Практики формирования образа врага

Выбор и описание персонажей СМИ как врагов, даже простое их перечисление строятся, как мы уже сказали, по определенным правилам, жестким схемам. В контексте проблем толерантности мы перечисляем основные практики создания образа врага, чтобы сделать их очевидными, научить им противостоять, определять их функции.

О враге всегда говорят обобщенно, его не индивидуализируют, избегая конкретных деталей: 5 июня в Актобе несколько десятков человек ограбили два оружейных магазина, затем, захватив пассажирский автобус, попробовали атаковать воинскую часть. Атака была отбита, однако часть нападавших (по данным МВД Казахстана, их было не менее 27 человек) скрылась в неизвестном направлении. Представитель МВД Казахстана Алмас С аду баев заявил, что нападавшие, предположительно, являются «радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений». Чаще всего имена участвовавших в таких событиях так и не сообщаются в прессе, враг в лице конкретных преступников остается неизвестным массовой аудитории.

Неконкретность изображения врага важна еще и потому, что, как считается, для выполнения задач мобилизации аудитории конструируемый образ врага должен исключать детали, которые могут вызывать к нему сочувствие или уважение, часто его образ вовсе лишается человеческих черт: Нельзя дать этим гадам почувствовать, что они властны что-нибудь изменить в великом обществе.

Врага изображают абсолютно другим, поэтому он выглядит непредсказуемым, не подчиняющимся правилам, следовательно, с ним нельзя договориться: Никаких переговоров с убийцами, которые повинны в смерти стольких человек!

За счет неконкретное™ образа врага, акцента на непредсказуемости его действий усиливается ощущение исходящей от него опасности, и это его сущностная черта — опасность для всего сообщества своих, как это происходит, например, при сравнении врага с дьяволом или фашистами. Чувство опасности, исходящей от врага, у адресата журналистских публикаций вызывают номинации, указывающие на преступные действия или намерения: преступники, бандиты, убийцы. На опасность указывают и обозначения врагов как нечеловеческих существ: нелюди, дьявол, джинн, гады, бациллы. Пример устрашающей характеристики врага: Нам нужна победа в борьбе против Мирового Дьявола.

Когда конструируют врага, ему обязательно приписывают аморальность, следование антиценностям, чтобы подчеркнуть его радикальное отличие от своих, наших, которые по умолчанию предполагаются хорошими людьми: Эти европы навязывают нам педерастию, педофилию и прочий-прочийразврат. Речь о том, чтобы отбиться от этой духогубительной европейской идеологии. Вот, глянь на снимок, который только что сделан с экрана моего телевизора. Вот эта мерзость лезет в мой дом круглосуточно и со всех каналов. Она лезет в души наших детей, выжигая в них все хорошее.

Конструирование образа врага всегда призвано способствовать победе над ним, поэтому неизменно подчеркивается, что враг слабее тех, кто ему противостоит: Все равно самоуверенный и наглый враг понял свое поражение, сдулся и стал жалок.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >