Индустриальное общество: другой — нарушитель нормы

Начало Нового времени — условная граница между окончанием Средневековья и началом индустриальной эпохи, которое связывают с Великими географическими открытиями, изобретением книгопечатания (и благодаря этому с рождением журналистики), развитием техники. Примерно е середины XVII в. эти процессы приводят к росту городов и промышленности.

Роль главной общественной ценности вместо традиции занимает здравый смысл, рациональность. В Англии, Нидерландах в XVII-XVIII вв. появляется парламентское правление, а монархии сохраняются только как церемониал. Век Просвещения утверждает рациональность как базовую ценность, и она становится главным принципом организации индивидуальной и коллективной жизни на несколько столетий. Высшие приоритеты теперь — норма, стандарт, порядок, дисциплина. И приоритет нормы означает, что устранение различий — благо.

Круг своих в индустриальном обществе расширяется за счет всех, кто соблюдает общепринятые нормы, признан нормальным независимо от места проживания. Зато кроме внешнего другого появляется внутренний другой — нарушитель правовой, моральной, физической, психической нормы: преступник, извращенец, пациент, безумец. Считается, что другой нерационален, неразумен, поэтому требует контроля: его лечат, воспитывают, исправляют, за ним следят, изолируют его от нормальных. Для этого появляются тюрьмы, больницы, интернаты и другие закрытые заведения. Существует и символическая изоляция: сделать другого невидимым для остальных. Так, в СССР считалось правильным не брать в семью ребенка, родившегося с заметными отличиями от нормы, врачи предлагали сразу отдать его в специальный интернат. Или были такие социальные группы, о которых никогда не писали в СМИ, как если бы такие люди не существовали (проститутки, нищие, политические заключенные и др.).

Российские СМИ сегодня тоже пишут о внутренних других. Иногда с негативной оценкой, как например, в тексте районной газеты, где нормальным большинством автор признает лишь тех, кто занят в сфере материального производства: Вся страна превратилась в один гигантский уездный город N, большинство граждан которого занимаются одним-единственным делом: куплей-продажей. Причем, количество продавцов давно превысило количество покупателей. ...Это покау россиян еще есть кое-какие деньги, обслуге есть кого обслуживать, но без материального производства все быстренько накроется крышкой. <...> Все вышеизложенное отнюдь не означает, что коммерческая деятельность должна быть предана анафеме. Другое дело, что в силу непонятной (или напротивсовершенно попятной) государственной политики это дело, как болото, засасывает людей, еще недавно создававших материальные, интеллектуальные и духовные ценности. Скоро останутся одни бизнесмены и бизнесвумены.

Но есть и немало текстов, в которых журналисты стремятся вызвать сочувствие и уважение к другим рядом с нами. Приведем цитату из текста о детях с особенностями развития: В Петербурге открыли первый в России региональный центр для детей с аутизмом (заголовок). На Васильевском острове открыли региональный центр для детей с расстройством аутистического спектра. По словам губернатора Георгия Полтавченко, это первый центр такого рода в стране. В центре будут учиться 79 детей: на первом этажедошкольники, на втором — ученики с 1 по 6 класс. В планах обустроить еще два этажа, где будут заниматься старшеклассники.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >