Беседа

Как отмечалось выше, предметом интереса в беседе для психолога выступают жалобы, значимые анамнестические и биографические сведения, а также спонтанные высказывания, отражающие особенности суждений, системы отношений и личности клиента.

Важно отмстить, что само обращение клиента за психологической помощью, т.е. невозможность самостоятельно справиться с жизненными трудностями (либо болезнью), свидетельствует о недостаточном осознании или неправильном понимании им их существа и причин. Это с неизбежностью сказывается на содержании запроса клиента, предоставляемой им биографической информации, искаженность которых в его представлении можно считать пропорциональной степени нарушения психической деятельности. Зачастую почти бесполезным и дезориентирующим психолога является запрос клиентов, находящихся в предпеихо- тическом или психотическом состоянии.

Содержание запроса клиента с психическим расстройством часто определяет относительно случайный материал. Типичным заблуждением психолога-консультанта при расспросе является убежденность в том, что жалобы клиента и составляют существо его проблемы. В действительности, жалобы могут быть самыми разнообразными: неразделенная любовь, состояние хронической усталости и апатии, потеря смысла жизни, трудности в отношениях с родными и близкими. Нередко клиенты также говорят о проблеме ревности по отношению к супругу или партнеру, о неудачах в личной жизни, о трудных ситуациях выбора, об особом к себе отношении со стороны окружающих, о чувстве собственной неполноценности, о страхах и опасениях в повседневной жизни.

Возможность выявления психопатологического содержания проблемы клиента существенно ограничивается, если психолог, руководствуясь недирективным подходом, сразу принимает «запрос» клиента и пытается помочь в разрешении заявленных трудностей. Быстрое эмоциональное вовлечение в предлагаемую клиентом тематику часто не позволяет увидеть признаки логических искажений в подаче материала и заметить поведенческие особенности, указывающие на нарушения психического здоровья.

Известно, что в традициях психологического консультирования специалист занимает преимущественно принимающую позицию, ориентирован на сдерживание собственной активности, эмпати- ческое вчувствование в переживания клиента. Нисколько не умаляя важности такого поведения консультанта во взаимодействии с личностью, преодолевающей жизненные трудности и кризисы, следует отметить, что, как только возникает подозрение на психическое расстройство у клиента, поведение консультанта должно становиться и «диагностическим».

«Диагносгичность» поведения психолога предполагает целенаправленное наблюдение за поведением и целенаправленный расспрос клиента. Необходимость подобной активности определяется прежде всего тем, что при психических расстройствах (особенно психотического регистра) критика по отношению к болезненным явлениям отсутствует, и клиент вовсе не обязательно станет самостоятельно говорить о необычных переживаниях, беспокоящих его видениях, голосах, нарушениях сна, странных ощущениях в теле и т.д.

Цель активного расспрашивания состоит в том, чтобы, во-первых, убедиться в наличии или отсутствии тех симптомов психических расстройств, которые позволяют предположить рисунок поведения клиента, и, во-вторых, оценить с психологической и психопатологической точек зрения характер познавательной деятельности клиента, ее содержание, результаты и формальные характеристики. При подозрении на психическое расстройство все усилия консультанта должны быть направлены на оценку сходства поведения и мышления клиента с описанными выше симптомами и синдромами психического расстройства.

Расспрос традиционно начинается с анализа жалоб клиента, т.е. тех переживаний или трудностей, которые послужили поводом для обращения. Как отмечалось выше, не всегда их содержание является сутыо проблемы, однако высказывания клиента от этого не теряют свою ценность: в них могут обнаруживать себя болезненные явления, специфические тенденции в оценке себя и окружающего мира. Так, клиент может говорить о конфликтах с близкими, о веренице неприятностей, случившихся с ним в последнее время, о безвыходности ситуации в отношениях с любимым человеком и т.п. Однако при внимательном расспросе консультант может выяснить, что на фоне всех этих событий (или задолго до них) клиент стал испытывать усталость, апатию, неспособность сосредоточиться на работе. Попутно он высказывает сомнения в возможности благоприятного исхода (обесценивание будущего), сокрушается о допущенных им ошибках (идеи вины) и личных недостатках, мешающих в жизни (идеи самоуничижения). Не составит большого труда выяснить, что у клиента нарушен сон (он рано просыпается и не может потом уснуть), что во всем теле он испытывает напряженность и никак не может расслабиться, что за последнее время он похудел, потерял интерес к происходящему, что его перестало радовать то, что радовало раньше. Консультант заметит, что речь клиента замедленна, он говорит тихо, периодически шумно вздыхает, на глазах выступают слезы, лицо выражает страдание. К тому же он (или она) небрежно одет, представляется неухоженным. Все эти признаки должны навести консультанта на мысль о депрессивном состоянии клиента.

Нередко к психологу обращаются с жалобами на здоровье. Клиент при этом убежден, что болен серьезным и, вероятно, опасным соматическим заболеванием, утверждает, что обратился к психологу лишь по рекомендации врачей, пока, однако, не способных распознать его редкую патологию. При тщательно проведенном расспросе и наблюдении консультант сможет заметить проявления тревоги, выявить нарушения значимых отношений клиента, установить, что заболеванию предшествовал длительный период неопределенности и эмоционального напряжения. Все эти признаки позволят консультанту предположить тревожное расстройство, сопровождающееся нарушениями соматовегетативной регуляции, т.е. невротический характер страдания.

В беседе, особенно если она ведется консультантом целенаправленно, могут проявиться и более тяжелые расстройства психической деятельности, свидетельствующие о психотическом регистре нарушений. Например, клиент говорит о том, что он нашел, наконец, девушку, которую искал с детства, и страстно желает обрести ее взаимность, но та, не понимая его порыва, отказывает ему во встречах, жалуется на него в милицию, грубо отвечает ему на звонки, регулярность которых он тщательно выверил. Клиент в своем запросе призывает специалиста помочь в обретении взаимности девушки. В ходе беседы также выясняется, что клиент обладает необычными способностями предвидения будущего, что он, нигде не работая и не учась, планирует стать великим музыкантом и договаривается о записи своего сольного альбома для того, чтобы эта девушка, с которой он, кстати, не встречается уже более двух лет, смогла, наконец, оценить его чувства. Все эти рассуждения клиента должна наводить на мысль о бредовом состоянии (см. гл. 2).

Психотические расстройства нередко скрываются за переживаниями ревности, особенно если подобная проблема беспокоит человека пожилого, к тому же давно страдающего гипертонической болезнью. Типичными в таких случаях являются непоколебимая уверенность в измене, недоступность для переубеждения даже на основании объективных фактов, монотемагичность переживаний.

Жалобы клиента, его запрос могут представляться необычными и даже вычурными. Так, молодая женщина с яркой внешностью обращается за консультацией с целью развить в себе экстрасенсорные способности, которые она в себе давно ощущала. В процессе беседы выясняется, что по всем сферам жизни клиентка терпит фиаско: рушатся ее семейные отношения, она потеряла работу, выросший сын, единственная привязанность, ушел из дома и живет теперь отдельно. Стремление развить в себе экстрасенсорные способности клиентка объясняет необходимостью познания, которое только и позволит ей обрести уверенность и наладить свою расстроившуюся жизнь. Анализ поведения, содержания высказываний, эмоциональной реактивности свидетельствует в данном случае о тяжелом психическом расстройстве.

В профессиональные обязанности психолога-консультанта не входит диагностика психических расстройств, и тем более опасны и могут повлечь за собой непредсказуемые последствия попытки самостоятельно оказать психологическую помощь клиентам с психическими заболеваниями. Лечение неврозов, аффективных и психотических расстройств — прерогатива врачей-специа- листов (психиатров и психотерапевтов). Однако в силу указанных выше обстоятельств именно психолог-консультант в современных условиях зачастую оказывается первым специалистом, встречающим душевнобольного. От его компетентности, осведомленности в сущности и проявлениях психического расстройства нередко зависит судьба обратившегося за помощью человека.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >