На путях трансформации политической системы

Начало перестройки было встречено большинством населения СССР с воодушевлением. Голоса немногих скептиков не смогли заглушить растущие в обществе ожидания перемен. Но первоначально суть происходящего каждый понимал по-своему, поскольку в явном виде намерения реформаторов сформулированы не были. До сих пор многие исследователи утверждают, что никаких особых планов ни у Горбачева, ни у его команды не было, перестройка изображается как цепь ошибок и спонтанных решений, принятых под давлением политической конъюнктуры. Но подобные оценки перестройки сами политически ангажированы.

Руководители СССР, стоявшие во главе страны в период перестройки, настаивают на том, что они ясно понимали направленность и последовательность проводимых ими преобразований. Так, А. Н. Яковлев свидетельствует, что еще в начале перестройки им и Горбачевым был подготовлен план действий, в котором содержались основные направления намечаемых преобразований. Важнейшими из этих направлений являлись курс на многопартийность, рыночные отношения, трансформацию органов власти по образцу стран западной демократии. Яковлев сравнивал перестройку с Реформацией, поскольку в годы перестройки так же, как и в ту эпоху, происходили схожие по радикализму процессы: отказ от прежних культурных и моральных начал в жизни общества и создание новой модели общества.

В первые месяцы перестройки политические реформы развивались медленно: население не готово было к радикальному слому существовавших условий жизни, многие руководители, выдвинутые еще при Сталине, не желали слома советской модели развития. Рассчитывать на их поддержку не приходилось. Сам М. С. Горбачев первое время не обладал всей полнотой власти, поскольку занимал только высший партийный пост генерального секретаря ЦК КПСС, а на высший государственный пост председателя Президиума Верховного Совета СССР старой гвардией был выдвинут политик с непререкаемым авторитетом — А. А. Громыко. Опытный государственный деятель, Громыко скептически относился к радикализму Горбачева.

Похожая ситуация наблюдалась и на местах: реформаторские силы были немногочисленны, встречали непонимание у старых номенклатурных работников. Поэтому первые месяцы ушли у Горбачева на решение кадрового вопроса. Началась перетряска всего партийного и государственного аппарата. К 1987 г. было сменено 70% членов Политбюро, 60% секретарей областных партийных организаций, 40% членов ЦК КПСС, было заменено около 70% секретарей горкомов и райкомов.

Еще более масштабная перетряска проводилась в аппарате правительства. Из 115 членов Совета министров в 1988 г. осталось только 22, а в 1989 г. — 10. Когда же из правительства ушел Н. И. Рыжков, в Кабинете министров нс осталось ни одного министра старого состава. По многим показателям темпы и размах зачистки кадров за два-три первых года перестройки превзошли все то, что происходило в системе управления в 1930-х гг.

После того, как к управлению страной пришли сторонники проводимого Горбачевым курса перемен, реформы стали продвигаться существенно быстрее. Эпохальным событием, заметно продвинувшим перестройку в политической сфере, становится XIX конференция КПСС. Она проходила с 28 июня по 1 июля 1988 г. в Москве. На ней произошли серьезные столкновения между консерваторами и реформаторами. Правда, к этому времени было уже официально признано, что альтернативы перестройке нет, поэтому консерваторам приходилось излагать свои взгляды, используя реформаторскую риторику.

В конечном итоге принятые на партконференции решения были выдержаны в духе приверженности курсу перестройки и обновления. Из важнейших решений, касавшихся политической сферы, помимо поддержки гласности, следует выделить решение о реформировании высших органов государственной власти. Начатые на XIX партконференции политические реформы привели к созданию в СССР поста президента и существенной перестройке советских органов, а также системы выборов в них.

В декабре 1988 г. Верховный Совет СССР внес изменения в Конституцию страны. Высшим органом власти становился Съезд народных депутатов, из его состава формировался постоянно действующий двухпалатный Верховный Совет, выполняющий функции профессионального парламента. Помимо выборов в территориальных и национально-территориальных округах, внесенные изменения в избирательную систему предусматривали избрание 1/3 депутатов от различных общественных организаций но специально установленным квотам.

26 марта 1989 г. состоялись выборы народных депутатов но новой схеме. Они вызвали большой интерес со стороны общественности и способствовали укреплению реформаторской идеологии. От реформаторских сил на съезд народных депутатов оказались выбраны такие знаковые фигуры, как академик А. Д. Сахаров, Б. Н. Ельцин, А. А. Собчак и др. Глубина произошедших перемен со всей очевидностью проявилась во время I Съезда народных депутатов СССР, начавшего свою работу в мае 1989 г. На нем впервые за многие годы идет формирование самостоятельных от ЦК КПСС парламентских фракций. С радикальных реформаторских позиций выступала Межрегиональная депутатская группа. На позициях «советского фундаментализма» стояла депутатская группа «Союз».

Еще более мощный импульс демократическим переменам дали выборы народных депутатов республиканского уровня. На их волне политики новой, демократической формации не просто смогли войти в органы власти, но и сформировать в них большинство. По такому сценарию события разворачивались не только в Прибалтике, Закавказье, Молдавии, но и в РСФСР, где огромной популярностью пользовался Б. Н. Ельцин и другие представители демократического лагеря.

Вместе с переменами на верхних этажах власти серьезные сдвиги происходили и в самых глубоких слоях общества. Перемены эти выразились не только в раскрепощении общественного мнения. Необычайный импульс приобрела гражданская инициатива, что нашло отражение в возникновении множества общественных организаций и альтернативных политических партий. Не все из них несли в себе конструктивное начало, но сам процесс пробуждения масс в те годы вселял надежду на благополучный исход реформ.

В национальных республиках происходит становление различных «народных фронтов». В основу их программы закладывается не только полная поддержка перестройки, но и отделение от СССР. Многочисленные общественные организации возникают и в центре. Первой оппозиционной партией становится Демократический союз В. И. Новодворской, а первой альтернативной КПСС зарегистрированной партией — либерально-демократическая партия В. В. Жириновского. Политические партии пополнялись либо деятелями неформального движения, бурно расцветавшего в 1986—1988 гг., либо бывшими коммунистами, порвавшими с КПСС. Можно сказать, что второй этап перестройки становится временем формирования в СССР многопартийной политической системы.

В то же время происходит подъем рабочего движения. Оно не успело стать самостоятельной политической силой. Вместо того чтобы способствовать укреплению единства страны и решению насущных социальных проблем, рабочее движение периода перестройки сыграло существенную роль в разрушении планово-распределительной экономики и единого государства. Неспособность справиться с разбуженным рабочим движением стала одной из важнейших причин падения правительства Н. И. Рыжкова.

Постепенно процесс оживления политической инициативы со стороны общества стал сопровождаться и некоторыми негативными моментами. Особенно пагубными оказались противоречия национальной политики в годы перестройки. Первоначально в национальной политике реформаторов преобладали демократические лозунги. Но очень скоро к руководству национальными движениями приходят политики экстремистского толка. Первые столкновения на почве межнациональных отношений в годы перестройки вспыхнули уже в 1986 г. в Алма-Ате.

Позже крупные столкновения произошли между армянами и азербайджанцами в Нагорном Карабахе. В феврале 1988 г. армянское население этой автономии Азербайджана потребовало воссоединения с остальной частью Армении, что было использовано азербайджанскими националистами в целях разжигания межнациональной розни и привело к массовому кровопролитию в Сумгаите. Нерешительность и двусмысленная позиция Москвы привели к перерастанию этого конфликта в настоящую войну между двумя соседними народами. Похожие процессы происходили и в Молдавии со стороны той части молдавских политиков, которые ориентировались на присоединение своей республики к Румынии. Гонениям подверглось русское и гагаузское население. Преследованиям по национальному признаку подвергались русские в республиках Прибалтики. Происходившие в различных национальных регионах процессы привели к их последующему отделению от СССР.

Национальная политика М. С. Горбачева вызывала наиболее резкие замечания со стороны его противников и различных консервативных деятелей. Горбачев не мог не считаться с этим, поскольку ставился вопрос о его неспособности сохранить единство государства и о необходимости заменить Горбачева более опытным человеком. С целью выявить отношение народа к вопросу о сохранении СССР, а также идя на уступки консерваторам, Горбачев инициировал проведение 17 марта 1991 г. референдума о будущем союзного государства. Итоги референдума показали, что общество было настроено гораздо менее радикально, чем об этом можно было судить по газетным публикациям. В списки граждан, имеющих право участвовать в референдуме, было включено 185 647 355 чел., участвовало в голосовании 148 574 606 чел., или 80%. Из них за сохранение союза проголосовало 113512812 чел., или 76,4%.

Однако результаты референдума не были позже закреплены в конкретных политических решениях. Поиски форм «цивилизованного развода», как это называлось в те годы, были продолжены. 23 апреля 1991 г. в подмосковной резиденции Горбачева Ново-Огарево состоялась встреча руководителей 9 республик с президентом СССР. По их итогам было принято совместное заявление, названное прессой заявлением «9 + 1». Это заявление положило начало процессу, получившему название «новоогаревского». В его рамках развернулась подготовка нового союзного договора, по которому на месте прежнего союзного государства формировалась конфедерация — Союз Суверенных Государств (ССГ).

Некоторые участвовавшие в новоогаревском процессе республиканские лидеры готовы были подождать с провозглашением независимости своих республик в обмен на высокие посты в центре, но в целом подписание нового союзного договора означало бы исчезновение с политической карты мира такого государства, как СССР. Кроме того, шесть союзных республик отказались участвовать в «новоогаревском» процессе и стремились к немедленному выходу из единого государства. Никаких реальных шагов по предотвращению такого варианта размежевания бывших союзных республик на последних этапах «новоогаревского» процесса Горбачев не предпринимал, чем вызывал еще большую критику консервативных и коммунистических элементов.

Консолидация охранительных сил выразилась в создании Коммунистической партии РСФСР. До этого Россия была единственной республикой, не имевшей своей республиканской компартии. Против ее создания в свое время выступали еще такие разные политики, как Сталин и Троцкий. Позже идеи по созданию КП РСФСР инкриминировались деятелям, репрессированным по «ленинградскому делу». Образование своей компартии в самой большой союзной республике дало надежду консерваторам создать на ее базе альтернативу горбачевскому ЦК и его перестроечному курсу. Во главе КП РСФСР стал И. К. Полозков, имевший стойкую репутацию противника перестройки.

На этой волне происходит выдвижение и Г. А. Зюганова, ставшего главным официальным идеологом новой партии. При его активном содействии летом 1991 г. в печати появляется так называемое «Слово к народу», под которым поставили подписи крупные русские писатели Ю. В. Бондарев, А. А. Проханов, В. Г. Распутин, известный скульптор В. М. Клыков, певица Л. Г. Зыкина, генерал Б. В. Громов и др.[1] Либеральной общественностью оно было воспринято как манифест антиперестроечных сил. Процессы сопротивления Горбачеву стали нарастать в правительстве, Верховном Совете, даже в ЦК КПСС. Возникла реальная угроза его отстранения от власти через механизм демократических процедур.

В этой атмосфере непримиримости и произошло одно из самых противоречивых и трудных для понимания событий в новейшей отечественной истории — «августовский путч». Официальная версия сводится к тому, что группа ближайших сподвижников Горбачева попыталась сорвать «новоога- ревский» процесс, распад СССР и вернуть перестройку к первоначальным целям улучшения социализма.

Утром 19 августа 1991 г. заговорщики объявили о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению — ГКЧП. В него вошли высшие руководители страны — вице-президент, председатель правительства, руководители силовых ведомств, крупные хозяйственники. Они заявили о неспособности М. С. Горбачева «по болезни» выполнять свои полномочия. Против планов ГКЧП решительно выступило российское руководство: Б. Н. Ельцин, Р. И. Хасбулатов, А. В. Руцкой. Они объявили события 19 августа переворотом и призвали не подчиняться заговорщикам. Скоро стало очевидно, что путч провалился. После него последовал запрет КПСС, коммунистических газет, аресты и загадочные самоубийства видных советских чиновников. Инициатива в осуществлении реформ окончательно переходит от союзного руководства к республиканскому, от Горбачева к Ельцину.

Финальным актом существования СССР становится подписание 8 декабря 1991 г. в Беловежской Пуще лидерами России, Украины и Белоруссии соглашения о роспуске СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Соглашение подписывалось в глубокой тайне, вблизи от границы СССР — на случай, если Горбачев попытается противиться фактическому отстранению его от власти. Но этого не произошло. Вечером 25 декабря Горбачев выступил с заявлением по центральному телевидению, в котором сообщил, что в связи с образованием СНГ он прекращает свою деятельность на посту президента СССР, а через полчаса после его выступления над Кремлем красный флаг СССР был заменен российским триколором.

  • [1] Советская Россия. 1991. 23 июля.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >