систему с ее внутренними элементами. Поэтому в процессе понимания человек активизирует свою мыслительную деятельность, память, и с этой точки зрения понимание как важная составная часть осознания становится необходимым компонентом мышления, одним из образующих его элементов. Понимание, таким образом, "обеспечивает установление связи раскрываемых новых свойств объекта познания с уже известными субъекту" свойствами в целях решения некоторой мыслительной задачи3.

Характерной особенностью процесса понимания в различных познавательных ситуациях является то, что "понимание человеком фактов, событий, явлений имеет неодинаковую психологическую природу" и может протекать в разных формах: узнавания (или, используя терминологию уголовного процесса, - опознания) ранее известного, знакомого в новом материале, прогнозирования развития ситуации, объединения элементов понимаемого в целое.

Уровни понимания.

В литературе выделяют четыре уровня понимания, анализируя которые удается полнее оценивать степень освоения субъектом познания, осмысления им различных юридически значимых сторон действительности, что позволяет, по мнению ряда авторов, более дифференцированно подходить к экспертной оценке способности подэкспертных лиц понимать те события и правоотношения, субъектами которых они являлись.

Первый уровень понимания - отражение внешней стороны юридически значимых событий на уровне их смыслового восприятия.

Второй уровень - понимание фактической стороны (внутреннего содержания) воспринимаемых событий.

Третий уровень - понимание социального значения воспринятого события, его нравственной, этической, правовой стороны.

Четвертый уровень - понимание юридически релевантных событий на уровне личностного смысла субъекта.

Психолого-правовая оценка способности человека понимать значение своих действий.

Процесс понимания, как и процесс осознания происходящих вокруг человека различных событий, имеет существенное значение при оценке его поведения, совершения им тех или иных действий, имеющих правовые последствия. Оценка способности субъекта понимать значение своих действий в гражданском праве, равно как и способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в уголовном праве, предполагает два критерия: а) медицинский - болезненные расстройства психики и поведения; б) психологический, включающий оценку интеллектуальных и эмоционально-волевых особенностей личности субъекта. Иными словами, при определении дееспособности лица "необходимо решать вопрос не только о наличии и характере психического заболевания, но и о способности (неспособности) субъекта понимать значение своих действий или руководить ими".

Важную роль в процессе понимания субъектом значимых с правовой точки зрения событий, принимаемых решений, совершаемых действий играют помимо приобретенных им знаний, жизненного, профессионального опыта уровень его интеллектуального развития, когнитивные (умственные) способности, память, особенности мышления. Сниженные умственные способности, ограниченный интеллект субъекта, в целом его умственная отсталость (особенно в легкой степени, создающая дополнительные трудности для ее диагностики), разумеется, должны учитываться судом, причем не только в уголовном процессе при решении вопроса об ограниченной вменяемости ("не в полной мере осознавал..."), оценке психически беспомощного состояния потерпевших по делам о сексуальных правонарушениях, но и при рассмотрении гражданско-правовых споров, когда возникают сомнения относительно признания лица не в полной мере, ограниченно дееспособным, либо когда он по своему психическому состоянию "не был способен понимать значение своих действий или руководить ими" (ч. 1, 2 ст. 177 ГК), либо совершил сделку "под влиянием заблуждения" (ч. 1 ст. 178 ГК).

Так, к признакам отставания в психическом развитии в виде легкой умственной отсталости относятся2:

  • - слабость концентрации внимания, недостаточность понятийного аппарата, неравномерность темпа психической работоспособности, слабость ассоциативной памяти, непоследовательность, незрелость суждений;
  • - неустойчивость эмоций, недостаточная способность к самостоятельной регуляции юридически значимого поведения (что особенно важно учитывать в контексте рассматриваемой проблемы понимания. - Авт.), повышенная внушаемость;
  • - недостаточное усвоение морально-этических норм;
  • - переоценка индивидом своих возможностей, особенно в субъективно сложной ситуации;
  • - недостаточная способность целостного восприятия ситуации и анализа возможных препятствий;
  • - подверженность влиянию внешнего окружения, сниженный волевой самоконтроль поведения;
  • - "низкий уровень фрустрационной толерантности" (см., например, связь термина "такое состояние" с неспособностью лица руководить своими действиями - ч. 1 ст. 177 ГК); "склонность к агрессивно-насильственному способу разрешения межличностных конфликтов" и др.

Таким образом, при рассмотрении гражданско-правовых споров судом оценивается способность лица понимать или, иначе говоря, постигать смысл и значение возникшего деликта, прогнозировать возможные его последствия и давать ему адекватное правовое толкование. В подобных случаях огромное значение имеют интеллектуальный уровень развития субъекта и связанные с ним качества его мышления, интеллекта.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >