СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ МОБИЛЬНОСТЬ

Развитие человеческого общества с древнейших времен сопровождалось постепенным ростом социальной неоднородности - социальной дифференциацией, в основе чего лежали растущие потребности в разделении труда и в закреплении этого разделения. Тот факт, что разделение функций между членами группы повышает эффективность выполнения труда группой в целом, был отмечен людьми еще на заре истории. Поэтому закономерно, что неравенство (в самом широком смысле как "неодинаковость") существует во всех обществах. Более того, неравенство наблюдается не только внутри человеческих сообществ, но и среди других биологических видов.

Поведение ранних гоминид. Узнаем ли мы когда-нибудь истину об этом - ведь социальное поведение не может быть документировано по ископаемым остаткам. Тем не менее все большее число исследователей пытается реконструировать его с помощью данных из области социоэкологии приматов, этологии человека, социальной антропологии и палеоэкологии.

Сейчас можно говорить лишь о самой общей модели социальных отношений в группах гоминид, точнее, о принципах, ибо даже в пределах одного вида животных социальные структура и отношения могут сильно. У вида гориллы во многих группах имеется более одного самца, участвующего в репродукции. Социальная структура шимпанзе зависит от места обитания: популяции, населяющие границу саванны, в отличие от лесных сородичей образуют сплоченные и многочисленные сообщества, реже разбиваются на мелкие группки в поисках добычи. Вариабельность социальных структур обусловлена многим: экологическими условиями, временем года и реальными погодными условиями (например, небывалой засухой или обилием дождей), наличием соседних сообществ (т.е. плотностью популяции) или второй близкородственной группы, претендующей на сходные ресурсы питания. Так, в периоды сильной засухи стада павианов-анубисов формируют необычные для себя группировки, которые напоминают гаремы павианов-гамадрилов.

Немалую роль в социальной эволюции могут играть история конкретной группы и внутригрупповые традиции. Известно, что шимпанзе в природе сильно отличаются характером использования орудий, техникой добычи нищи, индивидуальными привязанностями взрослых особей. Чрезвычайно велика роль "личности" отдельных членов группы, в первую очередь - лидера.

Как видим, социальные структуры и отношения в сообществах обезьян действительно разнообразны. Поэтому вряд ли уместно строить однолинейные, жесткие модели социальной эволюции человека или основывать их на анализе поведения какого-либо одного вида приматов или только сообществ современных охотников-собирателей.

Различия в социальном поведении между видами (или популяциями) специалисты в области социоэкологии склонны объяснять, исходя из характера распределения пищевых ресурсов и репродуктивных партнеров в пространстве. Известно, например, что наземные всеядные (неспециализированные или преимущественно фруктоядные) виды приматов могут формировать большие группы, в которых существуют конкурентные отношения между самками за пищу и между самцами за доступ к самке.

Ближайшие родственники человека - шимпанзе и бонобо- патрилокальны: самцы проводят всю жизнь в той группе, в которой родились, а взрослые самки обычно переходят в другие группы. Однако при общем преобладании такой системы обмена особями некоторые самки обезьян проводят всю жизнь в родной группе. Если обратиться к этнографии, то выясняется, что некоторые традиционные человеческие культуры не патрилокальны, а матрилокальны, причем корни этой социальной организации весьма древние. Означает ли это, что матрилокальность появилась вторично, а все популяции гоминид были патрилокальны?

По мнению Фоули, патрилокальность обусловлена развитой системой кооперации между самцами и ее низким уровнем между самками. Значит, в жизни сообществ ранних гоминид социальные связи самок существенной роли не играли, зато тенденции к объединению самцов со временем усиливались, ибо это способствовало успеху в охоте и защите от хищников (а возможно, и от соседних сообществ).

С нашей же точки зрения, стабильность социальных групп ранних гоминид в значительной мере зависела от самок. Судя по результатам многолетних наблюдений Ф. де Ваала за колонией обыкновенных шимпанзе в Арнеме (Голландия) и Ч. Беша - в национальном парке Таи, самки способны формировать стабильные группы на основе родства и дружеских привязанностей.

Такая форма социального поведения присуща и карликовому шимпанзе. Бонобо отличаются от обыкновенного шимпанзе более высоким уровнем социальности как в отношениях между самками, так и между самками и самцами. Группы у бонобо в среднем больше, состав групп - постояннее, а вероятность внутригрупповой агрессии - меньше. Бонобо примечательны и высочайшим уровнем развития механизмов, которыми контролируется социальная напряженность. Последнее немаловажно для моделирования социальных отношений гоминид, ибо с развитием орудийной культуры конфликты внутри группы становились опаснее. Для их урегулирования бонобо используют не только элементы дружелюбного поведения - поцелуи, объятия и касания, присущие также и обыкновенному шимпанзе, но и сексуальные элементы, причем как во взаимоотношениях между особями противоположного иола, так и своего.

При патрилокальности у бонобо отмечены интенсивные, тесные и устойчивые связи между неродственными самками, возникающие благодаря многолетней личной привязанности. Этому могли способствовать или риск детоубийства (инфантицида) самцами, или необходимость объединения для поиска и добычи пищи. Когда ранние гоминиды встали на ноги и утратили клыки, то при наличии по соседству хищников тенденции к кооперации самок могли усилиться. Развитие дружественных связей между ними могло быть обусловлено также совместным выращиванием потомства.

Современные женщины, видимо, следуют в своих отношениях той же модели поведения. Во многих традиционных патрилокальных обществах жена, перейдя в дом мужа, устанавливает тесные связи с его родственницами, вместе с ними ведет хозяйство и воспитывает детей. Да и вообще девочки с раннего возраста склонны к дружественным отношениям, тогда как мальчики чаще образуют группы для повышения собственного статуса.

Из сказанного следует, что большая роль самок в социальных отношениях вполне совместима с патрилокальностью и подтверждается как приматологическими, так и этнографическими данными.

Средние размеры сообщества шимпанзе, бонобо и современных охотников-собирателей сходны (25-35 особей вместе с детьми), и нет никаких причин полагать, что размеры групп наших предков были иными. Не исключено также, что сообщества то распадались на небольшие группки, отправляясь на поиски пищи, то объединялись па ночевку или для сбора обильного урожая фруктов или орехов (позднее источником пищи могли быть туши убитых или отбитых у хищников животных).

Замечено, что наибольшей бывает сплоченность групп у тех представителей одного и того же вида (шимпанзе, павианы-анубисы, макаки-резусы и лапундеры), которые обитают в открытой местности с сухим климатом, в таких условиях в отличие от лесных экосистем шимпанзе, например, чаще всего образуют группы, в составе которых есть взрослые самцы, тогда как отдельные особи или группы без самцов исключительно редки. Причина такой трансформации присутствие хищников: чем выше опасность их нападения, тем больше самцов в каждой группе.

Не подлежит сомнению, что плейстоценовая фауна Восточной Африки изобиловала хищниками. Ранние гоминиды жили в непосредственном соседстве с саблезубыми тиграми, гиенами, гепардами и леопардами и не могли сравниться с ними ни в силе, ни в скорости. Именно сплоченность и большие размеры групп в первую очередь помогли адаптироваться австралоннтековым к этим условиям".

Итак, в основе любой социальной структуры, даже самой примитивной, лежат процессы социальной дифференциации. На протяжении истории социальные мыслители высказывали разные отношения к этому факту.

Вопрос "кто что получает и почему?" интересовал человечество всегда. Первые иудейские пророки, жившие за 800 лет до и.э., в частности Амос Михей и Исайя, неизменно порицали богатых и могущественных членов общества. Михей, например, обвинял за то, что те захватывали поля и дома своих соседей; были "исполнены насилия", требовали взяток и совершали бесчестные и вероломные поступки. Древнегреческие философы, в том числе Платон и Аристотель, подробно обсуждали институт частной собственности и рабства. В своем диалоге "Государство" в 370 г. до и.э. Платон писал: "Любой город, каким бы малым он ни был, фактически разделен на две половины: одна для бедных, другая для богатых, и они враждуют между собой". В индийских Законах Ману, составленных примерно в 200 г. до и.э., дано описание сотворения мира, в котором социальное неравенство считается ниспосланным богами для всеобщего блага. В англиканском гимне есть такие слова:

Богатый человек - в своем замке, Бедный человек - у его ворот. Бог поставил одного высоко, а другого низко И определил, кому чем обладать.

Таким образом, известны полярно противоположные взгляды на социальное расслоение: одни, подобно Михею и Платону, критиковали существующую систему распределения, другие, как брахманы, поддерживали ее.

Относиться к социальному неравенству можно, конечно, по-разному. Однако мы должны признать как объективную данность тот факт, что общественное разделение труда стало основой развития социальной структуры общества и обусловило появление таких социальных групп, как классы, профессиональные группы, сословия. Эту внутреннюю расчлененность общества и соответствующую социальную структуру экономически закрепили отношения собственности на средства производства. На большую роль разделения труда в жизни общества, в развитии материального производства и духовной культуры указывали классики социологической мысли О. Конт, Э. Дюркгейм, К. Маркс, П. Сорокин и др.

На вопрос, почему существует социальное неравенство, в истории социологии предлагались разные варианты ответов. Все сложившиеся в этой связи концепции можно разделить на два типа: функционалистские теории и теории конфликта.

Согласно структурно-функционалистскому подходу, наиболее четко сформулированному в 1945 г. Кители Дейвисом и Уилбертом Муром, социальное неравенство универсально и необходимо для поддержания жизни любого общества. Именно существование системы социальной стратификации приводит к тому, что индивиды занимают разные позиции в социальной структуре, а само наличие разных позиций диктуется потребностями общества. Общество должно, с одной стороны, мотивировать индивидов занимать разнообразные должности, с другой - готовить индивидов к деятельности, соответствующей этим должностям. Согласно представлениям Дейвиса и Мура, общество должно располагать, во-первых, определенными благами, которые могут использоваться в качестве побудительных мотивов для индивидов, во-вторых, способом распределения этих благ среди различных статусов. В качестве эмоционального стимула, побуждающего к заполнению всех статусов и к наилучшему исполнению ролей, выступает неравенство.

Сторонники теории конфликта, во многом основывающейся на идеях К. Маркса, придерживаются мнения, что стратификация выгодна и соответственно поддерживается не обществом в целом, а лишь теми индивидами и группами, в руках которых сосредоточена власть. Власть, как и владение средствами производства, оказывается весьма привлекательным фактором, за обладание которым группы и индивиды ведут постоянную непримиримую борьбу.

Под социальной структурой общества принято понимать совокупность устойчивых элементов социальной системы (институтов, ролей, статусов), обеспечивающих преемственность и устойчивость моделей поведения и социальных отношений во времени, а также систему связей и отношений, которые реализуются индивидами и группами людей по поводу экономических, социальных, политических и духовных условий их жизнедеятельности.

Социальная структура рассматривается в широком и узком смысле слова. Социальная структура в широком смысле включает в себя различные вилы структур и представляет собой объективное деление общества по различным, жизненно важным признакам. Наиболее важными разрезами этой структуры являются социально-классовая, социально-профессиональная, социально-демографическая, этническая, поселенческая.

Таким образом, к основным элементам социальной структуры общества можно отнести:

  • - классы, которые занимают различное место в системах общественного разделения труда, отношений собственности на средства производства и распределения общественного продукта;
  • - жителей города и деревни;
  • - представителей умственного и физического труда;
  • - сословия;
  • - социально-демографические группы (молодежь, женщины и мужчины, старшее поколение);
  • - национальные общности (нации, народности, этнические группы).

Социальная структура в узком смысле слова - это социально-классовая структура, совокупность взаимодействующих классов, социальных слоев и групп.

Что представляют собой такие социальные общности, как классы? При попытке попять их происхождение и сущность высказывались различные точки зрения.

Понятие "класс" происходит от латинского слова, что означает разряд. Впервые деление людей на особые классы было произведено римским императором С. Туллием, жившим в VI в. до и.э. Население Рима для удобства создания армии было разделено на пять классов в соответствии с имущественным положением людей. Позже понятие "класс" получило широкое распространение. Этим понятием обозначаются большие группы людей, па которые разделяется общество в определенные периоды его истории.

Итак, факт существования классов был известен еще в античную эпоху. Однако объяснения причин существования классов предлагались различные. Одни исследователи в качестве таких причин видели естественные, природные различия в умственных способностях людей. Другие за основу классового деления пытались принять различия в уровне дохода, в имущественном положении. Третьи считали, что различное положение в обществе обусловлено волей божьей.

Широкое распространение в прошлом получила теория, согласно которой классы возникли как результат насилия одних людей над другими, как следствие войн, захвата и порабощения одних племен другими. Эту теорию развивали историки времен Реставрации, позже ее сторонником стал Е. Дюринг). Конечно, и в период первобытного строя, и позднее происходили такого рода события, но само по себе насилие лишь ускоряло процесс расслоения общества, оно само было следствием, а не причиной появления классов.

Обобщив различные взгляды относительно происхождения и сущности классовой дифференциации, К. Маркс разработал материалистическую теорию классов, связав их возникновение и существование с развитием материального производства.

Классы возникли в период разложения родового слоя. Основной предпосылкой расслоения общества на классы явилось сочетание двух процессов: развития производительных сил и общественного разделения труда. Эти два процесса так тесно взаимосвязаны, что фактически можно говорить о них как о двух сторонах одного явления - общего развития производительных сил. Это развитие привело к отделению земледелия от скотоводства, а затем и ремесла от земледелия, к появлению прибавочного продукта и частной собственности, что и обусловило социальную дифференциацию людей, которая явилась основой для формирования классов. Поскольку решающим условием жизни и развития общества является материальное производство, постольку именно оно и составляет действительную основу деления общества на классы.

Развернутое определение классов дал В. И. Ленин в работе "Великий почин":

"Классами называются большие группы людей, различающиеся но их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы - это такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства".

В этом определении выделяются следующие основные признаки, по которым возможно определить принадлежность людей к тому или иному классу:

  • - место в исторически определенной системе общественного производства;
  • - отношение к средствам производства;
  • - роль в общественной организации труда;
  • - способы получения и размеры доли общественного богатства, которым реально располагает тот или иной класс.

Таким образом, В. И. Ленин считал, что при определении классов необходимо принимать во внимание несколько признаков. Главными признаками, по которым можно и нужно судить о принадлежности человека к тому или иному классу, являются прежде всего признаки экономические. Они в значительной мере обусловливают идеологические и психологические особенности, присущие представителям разных классов. Существенную роль в формировании классов играет и субъективный фактор: осознание классом своих интересов и создание им своих организаций.

В западной социологии особое место занимает теория социальной стратификации. Понятие стратификации позаимствовано социологами из геологии и обозначает систему признаков и критериев социального расслоения, неравенства в обществе. Ключевым понятием теории социальной стратификации является понятие страта (от лат. - слой, пласт) - основного элемента социальной структуры. Безусловно, когда речь идет о человеческом обществе, выделить составляющие его слои оказывается сложнее, чем классифицировать горные породы. Границы между социальными слоями нечетки и подвижны; в зависимости от критериев выделения страт (занятость, доходы, бытовые условия, образование, религиозные убеждения) их состав может сильно варьировать.

Ученые сходятся в том, что основой стратификационной структуры общества является естественное и социальное неравенство людей. Однако в вопросе, что именно служит критерием неравенства, их мнения расходятся. К. Маркс назвал таким критерием факт обладания человеком собственности и уровень его доходов. М. Вебер добавил к ним социальный престиж и принадлежность субъекта к политическим партиям, к власти. П. Сорокин считал причиной стратификации неравномерность распределения прав и привилегий, ответственности и обязанностей в обществе. Он же утверждал, что социальное пространство имеет и множество иных критериев дифференциации: ее можно осуществлять по гражданству, роду занятий, национальности, религиозной принадлежности. Наконец, сторонники теории структурного функционализма в качестве критерия предлагали учитывать социальные функции, которые выполняют те или иные социальные слои в обществе.

Обобщая предложенные классиками параметры, в качестве основных критериев социальной стратификации общества отметим: политический потенциал, выражающийся в объеме властных и управленческих функций; экономический потенциал, проявляющийся в масштабах собственности, доходов и в уровне жизни; социокультурный потенциал, отражающий уровень образования, квалификации и профессионализма работников, особенности образа и качества жизни, и, наконец, социальный престиж, являющийся концентрированным отражением названных выше признаков.

В современном обществе можно выделить три стратификационных уровня: высший, средний и низший. В экономически развитых странах средний уровень является преобладающим, придавая обществу известную стабильность. Внутри каждого уровня находится также иерархически упорядоченная совокупность различных социальных слоев.

К ним обычно относят следующие стратовые блоки:

  • - профессиональные администраторы;
  • - технические специалисты;
  • - предприниматели;
  • - интеллектуалы, занятые различными видами умственного труда;
  • - квалифицированные рабочие;
  • - неквалифицированные рабочие.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >