Формирование самодержавной власти и крепостного права в России

Стремление к самодержавию проявлялось уже в правление Ивана III. В 1472 г. женитьба Ивана III на Софье Палеолог должна была стать обоснованием преемственности власти московских князей от византийских императоров. При Иване III вводится официальный титул «Государь Всея Руси», появляются атрибуты самодержавной власти — скипетр, держава, шапка Мономаха. В полный титул Ивана III были включены названия земель, вошедших в состав России; теперь он звучал как «государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

К эпохе Ивана III относятся и первые случаи использования великим князем титула «царь». Архиепископ Ростовский Вассиан в послании Великому князю Московскому Ивану III (1480) обращается к нему как к «великому Русских стран христьанскому царю». В 1489 г. Иван III отказался от предложенного императором Священной Римской империи королевского титула, указав, что «мы божиего милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а доставление имеем от Бога, как наши прародители, так и мы».

С 1497 г. гербом Российского государства становится двуглавый орел как символ преемственности традиций Византийской империи и власти византийских императоров.

Важную роль в формировании концепции русского государства и самодержавной власти сыграла теория «Москва — Третий Рим». Автор теории монах Псковского Елизарьева монастыря Филофей рассматривал Московское государство как духовного и политического наследника павшей в 1453 г. Византийской империи. В послании к Василию III Филофей обращался: «Подобает тебе, царю, сие держати со страхом Божиим». После присоединения Пскова (1510) Василия III стали называть царем. Победа иосифлян над нестяжателями способствовала укреплению самодержавной власти. Иосифляне провозгласили Великого князя наместником бога на земле.

При Василии III появляется «Сказание о Великих князьях Владимирских», где родословная Московских князей ведется от римского императора Августа: «Рюрик был из римского рода Августа-царя... а от великого князя Рюрика — великий князь Владимир, который просветлил Русскую землю святым крещением, а от великого князя Владимира — правнук его Владимир Всеволодович Мономах, которому византийский император Константин Мономах “послал честные дары” животворящий крест, венец царский, сердоликовую чашу и ожерелье. И с тех пор венцом царским венчаются великие князья владимирские, когда ставятся на великое княжение русское»[1].

Иван IV стал первым русским государем, над которым при венчании на царство (перенятом из Византии) было совершено церковное таинство миропомазания. С этого момента Великий князь Московский стал именоваться царем. До этого царями на Руси называли только императоров Византии и Священной Римской империи или золотоордынских ханов. Царский титул Ивана IV подтвердил и Константинопольский патриарх Иосаф соборной грамотой 1561 г., которую подписали 36 греческих митрополитов и епископов. В грамоте подчеркивалось, что «нынешний властитель московский происходит от незабвенной царицы Анны, сестры императора Багрянородного, и что митрополит Ефесский, уполномоченный для того Собором Духовенства Византийского, венчал российского Великого Князя Владимира на царство». «Обряд венчания соединял государя с народом в священный нерасторжимый союз, возлагавший обязанности на обе стороны. Государь брал обязательство защищать православную веру и подданных от внешних врагов, править “по правде и справедливости”, по-христиански, в соответствии с христианской моралью, а народ обязывался повиноваться»[2].

Вопрос о характере царской власти стал центральным в русской публицистике XVI в. И. С. Пересветов, автор «Сказания о Магмет-Салтане», обосновывал необходимость сильной самодержавной власти, опирающейся на служилое дворянство. В отличие от него, Иван IV доказывал свое право на любой произвол, рассматривая всех своих подданных как холопов: «а жаловати семя своих холопей вольны, а и казнити вольны же еемя».

В свою очередь, А. Курбский в письмах к Ивану Грозному и в «Истории о великом князе Московском» выступал против неограниченной самодержавной власти, считая лучшей государственной властью монархию с выборным сословно-представительным органом: «Царь должен искать доброго и полезного совета не токмо у советников, но и всенародных человек»[3].

Иван IV осуждал государственное правление на Западе: «Там цари своими царствами нс владеют. Русские же самодержцы изначала сами владеют своим государством!» В 1570 г. в письме английской королеве Елизавете Иван IV писал: «Мы чаяли, что ты на своем государстве государыня и сама владеешь. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и мужики торговые и о наших головах, и о чести, и о землях прибытка не смотрят, а ищут своих торговых прибытков»[4].

В летописях XVI в. («Летописец начала царства», «Никоновская летопись, «Книга Степенная царского Родословия») был изложен официальный взгляд на происхождение и характер самодержавной власти в России. В основе официальной концепции власти лежали 4 идеи: богоустановлен- ность власти, отцовский, патерналистский характер власти, царь — наместник Бога на земле и православное царство — гармоничный мир, управляемый богом и царем.

Легитимность царской власти в России обосновывалась родством Рюриковичей с императорами Рима и Византии и божественностью происхождения[5]. Участник Избранной рады, автор «Домостроя» Сильвестр писал: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие власти от Бога установлены». Иностранцы, посетившие Россию в XVI в., также отмечали эту особенность во взаимоотношениях между верховной властью и подданными. В 1549 г. Герберн- штейн отмечал: «воля государя есть воля Божья»[6].

Вместе с тем Московское царство в XVI в., внешне напоминая восточную деспотическую монархию, в действительности существенно отличалось от нее:

  • • наличием учреждений и институтов, ограничивающих власть царя (Земский собор, Боярская дума, Освященный собор во главе с митрополитом);
  • • ролью светских законов (источником права помимо царя были указы Боярской думы, приказов, церковные законы);
  • • слабостью чиновно-бюрократического аппарата, отсутствием регулярной армии;
  • • наличием крупной церковно-монастырской и боярской вотчинной собственности на землю;
  • • участием общества через представительные органы в государственном управлении и ограничением власти царя законом, традицией.

То, что русская монархия XVI в. была ограничена обычаем, законом и представительскими учреждениями, дает основание говорить о наличии элементов сословно-представительской монархии в России. Тип русской государственности в XVI—XVII вв., по мнению историка Б. Н. Миронова, можно назвать патриархальной монархией, внешне ограниченной аристократией, представительным учреждением и церковью, а внутренне — обычаем, традицией, законом, православной догматикой. Московский режим был народным и легитимным, народ отождествлял себя с царем[7].

Об этом свидетельствует тот факт, что образ Ивана Грозного как народного царя запечатлен во многих литературных произведениях XVI в., в том числе и в устном народном поэтическом творчестве — жанре исторической песни.

Таким образом, в XVI в. в России царская власть не была самодержавной (абсолютной). Причиной этого стали социально-экономические условия, сохранение старых патриархальных отношений, слабость чиновнобюрократического аппарата, отсутствие регулярной армии как опоры абсолютной власти монарха, необходимость поддержки царской власти со стороны общества и церкви.

Наряду с процессами объединения и централизации государства, становления самодержавной власти, шел процесс формирования крепостного права как результат развития феодальных отношений в России. В условиях восстановления и подъема сельского хозяйства в XIV—XV вв. наблюдаются новые явления в развитии феодальных форм собственности на землю, изменяется структура феодальной земельной собственности. Получает распространение поместная (условная) форма феодальной собственности на землю, которая активно развивается в условиях формирования единого государства и становления самодержавной власти.

Поместное служилое дворянство рассматривалось как социальная опора центральной власти в противовес боярству и вотчинному землевладению. Юридические основы поместного землевладения были закреплены в Судебнике 1497 г. и Судебнике 1550 г., по которым все земли делились на великокняжеские (черные и поместные) и не великокняжеские (боярские и монастырские). Таким образом, вся земля находилась в собственности либо феодального государства, либо феодалов.

Особую остроту борьба по вопросу феодальной собственности на землю приобретает во второй половине XVI в. Введение опричнины означало новый этап политики самодержавия в отношении к вотчинному землевладению. Опричниной Иван IV нанес удар по экономической основе могущества бояр, проводя массовую конфискацию боярских вотчин и передачу их служилому дворянству на правах поместного землевладения.

Одновременно с развитием феодальной собственности на землю шел процесс становления крепостного права в России. В XV в. значительная часть крестьян попала в феодальную зависимость («половники», «серебренники», «старожильцы», «кабальные холопы»). В середине XV в. стали составляться «данные книги», в которых крестьяне записывались за феодалом. В условиях единого государства возникла необходимость на законодательном уровне закрепить и регулировать сложившиеся между феодалами и крестьянами отношения.

Судебник Ивана III ограничил право перехода крестьян двумя неделями («Юрьев день осенний», 26 ноября), а также ввел пожилое в размере 1 рубля в пользу феодала в случае перехода крестьян. Судебник Ивана IV подтвердил «Юрьев день осенний», сократив сроки перехода и увеличив пожилое. В 1570—1580-х гг. страна оказалась в состоянии социально-экономического кризиса («поруха») в результате Ливонской войны и опричнины, что привело к резкому росту налогов, сокращению пахотных земель и бегству крестьян. Государство теряло налогоплательщиков, феодалы - рабочие руки. В этих условиях был взят курс на ускорение процесса закрепощения.

В 1581 г. были введены «заповедные лета» — годы временного запрета перехода крестьян в Юрьев день, в 1592 г. составлены писцовые книги, а в 1597 г. издан указ о пятилетием сыске беглых крестьян («урочные лета»). Таким образом, в конце XVI в. в основном оформилась система крепостного права.

  • [1] Литература Древней Руси : хрестоматия / сост. Л. А. Дмитриев; под ред. Д. С. Лихачева. М.: Высшая школа, 1990. С. 292—293.
  • [2] Миронов Б. Н. Социальная история России (XVIII — начало XX в.): Генезис личности,демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2 т. Т. 2. СПб.,1999. С. 117.
  • [3] Зезина М. Р., Кошман Л. В., Шульгин В. С. История русской культуры. М. : Высшаяшкола, 1990. С. 82—83.
  • [4] Юрганов А. Л., Каира Л. А. История России XVI — XV111 вв. М., 1998. С. 97.
  • [5] Миронов Б. Н. Социальная история России ... С. 116.
  • [6] Уткин А. И. «Россия и Запад: история цивилизаций». М.: Гардарики, 2000. С. 67.
  • [7] Миронов Б. Н. Социальная история России ... С. 125—127.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >