Информация, получаемая при первичном обращении родственников клиента

Часто первую информацию о состоянии и трудностях душевнобольного специалист получает от его родных и близких, которые обращаются за консультацией чаще всего, к сожалению, уже в острый период болезни.

Промедление в обращении за профессиональной помощью связано в первую очередь с некритичностью к своему состоянию больного, а также специфической недостаточностью осознания болезни у его близких. Всякий практикующий специалист знает о том, насколько типична невосприимчивость родных и близких к изменениям в поведении домочадца. Родственники готовы объяснить происходящее с ним самыми разнообразными причинами (несчастная любовь, травмирующие переживания, ранимость, тонкая душевная организация и т.д.) и находят порой весьма изощренные психологические обоснования его состоянию, исключая саму мысль о возможности психического расстройства.

Отчасти это обусловлено тем, что, находясь в непосредственном контакте с заболевшим и наблюдая его изо дня в день, родные привыкают к появляющимся странностям поведения. Этому способствует и более широкий диапазон эмоциональных и поведенческих реакций, а также в целом большая свобода самонроявле- ния, допустимая в общении с ближайшим окружением. К тому же манифестация психического расстройства может совпасть по времени с действительно важными событиями в жизни семьи (развод, переезд, тяжелая болезнь или потеря близких, пубертатный кризис). В этом случае оно может легко интерпретироваться как стрессовое переживание.

Причиной поздних обращений к специалисту могут быть и типичная неосведомленность родственников в проблеме психических расстройств, трудность понимания того, что болезнь может развиваться не только в соматической, но и в психической сфере, преимущественная оценка поведения как произвольного, осмысленного, подконтрольного, а также другие явные и неявные допущения и представления, касающиеся душевной жизни человека.

Важно также учитывать, что факт психической болезни у близкого является существенной психотравмой, а потому для признания патологической измененное™ его личности родным приходится преодолевать стойкие психологические защиты, в особенности при наличии глубоких эмоциональных привязанностей. Так или иначе, но мысль о психической болезни редко приходит в голову самим родственникам, и это делает сведения, получаемые от них, не всегда достаточно информативными.

Заочное консультирование родственников клиента с признаками психического расстройства обычно малоэффективно. Следует, однако, обратить внимание на такие сведения, получаемые от близких, как:

  • • «измененное™» поведения, фиксируемая во времени;
  • • возраст предположительно больного;
  • • особенности поведения, отношений, высказываний лица, вызывающего беспокойство;
  • • особенности его эмоционального состояния.

Необходимо прежде всего выяснить время появления симптомов, вызывающих озабоченность родственников: появились ли странности поведения недавно или они всегда были свойственны тому, о ком идет речь. Должны настораживать такие высказывания близких, как «...его будто подменили... я не узнаю своего ребенка...». Когда факт изменений фиксируется близкими, даже при том, что этим изменениям находится множество объяснений, есть основания предположить дебют психического расстройства.

Безусловно, важными являются и другие анамнестические сведения о клиенте. Полезной может оказаться следующая информация:

  • • прежние обращения к специалистам соответствующего профиля и их результаты, когда-либо ставившиеся клиенту диагнозы психических, неврологических расстройств;
  • • наследственность в связи с психическими расстройствами (наличие психических расстройств у кровных родственников) и другие факторы риска;
  • • наличие сходных эпизодов странного поведения в анамнезе, периодичность ухудшения состояния (в особенности при подозрении аффективного расстройства);
  • • наличие тяжелых соматических и неврологических заболеваний, органических заболеваний головного мозга и черепно-мозговых травм в анамнезе;
  • • особенности психического развития в детстве и подростковом периоде, позволяющие предположить общую нервно-психическую неустойчивость клиента (например, трудности школьного обучения, суицидные попытки в подростковый период), проблемы социальной адаптации в период взрослости (например, частые немотивированные смены места работы, иждивенчество);
  • • тяжелые психические травмы в анамнезе;
  • • особенности жизненного периода, предшествующего появлению странностей в поведении клиента, и др.

Необходимо учитывать возраст предположительно душевнобольного, поскольку разные возрастные периоды являются избирательно чувствительными в отношении развития и проявления разных психических расстройств.

Особенно тщательно следует расспрашивать родителей (родственников), когда речь идет о подростке. Необходимо уточнить, в чем состоят странности. Нередко близкие говорят о раздражительности, замкнутости, особых интересах, появившихся у подростка. При тщательном расспросе можно выяснить также круг его прежних интересов и увлечений, изменение его отношений с одноклассниками, успешность учебной деятельности. Анализ беспокоящих родителей высказываний и рассуждений подростка иногда позволяет обнаружить свидетельства искажений мышления. Весьма симптоматичным также является развитие недифференцированной отгороженности от окружающих, равнодушия, оппозиционности, иногда враждебности. Конечно, составить представление о характере «проблемы» при таком расспросе затруднительно, но предположить возможность заболевания эти сведения помогают.

Если обращение близких обусловлено озабоченностью состоянием взрослого или пожилого человека, характерными жалобами являются немотивированные или непонятные изменения образа жизни близкого человека (уход из семьи, увольнение с работы), появление странностей в высказываниях и поведении. Нередко сообщается о трудностях взаимоотношений с членами семьи, возросшей конфликтности, раздражительности, подозрительности. Родственники пожилых людей могут отмечать у них появление необоснованных, странных претензий, немотивированного недоверия, эмоциональной неустойчивости.

«Критический возраст», резкая и внезапная измененное™ поведения клиента, отчетливое впечатление его неадекватности, сходство жалоб и описаний родственников с клинической картиной того или иного психического заболевания позволяют предположить наличие психического расстройства.

Возможности заочного консультирования этим, собственно, и исчерпываются. Главным результатом такой консультации должна быть рекомендация обратиться к психиатру по месту жительства и разъяснения по процедуре этого обращения. Однако правильнее все же отказываться от заочного консультирования и настаивать на личном знакомстве с человеком, психическое состояние которого внушает опасения или озабоченность. Дело в том, что при заочном консультировании психолог, не располагая необходимыми сведениями, может допустить профессиональную ошибку, высказать неверное суждение или спровоцировать болезненные переживания у обратившихся.

Часто сами близкие отрицают возможность очного консультирования, ссылаясь па неспособность воздействовать на члена семьи (ребенка, супруга, родителя). Главными препятствиями являются, как правило, некритичное™ вызывающего беспокойство члена семьи к своему состоянию, его враждебность и закрытость по отношению к близким. В таких случаях психолог может лишь предупредить о возможных неблагоприятных последствиях промедления с оценкой психического статуса, поддержать родственников в стремлении организовать консультацию квалифицированного специалиста для своего близкого и предоставить необходимую для этого информацию.

Таким образом, заочное консультирование может рассматриваться лишь как первый шаг на пути к разрешению проблемной ситуации, описываемой родственниками. В благоприятном случае им все же удается убедить члена семьи прийти на прием. Нередки также случаи самостоятельного обращения лиц с психическими расстройствами к психологу. При этом важно иметь в виду, что для выявления наиболее тяжелых (препсихотических и психотических) состояний содержание предъявляемых клиентом жалоб малополезно. Акцент в данном случае обязательно должен делаться на результатах наблюдения непосредственно в ситуации обследования, на реакциях клиента в беседе, особенностях его высказываний, рассуждений и оценок.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >