Индуцированное бредовое расстройство.

Редкое бредовое расстройство, которое разделяется двумя или более лицами с тесными эмоциональными контактами. Только один из этой группы страдает истинным психотическим расстройством; бред индуцируется у других членов группы и обычно проходит при разлучении.

Первоначальный бред у доминантного лица и индуцированный бред обычно носят хронический характер и являются по содержанию бредом преследования или величия. Бредовые убеждения передаются таким образом лишь в особых обстоятельствах. Как правило, члены вовлеченной группы имеют между собой тесные контакты и изолированы от других языком, культурой или географией. Человек, которому индуцируется бред, чаще всего зависит от партнера с истинным психозом или подчиняется ему.

В МКБ-10 представлены следующие указания по диагностике индуцированного бредового расстройства (F24).

Диагноз индуцированного бредового расстройства может быть поставлен при условии, что:

  • а) один или два человека разделяют один и тот же бред или бредовую систему и поддерживают друг друга в этом убеждении;
  • б) у них имеется необычно тесное взаимоотношение;
  • в) имеются сведения, что бред был индуцирован пассивному члену пары или группы путем контакта с активным партнером.

Индуцированные галлюцинации редки, но не исключают диагноз. Вместе с тем, если есть данные, что двое людей, живущих совместно, имеют самостоятельные психотические расстройства, ни один из них не должен классифицироваться в этой рубрике, даже если некоторые бредовые убеждения ими разделяются.

Инволюционный параноид — психоз, часто встречающийся у женщин пожилого возраста, характеризующийся развитием систематизированных бредовых идей на фоне тревожно-подавленного настроения. Содержание бредовых идей связано с конкретными событиями обыденной жизни и не является чем-то необычным, фантастическим. Иногда высказывания больных производят впечатление правдоподобности и могут вводить в заблуждение. Часто это идеи мелкого ущерба: соседи крадут продукты, портят вещи и т.п. Вместе с бредовыми переживаниями у больных часто наблюдаются и галлюцинаторные проявления, чаще слуховые. Больные слышат шум за стеной, голоса, угрожающие им, осуждающие их действия и поступки.

Клинический пример

За консультацией обратилась женщина с жалобами на постоянное чувство напряжения, невозможность расслабиться, нарушения сна, трудности сосредоточения в повседневных делах. На этом фоне у нее отмечаются эпизоды повышенного артериального давления с ощущением головной боли, тошноты, разбитости.

Болезненные явления женщина связывала с переменами, происходящими в ее прежде спокойной жизни. Ее мать 60 лет недавно овдовела.

Оставлять пожилую женщину одну в другом городе клиентка не хотела и поэтому предложила переселиться к себе, даже освободила для этого комнату. Переезд состоялся, однако радость от воссоединения была недолгой. Мать вдруг стала сама покупать себе продукты, еду готовила себе в отдельной посуде, редко выходила из своей комнаты и неохотно пускала к себе даже внучку. Попытки поговорить и выяснить причины такого поведения матери заканчивались угрюмыми обвинениями: все ожидают ее смерти с целью завладения имуществом. Эти высказывания ничем нс обосновывались, но произносились уверенно и безапелляционно. Сложившаяся ситуация сильно угнетала и травмировала дочь, что и заставило се обратиться за помощью.

Мать пациентки оказалась маленькой, худощавой пожилой женщиной, большую часть времени проводившей в постели. Сначала она была напряжена и подозрительна, но после того как разговор зашел о ее молодости, увлечениях, трудовых успехах, стала доверчивее и определенно оживилась. Очень скоро удалось выяснить, что, но ее убеждению, дочь специально затеяла переезд, чтобы продать ее квартиру и присвоить себе все вырученные деньги. А чтобы исполнению замысла ничто не помешало, она собралась ее отравить. Поэтому ей и приходится, несмотря на свой возраст и недомогания, самой покупать себе продукты, отдельно готовить пищу, прятать ее в своей комнате, чтобы никто не смог подсыпать яду. Она замечает, что всякий раз, когда дочь или внучка побывают в се комнате, у нес обязательно что-то пропадает. Речь не идет о крупных вещах, но или пишущая ручка, или специально приготовленная булавка, или пуговицы из набора для шитья всегда неожиданно исчезают.

Обращает на себя внимание грубое и вызывающее обращение с дочерью, когда та хочет участвовать в разговоре или берется что-либо пояснить. Из дополнительных признаков болезненного состояния следует отметить нарушения памяти: больная очень хорошо помнит и обстоятельно рассказывает о событиях 20—30-летнсй давности, но при этом с трудом вспоминает дела текущей недели, плохо ориентируется в актуальных событиях, новостях.

Предложенное ей лечение долго и подозрительно обсуждала. Попросила записать ей точное название лекарства и порядок приема. Наотрез отказалась принимать лекарство, аналог предписанного, с другим наименованием. Стоило большого труда убедить се в том, что это разные названия одного препарата.

В описанном клиническом примере речь идет об инволюционном параноиде. Здесь на первый план выступает несистематизированный бред на фойе мнестических расстройств. По характеру бредовых идей — это бред мелкого ущерба. Содержанием такого рода бредовых идей могут быть и идеи ревности, и идеи преследования. Их отличительным признаком является несистематизированность, монотематичность, они распространяются, как правило, на ближайшее окружение и не бывают масштабными. Сопутствующие нарушения психической деятельности свидетельствуют об органических изменениях головного мозга.

Приведенный случай показателен в том отношении, что нарушения психического состояния обратившейся за помощью можно рассматривать как реакцию на хроническую психотравмирующую ситуацию, стрессовое переживание, причины которого лежали в сфере отношений с больным членом семьи. Понимание того, что особенности поведения больного человека не имеют психологического объяснения и тем более не обусловлены особым отношением, само но себе производит положительный эффект, устраняя причины переживания обиды и напряжения.

Зачастую простое и доступное информирование обратившегося за консультацией бывает достаточно эффективной формой психологической помощи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >