Вклад в отечественную и мировую науку и культуру

Огромным оказалось культурное наследие русского зарубежья. Его значение проявлялось не только в сохранении и приумножении национальных культурных традиций вне России. Не менее важным стало мировое значение русской науки и культуры, передача научных и культурных достижений другим странам и народам. В 1930 г. в эмиграции оказалось около 500 ученых, из них около 150 бывших профессоров российских университетов. В Праге, Париже, Белграде, Берлине, Софии, Харбине создавались научные общества, формировались специальные учебные заведения. Образованное в Париже Общество инженеров включало в свой состав свыше 3 тыс. членов. В 1920-х гг. в Праге, Белграде, Софии проходили съезды русских «академических организаций». В работе Пастеровского института в Париже принимал участие член Французской и почетный член Российской академии наук, один из основоположников отечественной микробиологии С. Н. Виноградский. Под руководством профессора В. К. Агафонова была разработана первая почвенная карта Франции, а в 1936 г. в свет вышла его монография «Почвы Франции». В Харбине работал профессор Т. П. Гордеев, изучавший геологию и биологию Маньчжурии.

Известен вклад русских ученых в развитие зоологии и ботаники. Член Французской академии наук К. Н. Давыдов опубликовал несколько монографий по сравнительной эмбриологии и фауне Индокитая. Профессор М. М. Новиков руководил кафедрой зоологии в Карловом университете в Праге.

Многие ученые получили мировую известность в области физики, математики, астрономии, химии, металлургии. В Париже жил и работал химик А. А. Титов. В области аэродинамики были известны изобретения члена-корреспондента Французской академии наук Д. П. Рябушинского. Особенно известны были изобретения авиаконструктора И. И. Сикорского. Еще накануне Первой мировой войны он получил мировую известность как конструктор первых в мире многомоторных самолетов «Русский витязь» и «Илья Муромец». Оказавшись в эмиграции, в США Сикорский стал основателем вертолетостроения. Астроном И. М. Стойко руководил Международным бюро времени. Разработки крупнейшего специалиста по электронной физике В. К. Зворыкина легли в основу создания телевизионной техники.

Международное признание получили труды профессора Стэнфордского университета С. П. Тимошенко по проблемам прикладной механики, сопротивлению материалов, теории вибрации. Его двухтомное сочинение «Сопротивление материалов», написанное в 1930 г., несколько раз издавалось в СССР.

Не менее важными оказались достижения русского зарубежья в области гуманитарных наук. В 1931 г. Белградским научным институтом были изданы «Материалы для библиографии русских научных трудов за рубежом», в которых перечислялись 7038 наименований различных публикаций за 10 лет. Около двух третей из них составляли работы по богословию, буржуазному праву, историографии. В Париже был создан Богословский институт при подворье преподобного Сергия Радонежского. В Праге и Харбине работали самостоятельные юридические факультеты. В 1925 г. в Париже открылся Франко-русский институт. В 1926 г. в нем училось 153 студента. Совет профессоров возглавлял здесь профессор русской истории П. Н. Милюков.

В 1925 г. в зарубежье выходило 364 периодических издания на русском языке. Большим влиянием пользовались такие издания, как «Возрождение», «Последние новости», «За Россию», «Часовой», «Иллюстрированная Россия». Заслуга в сохранении и приумножении Источниковой базы по истории Белого движения и эмиграции принадлежала Русскому заграничному историческому архиву и Донскому казачьему архиву, образованным при поддержке правительства Чехословакии в Праге. После 1945 г. материалы этих архивов были переданы в СССР и составили основу нескольких архивных коллекций Центрального государственного архива Октябрьской революции (ЦГАОР СССР), нынешнего Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ).

В чешской столице работал исторический семинар иод руководством академика Петербургской академии наук, специалиста в области истории Византийской империи Н. П. Кондакова. Опубликованные после его кончины «Труды» семинара составили 12 томов. Исследователь Древнего Египта В. С. Голенищев открыл несколько археологических памятников египетской культуры. Русские историки С. Г. Пушкарев, Е. Ф. Шмурло, А. А. Кизевет- тер разработали оригинальную концепцию изучения отечественной истории, основанную на внимании не только к государственным структурам и отдельным правителям, но и к истории общественного самоуправления, самоорганизации, особой «русской демократической традиции».

Несомненны заслуги плеяды русских философов. Особое место занимает творчество И. А. Ильина, отразившего в своих работах главные проблемы России и современного мира, опыт формулировки национальной идеи. Попытки творческого осмысления окружающего мира, метафизический поиск «высшего смысла бытия», широко распространенные среди российских философов в начале XX столетия, получили дальнейшее развитие в трудах С. Л. Франка, Н. А. Бердяева, протоиерея Сергия Булгакова, Г. Н. Трубецкого. В Париже работато «Братство Св. Софии», в работе которого продолжались исследования в рамках «софиологии», также сформулированные еще в начале XX в. последователями философии В. С. Соловьева. С. Л. Левицкий получил известность благодаря своим трудам по обоснованию философии «солидаризма», востребованного в политических программах НТСНП. Многие философы и публицисты пристальное внимание обращали на эволюцию советского общественного строя, видя в этом осуществление закономерного «перерождения большевизма» (Ф. А. Степун, Г. П. Федотов).

Международное признание получили труды русских ученых-экономи- стов, исследовавших различные проблемы промышленности, сельского хозяйства, финансов: А. Д. Билимовича, Б. Д. Бруцкуса, А. Н. Челинцсва, М. В. Бернацкого.

Выдающиеся заслуги имели представители творческой элиты. Под руководством С. П. Дягилева во Франции до 1929 г. проходили знаменитые «русские сезоны», особенно известные в области хореографии. Его наследие развивал известный балетмейстер С. М. Лифарь. Популярны были выступления хоровых и балалаечных ансамблей, исполнявших и русские народные, и классические музыкальные произведения. В Праге был хорошо известен русский хор под управлением А. А. Архангельского, насчитывавший в начале 1920-х гг. более 120 чел. Не менее популярны были и эстрадные певцы, среди которых особой известностью пользовались А. Вертинский и Н. Плевицкая.

Особое внимание у русских слушателей и многочисленных зарубежных зрителей вызывали концерты Ф. И. Шаляпина. Не меньший успех был у выступлений «первого пианиста мира», выдающегося композитора С. В. Рахманинова. Мировую известность имели композиторы А. К. Глазунов, И. Ф. Стравинский, А. Т. Гречанинов, Н. Н. Черепнин, балерина Анна Павлова, режиссеры А. А. Санин и Н. Н. Евреинов.

В области художественной критики, истории русской художественной культуры особое место занимает наследие А. Н. Бенуа. С 1926 до 1960 г. он жил во Франции, где написал многочисленные очерки, посвященные мастерам русской культуры. Его сын — Н. А. Бенуа длительное время работал главным художником театра «Да Скала» в Милане.

Среди художников — представителей русской эмиграции можно выделить К. А. Коровина, Н. К. Рериха. Коровин — пейзажист и театральный декоратор, развивал принципы импрессионизма в русской живописи. Рерих известен не только как художник, но и как оригинальный мыслитель, создатель философии синкретизма, объединения различных религиозных конфессий. Также следует отметить творчество портретиста и книжного иллюстратора Ю. П. Анненкова, декоратора Л. С. Бакста, книжного графика и театрального художника И. Я. Билибина, портретиста Ф. А. Малявина, абстракциониста В. В. Кандинского, графика и декоратора М. Шагала.

Богато и литературное наследие русского зарубежья. Современному российскому читателю уже хорошо известны неоднократно переизданные произведения эмигрантских писателей и поэтов. Среди них были люди разных убеждений. Можно выделить убежденного монархиста, бывшего донского атамана П. Н. Краснова, автора четырехтомного романа «От двухглавого орла к красному знамени». Яркая публицистика и литературная критика В. Ф. Ходасевича была обращена против идеологии советского пролеткульта. Религиозный опыт, история Русской церкви отразились на страницах книг Б. К. Зайцева. К истории «родной старины», сказочным мотивам обращался в своих работах А. М. Ремизов. Хорошо известны были произведения Д. С. Мережковского, М. П. Арцыбашева, Е. Н. Чирикова. В 1921 г. в Париже вышла книга фельетониста А. Аверченко «Дюжина ножей в спину революции», отразившая его критическое отношение к произошедшим в России переменам. В зарубежье продолжалось творчество талантливой поэтессы «серебряного века» М. И. Цветаевой.

Особо следует отметить творчество лауреата Нобелевской премии И. А. Бунина, умершего в Париже в 1953 г. В эмиграции Бунин написал роман «Жизнь Арсеньева», лирические новеллы, объединенные в сборнике «Темные аллеи», публицистические произведения, непримиримо критикующие события революции 1917 г. Продолжалось литературное творчество А. И. Куприна, создавшего несколько крупных произведений («Юнкера», «Купол Святого Исаакия Далматского»), Лирическим настроем, мягкими, задушевными настроениями отличалась проза И. С. Шмелева («Лето Господне», «Куликово поле», «Неупиваемая чаша» и др.).

Особую роль в эмиграции играла Русская православная церковь. В условиях оторванности от Родины для очень многих русских людей Церковь оставалась тем местом, вокруг которого собиралась «потерянная Россия», где бережно сохранялись национальные традиции, можно было услышать родную речь, получить напутствие, совершить необходимые требы. Но и в общественно-политической жизни Церковь в зарубежье не была пассивным зрителем. Заметное число (около 10%) священноначалия (епископы, архиепископы), оказавшиеся здесь, способствовали этому. Организационная структура Русской православной церкви за границей начала формироваться еще во время Гражданской войны, когда в мае 1919 г. в Ставрополе было создано Временное высшее церковное управление (ВВЦУ) Юга России. В его ведении было управление всеми епархиями, находившимися под контролем белых армий. Позднее об этом следовало дать отчет святейшему патриарху и Священному Синоду. Однако ожидаемого воссоединения не произошло, и уже в ноябре 1920 г. святейшим патриархом Тихоном было признано существование ВВЦУ. В эмиграции его возглавил старейший и весьма авторитетный иерарх — митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий). В ноябре — декабре 1921 г. по инициативе членов ВВЦУ в г. Сремские Карловцы (Югославия) прошли заседания I Всезарубежного церковного собора. При поддержке митрополита Антония Собор провозгласил политические лозунги, связанные с идеей восстановления в России династии Романовых, а также обратился к проходившей тогда международной конференции в Генуе с призывом поддержать «борьбу с большевиками». Подобные политические заявления не получили поддержки со стороны патриарха Тихона. Им было отдано распоряжение о прекращении работы ВВЦУ и о передаче епархиальной власти над русскими приходами в зарубежье митрополиту Евлогию (Георгиевскому). В сентябре 1922 г. Карловацкий Собор епископов принял волю патриарха и распустил ВВЦУ. Его заменой (до созыва Поместного собора) стал Архиерейский синод Русской православной церкви за границей. Просуществовав в разделении длительное время, Русская православная церковь за границей и Русская православная церковь Московского патриархата торжественно воссоединились 17 мая 2007 г., подписав Акт о каноническом общении.

История русского зарубежья 1920—1930-х гг., несомненно, является заметной страницей в общей истории России прошедшего столетия, заслуживающей пристального внимания и дальнейшего изучения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >