Социально-политическая жизнь

Методы «консервативного реформирования» нашли применение не только в экономике, но и в политической сфере. Последние годы правления II. С. Хрущева были отмечены небывалым за всю предшествующую историю СССР ростом массовых протестных выступлений населения. Они все чаще приобретали политический характер. Рост «коммунистического фундаментализма» в руководстве партии часто сопровождался стихийным «сталинизмом» масс.

Апелляция к прежнему вождю (Сталину) для многих была всего лишь своеобразной формой критики действующих лидеров, но отнюдь не стремлением вернуться в прошлое. Устойчивые сталинистские настроения сохранялись в партийном аппарате, многие представители которого выдвинулись именно в годы правления Сталина. В этих условиях Брежнев начал осторожную политику ревизии решений XX съезда КПСС. В романах, кино, научной литературе вновь стало звучать имя Сталина, часто - в положительных тонах.

Вместе с тем, вопреки расхожим сегодня оценкам, возвращения к сталинской модели не произошло. На XXIII съезде КПСС реабилитации Сталина не состоялось. Его имя стало предметом восхваления исключительно в неофициальной литературе. Официальные документы партии по-прежнему позитивно оценивали и XX, и XXII съезды КПСС, принятые на них решения.

Используя ностальгию по сталинским временам, режим лишь пытался отвлечь народ от переживаемых трудностей в экономике и социальной сфере. Более радикальная реанимация сталинизма была опасна для самой правящей верхушки, в том числе из-за возможного сопротивления со стороны либеральной интеллигенции, а также из-за вероятных осложнений в отношениях с Западом.

Полумерами ограничилось брежневское руководство и при пересмотре других идеологических ориентиров хрущевского десятилетия. По мере развития ситуации многим людям в стране становилась очевидной утопичность принятой при Хрущеве программы КПСС. В ней, в частности, провозглашалось, что в течение 20 лет, т.е. к 1980 г., в СССР будет построен коммунизм. Сохранение этого положения в партийной программе сулило в недалеком будущем банкротство всей официальной идеологии, и это притом, что именно незыблемость идеологии являлась важнейшим условием легитимности существовавшего в стране режима. Но и поспешный отказ от прежних обещаний также не обещал чиновникам от КПСС ничего позитивного. Результатом идеологического компромисса стала выдвинутая Л. И. Брежневым теория построения в СССР «развитого социалистического общества». Теория развитого социализма стала удобным прикрытием безволия и безответственности тогдашнего советского руководства.

Новые теоретические установки нашли отражение, в том числе, и при подготовке очередной советской Конституции, работа над которой началась в 1971 г. на XXV съезде КПСС. В мае 1977 г. Пленум ЦК КПСС одобрил подготовленный конституционной комиссией проект Конституции.

Опираясь на решения пленума, Президиум Верховного Совета СССР принял указ о вынесении проекта на всенародное обсуждение, в котором приняло участие свыше 140 млн чел., т.е. 80% взрослого населения страны. В общей сложности в ходе обсуждения было получено около 400 тыс. предложений, многие из которых были учтены при доработке Конституции.

Конституция 1977 г. начиналась с преамбулы. В ней в обобщенных, декларативных формах прослеживался исторический путь СССР. Его результатом провозглашалось построенное в Советском Союзе общество развитого социализма. Содержание преамбулы предопределяло содержание всех остальных глав и статей Конституции. Так, новый Основной Закон провозглашал основой социального строя, существующего в стране, общенародную собственность. Соответственно государство, существующее в СССР, определялось как социалистическое, общенародное, призванное выражать волю и интересы рабочих, крестьян, интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей страны.

Как и во всех предшествующих советских конституциях, Основной Закон 1977 г. в качестве политической основы государства закреплял Советы, но теперь они получали название Советов народных депутатов. По мысли авторов новой Конституции, это название должно было символизировать построение в СССР общенародного государства. В отличие от предшествующей конституционной практики, новая Конституция более подробно показывала политическую систему советского общества, включавшую в себя теперь не только государственные органы и общественные организации, но и трудовые коллективы.

Высшим органом власти в СССР Конституцией 1977 г. провозглашался Верховный Совет, состоящий из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета национальностей. Постоянно действующим органом Верховного Совета являлся Президиум Верховного Совета. Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти по Конституции оставался Совет министров СССР.

В Конституции 1977 г. гражданские права были существенно расширены, что продолжило прежнюю линию развития советского конституционного права. К прежним правам были добавлены право на бесплатное медицинское обслуживание всех без исключения граждан СССР, право на предоставление бесплатного жилища, право на свободное пользование достояниями культуры, право участвовать в управлении государственными и общественными делами, вносить предложения в государственные органы, свободно критиковать недостатки в их деятельности.

Впервые в практике советского конституционного законодательства в Конституции 1977 г. непосредственно закреплялся принцип социалистической законности в качестве одного из основных принципов деятельности не только самого государства и его органов, но и всех должностных лиц. В связи с этим, также впервые, новая Конституция предусматривала право граждан обжаловать действия любых чиновников, повинных в притеснении гражданских нрав, через суд.

Вместе с тем важной особенностью Конституции 1977 г. стало существенное расширение пределов конституционного регулирования. В новом Основном Законе рассматривались вопросы охраны природы, экологии, культурного строительства, внешней политики. Болес широко, чем прежде, в Конституции трактовались обязанности граждан.

Гражданам СССР вменялось в обязанность соблюдать Конституцию и законы, добросовестно трудиться, блюсти дисциплину труда, оберегать интересы государства, способствовать упрочнению его могущества, укреплять дружбу между народами, беречь социалистическую собственность, бороться с расточительством, содействовать охране общественного порядка, оберегать природу и памятники культуры и др. Особенно острой критике сегодня подвергается 6-я статья Конституции 1977 г., в которой КПСС провозглашалась ядром советской политической системы.

Таким образом, как и многое, что делалось политическим руководством СССР в 1970-х гг., принятие новой Конституции было подчинено логике «консервативного реформирования». В силу этого многие историки отечественного государства и права отмечают ее крайнюю противоречивость.

С одной стороны, в новую Конституцию вводились многочисленные нормы и положения, которые в старом Основном Законе отсутствовали. С другой стороны, сохранялась формальная преемственность с прежним советским правом, а большинство нововведений носили умеренный, ограниченный характер даже но сравнению с наработками в области конституционного законотворчества хрущевской эпохи.

Противоречивостью отличались и другие шаги брежневского руководства в социально-политической сфере. Постепенно груз ошибок накапливался, что приводило к росту в советском обществе противоречий. Население, особенно молодежь, критически относилось к происходящему, проникалось равнодушием к политике и официальной пропаганде. Разложение охватило верхи, живущие двойной моралью. Свое влияние оказывала и теневая экономика со своей криминализированной психологией, которая начинала все активнее проникать в общество.

Определенные сдвиги, породившие в обществе надежды скорых перемен, происходят после смерти Л. И. Брежнева (ноябрь 1982 г.), в период, когда генеральным секретарем ЦК КПСС становится Ю. В. Андропов. Находясь в прошлом на посту председателя КГБ, он немало потрудился над тем, чтобы создать в обществе благоприятное отношение к секретным службам, представить их как очаг чистоты и стабильности в подверженном порокам обществе. Эти усилия не прошли даром, и появление Андропова на высшей ступеньке власти большинством советских граждан было встречено одобрительно.

Деятельность Ю. В. Андропова (ноябрь 1982 — февраль 1984 г.) и его преемника К. У. Черненко (февраль 1984 — март 1985 г.) оценивается крайне неоднозначно. Свою деятельность Андропов начал с наведения порядка в высших эшелонах власти. Постепенно борьба за дисциплину была распространена на все общество, подчас приобретая крайние формы. Начались сдвиги в идеологии, экономике, социальной сфере.

Позже, после прихода на пост генерального секретаря ЦК КПСС Черненко, обновления замедлились, но и тогда руководство СССР инициировало различные широкомасштабные преобразования, в частности школьную реформу, ставшую последней крупной реформой советской эпохи. Вместе с тем в 1982—1985 гг. механизм торможения преодолен не был. Сама частая смена высших лидеров партии и государства дискредитировала существовавший режим.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >