Становление новой либеральной государственности

Одновременно с референдумом по новой российской Конституции 12 декабря 1993 г. проводились выборы в новый парламент страны. Бесспорным фаворитом в предвыборной гонке была партия власти — возглавляемый Е. Т. Гайдаром «Выбор России». Мало кто сомневался, что за «Выбор России» проголосуют больше половины избирателей. Однако большинство по партийным спискам на выборах в первую Государственную думу получила ЛДПР В. В. Жириновского. Немалый процент голосов получила КПРФ, что также было расценено как неожиданность.

Еще более оппозиционной по отношению к президенту оказалась вторая Государственная дума, выборы в которую состоялись 17 декабря 1995 г. Самую большую фракцию в ней имели коммунисты, тогда как либеральная партия «Демократический выбор России» не смогла преодолеть даже 5%-ный барьер. Вторая Государственная дума нередко выступала оппонентом президентской власти и даже запустила механизм импичмента, который, впрочем, не привел к желаемым для оппозиции результатам из-за отсутствия единства в ее рядах. Со своей стороны, президентская власть проводила политику без учета настроений, преобладающих в парламенте.

Важным в истории новой России становится 1996 г., когда в стране состоялись президентские выборы, проходившие по новой Конституции. В качестве претендентов на пост президента на них выступили В. В. Жириновский, Г. А. Явлинский, М. С. Горбачев, С. Н. Федоров и др., хотя главными участниками президентской гонки с самого начала становятся действующий президент Б. Н. Ельцин и его коммунистический оппонент Г. А. Зюганов. Это придавало выборам особый смысл: стране предстояло на очень длительную историческую перспективу определить вектор дальнейшего развития.

Однако интригой политического соперничества в этот период становится не только то, кто сможет победить на выборах, но и то, состоятся ли они. В окружении президента находилось немало влиятельных политиков, таких как руководитель его личной охраны А. В. Коржаков, склонявшихся к силовому варианту. Однако другие представители президентской стороны, такие как А. Б. Чубайс, полагали возможным победить, используя обычные иолиттехнологии, через систему выборов.

На каком-то этапе к силовым решениям склонялся и сам президент. По воспоминаниям бывшего министра внутренних дел А. С. Куликова, после того, как «красная Дума» 17 марта 1996 г. денонсировала беловежские соглашения, Ельцин принял решение о ее досрочном роспуске. Однако у коммунистов были сильные сторонники в армии и других силовых структурах. Страна стояла на пороге тяжелых потрясений. Поэтому многие сторонники президента выступили за поиски компромисса.

В результате роспуска парламента не последовало: линия А. Б. Чубайса и Б. А. Березовского возобладала, а Коржаков был отправлен в отставку. Но и коммунисты, оказавшись перед угрозой силовых действий президента, ощутимо снижают свою активность. Решение 17 марта 1996 г. становится для них своеобразным «звездным часом», пиком роста их популярности, после чего начинается постепенное, но неуклонное падение рейтинга коммунистического лидера.

Первый тур президентских выборов не смог выявить победителя, однако во втором туре Б. Н. Ельцину удалось сохранить свой пост, а с ним и проводимый политический курс. Чаша весов в пользу действовавшего президента во многом склонилась благодаря переходу в лагерь его сторонников генерала А. И. Лебедя. В первом туре выборов он занял третье место и от того, кого из основных кандидатов поддержат его избиратели, во многом зависел исход второго тура.

В ходе выборной кампании 1996 г. Лебедь старался демонстрировать свою «равноудаленность» как от Кремля, гак и от оппозиции. В его платформу были включены как либеральные ценности, так и многие требования, выдвигавшиеся коммунистами. В конечном итоге, получив от Ельцина пост секретаря Совета безопасности, Лебедь активно поддержал своего нового союзника. В результате Ельцину удалось получить часть голосов патриотического электората, что и предопределило поражение коммунистов.

Вместе с тем после президентских выборов 1996 г. накопившиеся проблемы все более настойчиво давали знать о себе. Слабое сердце, другие проблемы со здоровьем мешали Ельцин}' сосредоточиться на управлении страной. Все больше времени ему приходилось проводить на больничной койке. Исполнительную власть поразила министерская чехарда. Последовательно на посту премьер-министра сменились В. С. Черномырдин, С. В. Кириенко, Е. М. Примаков, С. В. Степашин, В. В. Путин.

Все настойчивей в общественных кругах заговорили о России после Ельцина. Но когда Б. Н. Ельцин назначил премьером бывшего руководителя спецслужб В. В. Путина, мало кто верил словам президента, что именно в нем он видит своего преемника. Однако это решение оказалось твердым и обдуманным. Уже будучи руководителем Правительства, В. В. Путин концентрировал в своих руках все большую власть и фактически превращался в неформального лидера государства, в то время как сам Ельцин все больше сосредотачивался на представительских функциях. Вокруг Путина идет консолидация политиков, готовых продолжать курс реформ.

По замыслу политтехнологов, планировавших замену Ельцина более молодым и энергичным политиком, такая рокировка должна была обеспечить преемственность верховной власти, снизить риск серьезных перемен в проводимом политическом курсе и команде реформаторов. Однако ослабление президента породило надежду у различных соперничавших группировок среди правящей в стране олигархической верхушки.

В качестве претендента на высшую должность в государстве в конце 1999 г. выдвинулся Е. М. Примаков. Свои амбиции были и у руководителя Москвы Ю. М. Лужкова. Союз между этими двумя лидерами создавал для ближайшего окружения Б. II. Ельцина, получившего в публицистике наименования «семьи», серьезную опасность. На какое-то время создалось впечатление, что победа Е. М. Примакова на президентских выборах гарантирована. К нему потянулись самые различные региональные лидеры, такие как президент Татарии М. Ш. Шаймиев, мэр Санкт-Петербурга В. А. Яковлев, президент Башкирии М. Г. Рахимов.

Меньшую, но тоже ощутимую опасность для «семьи» представлял и вечно оппозиционный лидер КПРФ. Кроме того, нельзя было исключить, что Зюганов также поддержит блок Примакова и Лужкова. Соответствующие симпатии лидер коммунистов проявил еще в 1996 г., пообещав в случае победы на президентских выборах включить в свою команду некоторых реформаторов, причем самому Лужкову прочили пост премьера.

В этих условиях важным этапом в консолидации новой партии власти становятся парламентские выборы в декабре 1999 г. Опытные кремлевские политтехнологи, прежде всего финансист Б. А. Березовский предложили президентскому окружению создать для участия в выборах новый избирательный блок «Межрегиональное движение “Единство”» («Медведь»). В него вошли некоторые известные в стране губернаторы, но основу избирательного списка составили не успевшие примелькаться фигуры, чей политический портрет можно было создавать с «чистого листа». Кремлевскими политтехнологами планировалось, что создаваемое ими объединение будет действовать в союзе с новым российским премьером Путиным, станет для него опорой в ходе грядущих уже президентских выборов.

Предвыборная кампания «Единства» велась настойчиво и агрессивно, с использованием всей мощи государственного телевидения и других средств информации, а также административного ресурса. Пресса рисовала «Единство» как партию патриотов, готовых поддержать правительство и навести в стране порядок. Поэтому успех этого избирательного блока был закономерен — в результате изнурительной гонки «Единство» получило второе место по количеству поданных за него голосов. Полным фиаско окончились выборы для блока «Отечество — Вся Россия» (ОВР), возглавляемого Е. М. Примаковым и Ю. М. Лужковым. Избирательный блок ОВР, рассчитывавший на половину или хотя бы треть голосов, с трудом набрал около 15% голосов. Преодолели 5%-ный барьер и создали небольшие фракции такие партии, как СПС, «Яблоко», ЛДПР. Вновь наибольшее количество голосов набрали коммунисты, но в общем раскладе они вместе со своими союзниками аграриями уже были гораздо слабее, чем в Думе прежнего созыва; из «красной» Государственная дума стала пропрезидентской.

Кроме «Единства» о своей поддержке Кремля заявили ЛДПР, СПС, депутатские объединения «Регионы России» и «Народный депутат». В дальнейшем оформился политический блок четырех умеренных фракций и депутатских групп: «Единства», ОВР, «Народного депутата», «Регионов России». ОВР и «Единство» объединяются в единую фракцию.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >